Мама, забери меня отсюда!

За два месяца армия превратила молодого парня-романтика в инвалида

В школе он писал неплохие стихи и мечтал стать военным. В профессии военного летчика Максим Александров видел свое призвание. Занимался боксом и легкой атлетикой, готовился поступать в высшее военное учебное заведение. На экзаменах в ИВВАИУ Максим недобрал один балл по физике. Но мечта детства неотступно вела юношу к цели — почти год Максим посвятил учебе в колледже гражданской авиации. 30 мая в кругу родных и друзей парень, у которого впереди была целая жизнь, отпраздновал свое 18-летие, а через несколько дней, 4 июня 2009 года, был призван в армию. Армия парня не пугала — как все романтики, юноша мечтал закалить характер, стать настоящим мужчиной. И считал, что с любыми проблемами можно справиться. Войска, в которые попал саянец, считаются элитными — подразделение спецсвязи Забайкальского военного округа.

«Проблемы с зубами»

...Два месяца Максим провел в госпитале — говорил, что возникли проблемы с зубами. То, что в части процветает дедовщина, сын не признавался до последнего — как мог оберегал родителей. Помощи попросил, только когда понял: однажды утром живым из казармы он не выйдет. Всего в госпиталь солдат попадал трижды. В первый раз — через десять дней после призыва, еще в учебке. Едва парень покидал лечебное заведение и вставал в строй, начинались новые пытки.

— Причем, — рассказывает мать Максима Инна Александрова, — в основном над солдатами издеваются старшие по званию. «Воспитывают» командиры подчиненных строго — дужками от кроватей и пинками. Бьют по голове, спине. Чтобы не оставлять синяков на теле, перед тем как наносить удары, накрывают подушкой или одеялом.

После очередных «воспитательных» мер Максим из госпиталя Читы санавиацией срочно был доставлен в военный госпиталь Санкт-Петербурга. Видимо, каратели перестарались — не рассчитали силу. Дужкой от кровати был нанесен сильный удар в левую часть головы, началось воспаление. Происшествие скрыть не удалось — мать молодого бойца буквально завалила начальство запросами и жалобами. Не остался в стороне и военком города Саянска, откуда ушел Максим защищать рубежи Родины, — вовремя помог женщине составить необходимые документы, получить достоверную информацию о сыне.

От боли не спит по ночам

Уже в Питере, куда вслед за сыном поехала мать, военный врач обмолвился, что, скорее всего, люди в форме просто заметали следы, потому и отправили солдата на операцию. Ведь вместе с жалобами в военную прокуратуру Забайкальского края Инна Ивановна прилагала медицинские документы, согласно которым сын ушел в армию совершенно здоровым парнем.

Более того, стало известно, что два сослуживца Максима Александрова пытались покончить с собой — вскрыли вены. Один мальчик «случайно» упал с вышки. Теперь он навсегда калека.

Через три месяца после призыва солдату Максиму Александрову в госпитале Санкт-Петербурга было сделано несколько сложнейших операций, в том числе расширенная биопсия с удалением опухоли на черепе, операция на носовых перегородках.

Серьезные травмы не могли остаться без последствий. Юношу постоянно мучают головные боли, тошнота, головокружение. Отмечается значительная потеря зрения. По словам врачей, происходит деформация лицевых костей, в любой момент доброкачественная опухоль кости может перерасти в злокачественную. От боли солдата не спасают даже сильнодействующие препараты — молодой человек практически не спит по ночам.

К службе годен!

Однако официально факты избиения военнослужащего и значительное ухудшение состояния здоровья Александрова во время несения армейской службы врачи Петербурга и Читы зафиксировать отказались. Согласно выписным документам военных лечебных учреждений, парень после перенесенных операций и при очевидной картине нарушения здоровья годен к строевой службе. Более того, в медицинской карте защитника Отечества врачи записали, что все болезни были приобретены юношей не полгода, а два года назад, то есть когда Максим еще учился в школе. Получается, медицинскую карту призывника, в которой ничего не говорится о тяжелейших диагнозах, можно считать документом второстепенным.

«И попробуй докажи, что в вооруженные силы ты проводила совершенно здорового ребенка», — разводит руками мать.

Бессилие — первое, с чем столкнулись родители военнослужащего, попавшего в беду. «Мы не могли добиться не то что содействия, но даже простых ответов на вопросы о здоровье и местонахождении сына», — рассказывают они.

Где найти правду и как наказать преступников, искалечивших судьбу не одному парню, если против людей выступает целая система с ее отписками, печатями и подписями, за которыми — неприкрытая ложь и безнаказанность?

«В армию сына я не отдам»

— Больше в армию сына я не отдам, — заявляет Инна Ивановна, которая буквально выкрала его, почти невменяемого, раздетого, с поезда. Максима после лечения в Питере отправили дослуживать (или погибать?) назад в часть — в ЗабВО. Просто посадили на поезд без сопровождения, денег и еды. На станции Зима Александровы сняли сына с поезда.

Несколько недель Максим провел дома в Саянске — проходил лечение в местной поликлинике, в поезде он простудился, заработал бронхит. На сегодняшний день солдат вновь находится в госпитале Читы.

— В госпитале, — рассказывает по телефону Максим, — сначала вообще лечения никакого не проводили. Со мной в палате лежат еще двое моих «коллег», или братьев по несчастью, на своей шкуре испытавших, что такое армия. Из лекарств давали один анальгин, долгое время доктора дружно говорили, что я здоров и годен к службе. Только вот голова бы не болела и обмороки прекратились — может, и сам поверил бы в эти байки. Сейчас доктора все-таки склоняются к мысли, что мне необходима демобилизация. Действительно, воин из меня теперь никудышный.

 «Отношение к ребятам, проходящим военную службу, просто шокирует, — рассказывает мама Максима. — К солдатам относятся как к скоту, беспредел в армии неприкрытый. Тяжелее всего ведь нашим сыновьям вынести даже не физическую боль, а те моральные унижения, которым они подвергаются. Ломается психика, ребята превращаются в неврастеников или садистов».

Дело солдата Максима Александрова сегодня находится в военной прокуратуре Читинской области — после долгих мытарств родителям солдата наконец удалось сделать шаг на пути к спасению своего ребенка. Но сколько еще предстоит пережить этой семье, этим людям, решившим рассказать свою историю, несмотря на все страхи и сомнения?

Загрузка...