Подарил шлем музею

Историк униформы воссоздает снаряжение солдат Сибирской стрелковой дивизии

Иркутянин Михаил Дубровин не любит, когда его называют коллекционером. Он считает себя историком униформы. Сначала его просто интересовало, как выглядят те или иные военные аксессуары прошлых лет, потом — как и из чего они сделаны. На каком-то этапе развития своего увлечения Михаил поймал себя на мысли, что одной теории становится мало. И он начал приобретать подлинные вещи, относящиеся к русской униформе и снаряжению. А недавно он совершил нечастый для иркутских коллекционеров поступок — подарил Иркутскому краеведческому музею очень дорогой экспонат: защитный авиационный шлем французской армии. Его оценочная стоимость достигает 90 тысяч рублей.

— Это не столько шлем французской армии, сколько шлем образца, разработанного французской фирмой, — вносит поправки сам Михаил Дубровин. — Он в равной степени использовался первыми авиаторами Франции, России и некоторых других европейских стран в 10-х годах прошлого века. Производились эти шлемы сначала во Франции и закупались Россией, а в 1914 году стали производиться и у нас. Мой московский коллега занимается историей ранней авиации и собирает комплект обмундирования и снаряжения русского летчика Первой мировой войны. Попросил меня найти и купить ему такой шлем, если я где-либо его увижу. Так получилось, что я достал сразу два. Один из них мой коллега забрал, а второй остался у меня.

— Насколько интересен этот шлем?

— Это достаточно ценная вещь с точки зрения истории авиации России и Европы. Если посмотреть фотографии времен Первой мировой войны, на многих летчиках подобные шлемы. Когда штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров таранил на своем самолете австрийский аэроплан это произошло 26 августа 1914 года, на нем был точно такой же шлем. Снятый с головы погибшего героя, он до сих пор хранится в одном из музеев. В 20-х годах эти шлемы уступили место новым образцам и более не производились. С коллекционной и исторической точки зрения — предмет нерядовой и достаточно редкий.

— Есть ли в вашей коллекции какой-то экспонат, которым вы особенно гордитесь?

— Любой экспонат стоит определенных усилий и времени, чтобы его разыскать и приобрести — будь то погоны простого солдата, эполеты офицера или какая-то военная фотография. Недавно удалось найти маленькую пуговку особого образца, подходящую к имеющейся у меня паре погон офицера гренадерского полка. Казалось бы — сущая мелочь, да и нужно найти еще одну такую же пуговку. Но для меня это все равно ценная находка — ведь я смог укомплектовать хотя бы один погон, а это довольно сложно.

— Есть ли у вас полные комплекты обмундирования российской армии?

— Нет. Купить полный комплект — это очень дорого, да и, если честно, в природе их почти не существует — всегда утрачены те или иные предметы или детали. Ну а собрать по частям — это очень сложная работа на долгие годы, если не на всю жизнь. Тем не менее я ее веду. Есть другой вариант — военно-историческая реконструкция. Это когда по образцам подлинных предметов, по их официальным описаниям и фотографиям создаются из современных, но полностью аутентичных материалов современные копии униформы и снаряжения. Так, например, мы с коллегами воссоздаем униформу и снаряжение солдат 7-й Сибирской стрелковой дивизии, которая в 1906—1914 годах стояла в Иркутске и отсюда же ушла на войну. Этим летом двое моих полностью обмундированных коллег уже ездили принимать участие в военно-историческом фестивале под Пермью.

— Выставлялась ли когда-нибудь ваша коллекция? Или ею наслаждаются только ваши друзья и близкие?

— Я уже несколько лет сотрудничаю с краеведческим музеем, они используют некоторые мои вещи, чтобы разнообразить выставки по военной тематике. Да и хранить вещи удобнее в музее, чем дома, — это все же не нечто компактное вроде коллекции марок или значков. Дома выставку не устроишь, да и интерьерными такие предметы вряд ли назовешь, поэтому я очень рад, что мои усилия были оценены музейными коллегами.

Метки:
baikalpress_id:  12 289