Будни иркутского Интерпола

Чем занимаются оперативники международной полиции

Мы оказались в филиале Национального центрального бюро Интерпола при ГУВД по Иркутской области накануне Дня защитника Отечества, в обеденное время. И застали сотрудников этого загадочного отдела за совершенно мирным занятием. Сотрудник Интерпола Ирина Кузьмина, например, нарезала апельсинки к праздничному столу. А в самом кабинете о деятельности его работников напоминали разве что флажки с гербом международной полиции — земной шар на фоне меча и весов.

«Шпионы — не наш профиль»

— Мы не занимаемся военными преступлениями и правонарушениями расового и политического характера, — сразу развеивает стереотипы Сергей Нечаев, руководитель филиала национального центрального бюро Интерпола при областном ГУВД. — Наша основная задача — борьба с общеуголовной преступностью в сотрудничестве с органами уголовной полиции стран-участниц. Мы объявляем в международный розыск преступников, ищем пропавших без вести за рубежом граждан, занимаемся автотранспортом.

Иркутское отделение Интерпола находится в стадии формирования; сейчас в нем трудится четыре человека, но вскоре штат должен увеличиться до шести. Чтобы попасть на работу в Интерпол, одного высшего юридического образования маловато. Необходимо обладать существенным опытом работы в структурах УВД и уверенно владеть иностранным языком — английским или французским. Поскольку штаб-квартира центрального бюро Интерпола находится во Франции, в городе Лионе, французский язык добавился к основному английскому. Вся корреспонденция, все ответы на запросы приходят из центрального бюро в иркутский филиал на одном из рабочих языков.

Китайцы не спешат искать деньги Фондовского

На сегодняшний день в международном розыске находятся 12 человек, совершивших преступления на территории Иркутской области. Это мэр Слюдянки Василий Сайков, о котором неоднократно писала наша газета, иркутянин Сергей Андреев, которого считают заказчиком нескольких убийств, гражданин Колумбии Мендоса Перес Армандо Энрике, совершивший во время проживания в Иркутске мошенничество в особо крупных размерах, и другие.

В обязанности сотрудников Интерпола не входит расследование деятельности преступников, их задача объявить фигурантов уголовных дел в международный розыск, если на то есть основания. Любимые страны беглецов находятся на территории ближнего зарубежья, реже это государства Шенгенского соглашения. Особняком стоит Англия, где, как известно, вполне вольготно чувствуют себя опальные русские олигархи.

— С Англией у нашей страны нет двустороннего соглашения о взаимовыгодном партнерстве, не налажено сотрудничество по вопросам выдачи преступников, — говорит Сергей Нечаев. — С большинством других стран такое соглашение есть. Например, правоохранительные органы Чехии помогли нам задержать иркутского наркосбытчика по фамилии Незгозинский. Этот человек наладил в Иркутске настоящий наркотрафик и сбывал в больших количествах героин и опий.

Когда Незгозинский понял, что дело пахнет керосином, то перевез свою семью в Польшу и собирался на деньги, полученные от торговли зельем, начать новую жизнь. Но ничего не вышло, наркосбытчика задержали польские таможенники.

Оперативники Иркутска в свою очередь помогли задержать злоумышленника, совершившего преступление в Германии. Наш земляк обвел вокруг пальца педантичных немцев. В Германии он наладил продажу табачной продукции и сбежал из страны, едва пришло время расплачиваться с поставщиками. По информации немецкого Интерпола, этот гражданин находился у родственников в Иркутске, там его благополучно задержали иркутские милиционеры.

У оперуполномоченных иркутского Интерпола есть претензии к коллегам только одной зарубежной страны — КНР.

— С Китаем у нас приличный объем информационного сотрудничества, — говорит Сергей Семенович. — Многие наши запросы на предмет проверки юридических и физических лиц остаются без исполнения. Несмотря на то что КНР огромная страна, в ней всего одно подразделение Интерпола, где работает лишь несколько человек, не исполняющих или просто физически не успевающих обработать все запросы.

А между тем Китай, вернее китайские компании, фигурируют в деле Иркутского фондового центра. В свое время колоссальные объемы денежных активов ИФЦ переводились на счета несуществующих китайских фирм. Отследить их сейчас весьма проблематично, поскольку китайская международная полиция ни на один запрос иркутского Интерпола пока не ответила.

Дела о пропавших девушках

Также в круг задач иркутского Интерпола входит международный поиск людей. За десять лет поиском без вести пропавших отделению пришлось заниматься всего несколько раз.

В Интерпол с просьбой начать международный поиск человека обратились представители правоохранительных органов еще в 1998 году. Летом того года, прямо в день своего выпускного, исчезла девочка, в последний раз ее видели в районе автовокзала. Юная иркутянка пропала бесследно. Но как-то раз сестра выпускницы, штудируя Интернет, на рекламном сайте нашла фотографию младшей сестры, запечатленную среди других девочек. Сайт был зарегистрирован в Канаде, и специалисты Интерпола Иркутска отправили туда запрос, но информация не подтвердилась. Фотография этой девочки, обладающей незаурядной красотой, до сих пор находится в базе данных Интерпола. Но перспектив в этом деле, к сожалению, уже не видно. Вторую историю, в которой пожилая мать ищет единственную дочь, пропавшую из дома и не подававшую о себе вестей много лет, представители Интерпола обещают рассказать в ближайшем будущем. Тем более что в этом деле как раз есть надежда на долгожданную встречу измученной горем матери и ее дочки.

Транспорт

По словам сотрудников Интерпола, одним из наиболее перспективных направлений деятельности является поиск автомобилей, похищенных за рубежом. Ежегодно в Иркутской области всплывает более 10 автомобилей, которые числятся в угоне той или иной зарубежной страны. Это машины дорогих марок — «Тойота-Лэнд-Круизер, «Порше-Кайэн», «Ауди», которые их владельцы купили не у официальных дилеров, а с рук. Новым хозяевам дорогих авто приходится расставаться с краденым транспортом.

Метки:
baikalpress_id:  23 392