Ленинград — Ладога — Свирск

Нелегким был этот путь для жительницы деревни Дубки Ломоносовского района Ленинградской области. Эвакуировали семьи партийных работников, руководителей хозяйств, в т. ч. Андрея Петровича Масконина, сам он в это время защищал город на Неве — Ленинград. Отец работал до войны председателем колхоза, а после призыва воевал на Ленинградском фронте.

Эльвира Андреевна Данилова рассказывает, что, когда они ехали по льду Ладоги, лед крошился под колесами, а сверху бомбили фашисты. Много машин с людьми, оборудованием затонуло во время переправы на «большую землю».

Затем эвакуированных блокадников посадили в теплушку и через Урал, Западную Сибирь — на восток. Эльвира Андреевна рассказывает:

— Нас начали кормить только в вагоне, а до этого даже паек не давали в деревне, считалось, что у деревенских должно быть все свое. Много умирало людей, на каждой станции выносили трупы, а оставшиеся родственники не знали, где могилки их близких и дорогих. Ехали долго, пропускали эшелоны с боеприпасами, военной техникой, обмундированием, продуктами, следующие на запад, на фронт.

Наконец-то благополучно, с мамой, Евдокией Иосифовной, и двумя младшими братьями Эльвира добралась до станции Черемхово. Отправили их по разнарядке в ближайшую деревню, приняли их жители хорошо, помогали чем могли. Мама работала на полях, где растили урожай для фронта, для победы. К зиме их перевезли в Свирск в барак, на временный жилой участок, где жили репрессированные.

Мама работала, дети учились, ждали отца с фронта, хотя переписки не было. Оказывается, отец им регулярно писал письма в деревню Дубки, письма там хранились на почте. Однажды туда, проезжая мимо, зашел двоюродный брат Владимир, увидел письма от дяди и сообщил ему, что вся его семья жива и невредима и ждет его в Свирске.

И вот спустя несколько лет после войны в комнату их барака рано утром зашел солдат, обнял, поцеловал жену Евдокию, дочь, а младшие сыновья не узнали его, так как одному было четыре года, другому два, когда война разлучила их. Прибежали соседи, радовались все, что вся семья в сборе, никто не погиб, Господь хранил их. Незаметно Эльвира подросла, заневестилась, вышла замуж за Николая Максимова, хорошего парня из многодетной семьи. Родили трех детей: двух дочерей и сына.

Сыну не было еще и четырех лет, когда муж умер. Осталась вдова с тремя детьми на руках. Работала в гостинице завода «Востсибэлемент» директором. В то время батарейками и аккумуляторами снабжали весь Советский Союз, командировочных было много. Создать уют для приезжих — это целая наука, сейчас в институте этому учат (гостиничный сервис). Эльвира Андреевна справлялась с этим очень хорошо!

И родители, и братья не вернулись на родину в Ленинградскую область, решили жить не разлучаясь в ставшей им матерью Сибири. Приехал однажды в Свирск в командировку специалист Министерства атомной и энергопромышленности Николай Тихонович Данилов и влюбился с первого взгляда в Эльвиру Андреевну. Предложил ей руку и сердце, она после долгого размышления согласилась, дети поженились, появились внуки. Зарегистрировались в Свирском ЗАГСе и поехали молодожены в Москву. Жили в мире и согласии. Но недолго. Умер от инфаркта второй муж. Вернулась вдова к детям в Свирск и на свое место в гостиницу.

В 1990 году приехал в командировку с запада Анатолий Алексеевич Жаворонков, увидел Эльвиру Андреевну, влюбился и предложил замуж. Долго не соглашалась избранница, говорила, что уже старая, 60 лет. Но Анатолий Алексеевич уговорил, сказав, что жить без нее не может. И с этим мужем она прожила девятнадцать лет. После тяжелой и продолжительной болезни он умер. Сейчас вдова живет с детьми и внуками, есть правнуки. Почему я описала так подробно судьбу героини моего фоторепортажа? А потому что, дорогие читатели, какие бы интересные судьбы были бы у тех, кто не дожил до снятия блокады Ленинграда...

Загрузка...