Вынесли приговор подросткам, изнасиловавшим ребенка

Над двенадцатилетним ребенком измывались двое суток, а он боялся подставить своих мучителей

27 декабря 2008 года пятеро подростков собрались в зимовье, расположенном на берегу водохранилища. По официальной версии — на рыбалку. На самом деле — чтобы поквитаться с двенадцатилетним Сашкой за неоплаченный долг. На приглашение пацанов пойти с ними Сашка сначала ответил отказом. Но мальчика заверили, что к должнику нет никаких претензий. Он поверил. И зря.

Под клей «Момент»

На место пацаны пришли под вечер. Первым делом растопили печь, достали припасенное вино и тюбики с клеем «Момент». Главное развлечение этого вечера было еще впереди. И к нему стоило подготовиться. Пили и дышали все, в том числе и будущая жертва. Костя Иванов, тот самый, кому Сашка был должен, сидел рядом с должником. Надышавшись, он убрал от лица целлофановый пакет и с лету, без предисловий ударил соседа по лицу. «Бейте его все!» — скомандовал предводитель.

Били с удовольствием. В пылу страсти старались изо всех сил. Мальчишка плакал, просил не трогать его, но это только раззадоривало. Когда зачинщик, а вместе с ним и остальные угомонились, Сашка вышел из зимовья на улицу, чтобы стереть кровь с разбитого лица и немного прийти в себя. Когда он вернулся в сторожку, все продолжилось. Только в этот раз старался один Иванов, свита наблюдала.

Двенадцатилетний ребенок плакал, умолял отпустить его, обещал, что ничего никому не скажет, но все слова были тщетны. Утро следующего дня для Сашки началось с побоев. А потом родилась идея изнасиловать мальчишку. Его толкнули на лавку, двое удерживали, третий насиловал. Потом менялись местами. К ночи, закончив с физическими измывательствами, малолетки пригрозили: «Расскажешь кому-нибудь, убьем!» В том, что все будет именно так, потерпевший уже не сомневался. К вечеру двое — 11-летний Юрчик и Георгий Иванов, старший брат главного изувера, — ушли домой. Оставшаяся троица продолжила развлечения: били и измывались над подростком до тех пор, пока не устали. 29 декабря около 12 часов и мучители, и их жертва побрели обратно в поселок.

Бабушка попросила не рассказывать ей всего

Сашка с малолетства рос у бабушки. Мать пьянствовала и бродяжничала. Тяга к бродяжничеству со временем проявилась и у сына. Бабушка, привыкшая к отлучкам внука, не переживала, в милицию не обращалась. Не стала бить тревогу и тогда, когда он, избитый и полуобмороженный, вернулся домой. На ее расспросы, почему весь синий, ответил, что побили городские парни. Этого оказалось достаточно. В больницу бабушка внука не повела, покормила и уложила спать. Ночью Сашка подпрыгивал и кричал: «Уходите, мне больно, уходите!» Но и этому она тоже большого значения не придала.

Скоро глаза на произошедшее ей раскрыла инспектор по делам несовершеннолетних. В ответ бабушка попросила инспектора не рассказывать ей подробности, так как у нее проблемы со здоровьем, она не может этого слушать.

Скоро к бабушке явились родственники юных изуверов с деньгами на лечение и просьбой о прощении. К чести бабушки, от денег она отказалась. Уже когда шло следствие, малолетки сами не раз пытались умилостивить свою жертву — деньгами, телефоном, новеньким велосипедом. Дело к тому времени уже было в прокуратуре.

Шло расследование туго. Дело строилось на одних показаниях. Прошло достаточно много времени. Все следы преступления, в том числе и синяки от побоев, исчезли. Заключение судебно-медицинского эксперта тоже играло против потерпевшего. Экспертиза проводилась 11 марта 2009 года, спустя два с половиной месяца после преступления, и потому ничего не выявила.

Непросто было и на допросах. Даже с Сашкой. Он не хотел говорить, не хотел вспоминать весь пережитый кошмар, не хотел огласки. Но правда, хотя и не сразу, все же выплыла наружу: самый юный из садистов, 11-летний Юра, решил похвастаться перед кем-то из своих знакомых. И слух пошел гулять по поселку.

«Что я, своих буду сдавать?»

Подследственные в ходе разбирательств не раз меняли показания. Иванов в судебном заседании свою вину не признал, от дачи показаний отказался. И не он один. И только один обвиняемый свою вину признал полностью. В суде предпочел отмолчаться, но указал, что подтверждает показания потерпевшего. Но даже сам потерпевший, когда его спрашивали, почему он умалчивает о каких-то фактах, выдал: «Что я, своих буду сдавать?» На суде родители выгораживали своих детей. Больше других за сыновей билась мама братьев Ивановых: «Они не могли, это неправда», — настаивала она. Ей вторили другие, но судья, выдержав пресс, все же вынес обвинительный приговор.

Решая вопрос об окончательной квалификации действий подсудимых, он пришел к выводу, что действия подсудимых были охвачены единым умыслом, сформированным заранее. Выслушав стороны, допросив законных представителей, исследовав материалы уголовного дела, суд пришел к выводу, что «справедливым наказанием в целях восстановления социальной справедливости, их исправления и предупреждения ими новых преступлений будет только лишение свободы».

Согласно приговору, двое получили наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, один — четыре года воспитательной колонии. Один из мучителей, 11-летний изверг, не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности. Еще один подросток при издевательствах присутствовал, но участия в них не принимал, потому также уголовной ответственности избежал.

Автор благодарит коллектив Усть-Илимского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Иркутской области за помощь в подготовке материала.

Загрузка...