Как украинцы покоряли Сибирь

Старожилы Тихоновки ждут перерождения родной деревни

В 1910 году в деревню Тальяны, что на берегу реки Иды, пришли переселенцы с Украины. Повинуясь Столыпинской аграрной реформе, они по железной дороге проехали практически через всю Россию. Среди них был и протоиерей Тихон, который освятил свободный от коренного населения берег. В честь него деревню и назвали Тихоновкой. Среди первых, кто пришел на эти земли, была семья Даниленко. Их потомок, Мария Яковлевна, родилась здесь спустя девять лет и в ноябре прошлого года отметила 90-летие. Сегодня она самая пожилая жительница Тихоновки.

Красных не любили

— Родители рассказывали, что по реформе ехали со всем скарбом в столыпинском вагоне. Первые годы жили в землянках, шалашах и балаганах. Народ в основном пришел зажиточный, крестьяне крепкие, многие господам служили, так что в революцию красных здесь не очень-то жаловали.

Господские правила в семьях тихоновских крестьян сохранились до сих пор. Например, сын Марии Яковлевны Николай Андреевич часто приезжает в гости из города и до сих пор называет маму на вы.

— С этим всегда было строго. Нас было пятеро, и к родителям всегда с большим почтением относились, — говорит он.

Много было верующих, и, по признаниям местных жителей, даже в советские времена от своей веры здесь никто не отрекался.

Коммуна и белые бандиты

Революцию и коллективизацию здесь встречали неохотно. Не то чтобы сопротивления серьезные были, но расстрелы и убийства никого не вдохновили на строительство большого и светлого будущего.

— Тут много было сторонников белых, белогвардейские банды образовались под предводительством семьи Черепановых, потом Кочкин орудовал. А в деревне один мужик был, поддерживал красных. Так этого мужика на речку повели и вместе со всей семьей из 13 человек расстреляли у всех на глазах. Я совсем маленькая была, но воду красную запомнила, — вспоминает бабушка.

Банда Кочкина еще долго разоряла крестьян, вплоть до 30-х годов. А между тем разорять зажиточных переселенцев и так было кому.

— Помню, сначала была коммуна пролетариев у нас. В эту коммуну тащили все, что могли отобрать у крестьян. Тогда так считалось: есть лошадь — значит, кулак. Если две коровы держишь — значит, кулак. А соседа нашего вообще арестовали за то, что он веялку припрятал.

Как закалялся характер

Дальше история Тихоновки как две капли воды похожа на истории многих других деревень Сибири. Голод, адский труд, война, тыл, снова голод. Горечь утрат близких, отцов и братьев.

— В военные годы я возглавила женскую тракторную бригаду. Муж с первого дня войны на фронт ушел, а вернулся в конце 45-го, еще в Японии успел повоевать. Так и работала, не зная ни отдыха, ни радости. Все отдавали фронту.

Обо всех этих достижениях ветеран тыла, ветеран труда Мария Яковлевна рассказывает вовсе без пафоса и гордости. Напротив, сожаление и горечь проскальзывают в ее голосе, отражаются в глазах:

— Все, что мы здесь пережили, никогда не рассказать. Много всего было. Все так быстро менялось...

Сначала на Украине жили, потом за сладкими пряниками поехали в суровую Сибирь, а получили кнут, суровый, грубый... Но никогда эти люди не отчаивались, верили и трудились. Так закалялся тихоновский характер.

Бесплатный хлеб — впечатление на всю жизнь

После войны Мария Яковлевна вышла замуж, пошли первые дети.

— Я уже на сносях работала на тракторе, все меня не отпускали. В один день я не вышла, сил не было, так меня судить хотели за то, что коллектив бросила.

Дети для семьи Даниленко стали настоящими помощниками. Уже с 6 лет сын Николай Андреевич подрабатывал на птицеферме, доил коров, а в 14 лет пошел учиться на тракториста.

— Тогда все работали за трудодни, только на эти трудодни тоже ничего не получали, 500 граммов хлеба в сутки на взрослого и по 200 — на детей. Поэтому я, как только подрос, сразу работать пошел. Здесь все так начинали, народ-то зажиточный был, любовь к труду ничем не вытравишь. За счет этого только и выжили, — рассказывает Николай Андреевич. — А уже при Хрущеве в Тихоновке появился первый бесплатный хлеб. Это, пожалуй, одно из самых ярких воспоминаний детства, когда приходили с отцом в столовую, а хлеб лежал на столах, есть можно было столько, сколько захочется.

Живем своим кругом

Как ни странно, но в Тихоновке очень много людей, которые родились здесь и прожили всю жизнь, приезжих почти нет. Сегодня все их надежды связаны с возрождением родной деревни. Вот и Мария Яковлевна, несмотря на преклонные годы, в город к детям перебираться не хочет. Сейчас ее поддерживает внучка Настя, которой в деревне очень нравится, несмотря на то, что сегодня Тихоновка стала совсем другой.

— Заняться здесь особо нечем, народ в основном пьет, работать негде. Но молодежь учится, школа здесь хорошая, много прихожан в нашем знаменитом храме, — рассказала Настя.

В Тихоновке практически нет фермерских хозяйств. Был фермер Рыбкин, но он так и не смог развить производство птицы, которое планировал несколько лет назад.

Люди потянулись к святому Уару

Но держится село на храме Святого Уара, в который мы, естественно, не могли не заехать. Церковь знаменита тем, что здесь можно молиться о некрещеных. Храм силами местного предпринимателя восстановили всего несколько лет назад, за последние годы он привлек не одну сотню прихожан.

— Недавно здесь ремонт хороший сделали, иконы новые освятили, — рассказывает служительница храма Светлана. — С каждым годом паломников все больше приезжает. Летом из Израиля группа была. А главное, что местный народ к нам в церковь потянулся. Такого праздника Крещения, как в этом году, мы давно не видели. Живет деревня.

Метки:
baikalpress_id:  12 413