Я кричала: «Пули летят!»

Братчанка вспоминает о военном детстве каждый день

Сколько себя помню, самым любимым собеседником в нашей семье была тетя Галя... Галина Ивановна Иванова. Когда она приходила в гости, я первым делом готовила чай, и мы начинали долгий разговор о том о сем, и обязательно — о Великой Отечественной. Тете Гале было всего семь лет, когда началась война. Пропущенные первые годы в школе, постоянные переезды с места на место, без вести пропавший отец... Казалось бы, более печального и тяжелого детства представить невозможно. Но Галина Ивановна никогда не жалуется, а о тех страшных временах рассказывает как о подвиге. О подвиге народном и личном...

Бологое, Бологое...

Тетя Галя родом из Тверской области. Есть там небольшой, но знаменитый городок Бологое, расположенный между Санкт-Петербургом и Москвой.

— В военные годы город занимал стратегическое положение, — рассказывает тетя Галя. — Здесь находилась крупная узловая станция, через которую везли беженцев, раненых. Немцы с первых дней войны пытались захватить важный и для нас, и для них железнодорожный узел. Бологое должно было стать плацдармом для наступления на Москву. Однако город удалось спасти от оккупации. Всю войну немцы совершали регулярные налеты на Бологое: по приказу высшего немецкого руководства городок должны были стереть с лица Земли. Но эти планы так и не осуществились.

— Отец мой воевал на финской войне, человек был опытный, поэтому его сразу же забрали на фронт. Уже через два месяца никаких весточек от него не поступало, так до сих пор и не знаю, как он погиб, — продолжает Галина Ивановна.

Страшные болота

Тетя Галя до войны собиралась в первый класс, но уже с первых дней войны стало ясно, что в школу она пойдет еще не скоро.

— Регулярные бомбежки начались уже в июле 41-го. Помню, как загорались яркие ракеты в ночном небе. После этого мама меня с братом уводила в подвал. Потом мы узнали, что это предатели подавали знаки фашистам, когда к станции подходили эшелоны с ранеными. Немцы тут же направляли самолеты, бомбили узел. Тут же наши дорогу восстанавливали.

Потом, уже после войны, к болотам, которые окружали станцию, детвора боялась подходить не один год.

— Когда немцы били по эшелонам, раненые солдаты, окровавленные, обезумевшие от боли и страха, бросались в эти болота. Сколько там погребено людей, никто не знает.

Встреча с немцами

В это первое лето войны много ужасов перевидали местные жители. Но вот первая встреча с немцами отложилась в памяти тети Гали по-особенному.

— Эшелон с пленными встал на нашей станции. Глядим — немцы сидят. Чистенькие такие, гордые, настоящие офицеры. Никакого страха в лицах, никакого сожаления. Они ели, а мы на них голодными глазами смотрели. Ближе к осени женщин, стариков и детей начали эвакуировать из «проклятого Бологого», как называли город позднее немцы.

— Нас направили в село Максатиха, а потом в Березайку в соседней, Калининской области.

Особенно запомнилась Галине Ивановне дорога из Бологого в Максатиху. Автомобилей тогда не было, народ везли на лошадях, запряженных телегами.

— Нам, детворе, даже весело было: ехали спешно, тряслись. Отъезжая от города, мы только видели, как началась бомбежка, а я кричала: «Пули летят!» Только это не пули были, а огромные снаряды.

Коровья нога

В Березайке семью Ивановых поселили в дом из двух комнат. Жили там 12 человек.

— Мне запомнилось, что мы постоянно дрова воровали у местных жителей. Все время холодно было, уже осень наступила, а у меня одно платьице. Ни валенок, ни тулупа. Еще мы часто переезжали из дома в дом: все время жили с какими-то новыми людьми. Так два года промаялись, в школу я так и не пошла.

В 43-м году семья Ивановых приняла решение вернуться в Бологое.

— Там школу восстановили, все-таки город большой. А в этих селах, где мы жили, школ не было. Вот мать и решила вернуться. В городе, так и не захваченном немцами, еда хоть какая-то была. Так мы отправились назад. Пойти в первый класс Галине Ивановне удалось только в 44-м году. А до этого — снова скитания, бараки, бомбежки.

— Вспоминаю такую историю: в скотный двор прилетел снаряд. Мы где-то рядом с ребятней в окопах сидели. От животных останки на несколько метров разлетелись, так мы, маленькие еще, дистрофики, кинулись эти куски собирать. Как я ногу от коровы утащила, не знаю, только мы ее потом всем домом неделю ели.

Первые школьные годы запомнились особенно ярко. Училась Галя с жадностью, но почему-то ей все время было стыдно.

— Я была 10-летним переростком, дистрофиком, а за партами сидели обычные дети-первоклашки.

В Братск — водителем

Впрочем, последние годы Бологое Галина Ивановна вспоминает с какой-то особой ностальгией.

— Да, был голод, были бомбежки, но в городе был порядок. Тот хлеб, который нам полагался, выдавали, никто не пытался что-то украсть, кого-то обмануть. Люди были по-настоящему сплоченными, и мы чувствовали поддержку нашей власти. Не то, что сейчас. Я помню, когда мы в Бологое приехали, нам сразу жилье определили, не надо было ни у кого ничего клянчить. Мне одежду зимнюю выдали, валенки. Мне из военного детства даже вкус мороженого запомнился. Значит, было и мороженое. Можно было жить!

После войны, проучившись еще немного в средней школе, Галя отправилась в Вышний Волочек работать на ткацкой фабрике. Но учебу не бросила: жажда к знаниям у нее осталась на всю жизнь. Вечерняя школа, техникум, работа. А потом отправилась в Братск работать водителем, строить город.

— Вся страна сюда, в Сибирь, ехала, все силы на промышленную стройку были брошены. А в Бологом работы было мало, платили копейки. В 50-е годы там вовсю свирепствовал голод. Так что я и мать, и брата перевезла сюда, в Братск.

Чтобы помнили

Сегодня Галина Ивановна на заслуженном отдыхе, только в прошлом году в возрасте 75 лет она оставила работу. Энергии, силам, интересу к жизни этой женщины можно только позавидовать. Когда у нас дома появился компьютер, она первым делом взялась за его освоение. По сей день дома у тети Гали хранится большая библиотека, с ней запросто можно поспорить о русской классике, истории.

Она никогда не расстается с газетами, а в былые годы, что особенно приятно, любимым изданием у нее была «Советская молодежь» — один из «родителей» газеты «СМ Номер один».

Мы с Галиной Ивановной очень благодарны газете, а также Байкальскому банку Сбербанка России за то, что они дали нам возможность подготовить этот материал к 65-летию Великой Победы.

— Для меня очень важно, что люди небезразличны к тем событиям, к тем, кто пережил войну, — считает Галина Ивановна. — Я очень надеюсь, что мои племянники хотя бы по моим рассказам передадут эту историю своим детям, внукам. Так история и должна передаваться из поколения в поколение. Так только, относясь с уважением и почтением к давним событиям, мы сможем достойно прожить жизнь.

Метки:
baikalpress_id:  12 414