Жеребца убили

На Иркутском ипподроме чистокровной английской лошади нанесли смертельное ранение и оставили умирать

Чистокровный английский жеребец Бам, пусть даже хромающий на одну ногу, был гордостью Иркутского ипподрома. Как и положено жеребцу с шикарной родословной, Бам слыл дерзким, характерным, темпераментным и в случае чего мог покусать или даже лягнуть обидчика. Осенью 2008-го он случайно сломал ногу, но из-за своей беспомощности, кажется, стал еще более любим сотрудниками ипподрома. Впрочем, не всем по душе пришелся сам факт существования раненого животного. Недоброжелатели твердили, что лошадь не выживет, требовали ее усыпить. А когда Бам пошел на поправку, живодеры от разговоров перешли к делу...

Расправа

Расправу над несчастным животным неизвестный учинил утром 22 января этого года. Бам, как обычно, стоял в своем деннике в гамаке, удерживающем его от неловких движений и новых травм. Левая передняя нога Бама с трудом заживала после перелома. Неизвестный открыл дверь и нанес несколько ударов, причем не в больную, а в здоровую правую ногу, пустил кровь.

— Этот человек прекрасно знал, куда надо бить, — рассказывает сотрудница ипподрома Татьяна Уколова. — Целились в вену, которая у лошади в этом месте бывает шириной в два пальца.

От былой раны и новой нагрузки, которая пришлась на здоровую ногу, мышечная ткань на ней увеличилась, стала толще жировая прослойка, и нож не достиг цели. Жокей Ирина Козлова пришла проведать Бама ближе к полудню. Она собиралась поправить сползшую попону у лошади. В такую холодную зиму Бама жалели и накрывали, чтобы ему было теплее. Рану Ирина заметила не сразу. Уже потом, обнаружив сгустки крови и намокшую подвязку, она, задыхаясь от ужаса, звонила Татьяне и описывала в подробностях увиденное.

По правде сказать, Бама и в этот раз надеялись спасти. Собралась комиссия из четырех ветеринаров, принялись зашивать рану. Но, видимо, страданиям жеребца суждено было закончиться. У Бама вскрылись прошлые раны. Обе передние ноги были ранены, на них он стоять уже не мог. Чтобы не продолжать мучения животного, его усыпили.

Убили свои

Уже потом, когда первоначальные страсти улеглись, настало время призвать к ответу убийцу Бама. С самого начала версия с проникновением на ипподром чужака не рассматривалась.

— Это исключено, — уверена Ирина Козлова. — Посторонний человек не может пройти на ипподром незамеченным. Ключи от ворот только у своих. Кроме того, тот, кто ранил Бама, имел представление об особенностях лошади, знал ее повадки.

У девушек возникли некоторые подозрения.

— Раньше он находился в другом отделении, так там люди чуть ли не с транспарантами ходили, требуя усыпить Бама, — рассказывает Татьяна Уколова. — Нас обвиняли в издевательствах над лошадью, говорили, что Бам не жилец, а мы его только мучаем.

Но сотрудницы как могли выхаживали жеребца. Ирине приходилось ночевать с Бамом в деннике чуть ли не на сене. Особенно трепетно относились к нему, когда он ходил недели две-три в гипсе. Любое его резкое движение могло привести к многочисленным переломам. Об участии Бама в скачках речи, конечно, не было. Но как производитель он вполне мог сгодиться.

Сейчас на ипподроме назревает серьезный конфликт. Недоброжелатели теперь уже погибшего Бама ведут собственное расследование.

— Некая группа сотрудников грозится начать встречное разбирательство, хотя мы вслух никаких имен не называли, — поясняет Татьяна. — Для нас вся эта ситуация дика и непонятна.

Между тем обидчикам Бама, если таковые найдутся и их вину удастся доказать, грозит серьезное наказание, связанное с лишением свободы. По факту ЧП на ипподроме заведено уголовное дело.

Метки:
baikalpress_id:  23 353
Загрузка...