Дети кричали от холода

Воспитанница детского дома пять лет добивается положенного ей жилья

Многодетная мама Татьяна Куликова за пять лет хождения по различным инстанциям на себе испытала презрение и равнодушие чиновников, холод иркутских вокзалов, страх за судьбу собственных детей. Ее выпустили из детского дома по окончании девяти классов, не предоставив жилья и практически без средств к существованию. За эти годы Татьяна вышла замуж, родила троих сыновей, успела развестись и снова осталась на улице с теми же проблемами. В преддверии Нового года ее детишки обратились к Деду Морозу. Все трое просят абсолютно одинаковые вещи: компьютер, стол, свою комнату. Ничего этого у мальчиков никогда не было. Не видели они и волшебника Деда Мороза, который сможет выполнить их заветные желания.

Жизнь Татьяны Куликовой

С воспитанницей шелеховского детского дома № 4 27-летней Татьяной Куликовой, мамой троих детей, известной Иркутску своими многолетними малорезультативными хождениями по чиновникам и органам социальной защиты, мы встретились в ее новом временном жилье. Татьяна с сыновьями живет в небольшой квартирке общежития в Академгородке. За съем жилья платит Евгения, меценатка из Питера, которую нашли благотворительные фонды. Платежи поступили вплоть до мая 2010 года. До этого срока Татьяна может быть спокойна, что ее и детей не выставят на улицу. Что будет дальше, многодетная мама не знает.

Некоторое время назад они вчетвером зимовали в дачном летнем домике, куда их на время пустили пожить знакомые. Семья просыпалась утром в выстуженном доме, а потом еще около получаса Татьяна с детьми бежала до ближайшей автобусной остановки, чтобы добраться до детского сада. Вечером повторялось то же самое — и так каждый день. Дети мерзли по пути настолько, что кричали от холода, но деваться было некуда.

Впрочем, детство самой Татьяны счастливым и беззаботным назвать было сложно. С сестрой, братиком, мамой и папой она жила в деревне Майск Осинского района. А после того как мама умерла в 1988 году, отец заколотил дверь в доме, где были дети, и уехал в неизвестном направлении. Ребятишкам пришлось выбираться наружу через окно. Два года они болтались по улице и были предоставлены самим себе, прежде чем их забрали в детский дом.

Братишка умер, не выдержав тягостей уличной жизни. А девочки стали воспитанницами детского дома. Впрочем, времена, проведенные там, были не самыми худшими в Таниной жизни. С настоящими трудностями и безысходностью девушка столкнулась, когда вышла из детского дома, имея на руках всего двести рублей подъемных. Деньги быстро закончились, жить было негде.

Ей удалось поступить в училище культуры. Еще находясь в детдоме, Татьяна несколько лет пела в хоровом коллективе Дома пионеров и позже решила продолжить заниматься пением профессионально. Но и тут незадача: жилье в общежитии девушке не предоставили, сославшись на его нехватку. Поначалу Таня снимала комнату, но со временем оплачивать съемное жилье стало невмоготу. Девушка вынуждена была поселиться на вокзале.

— Бывало, милиция меня заберет и три дня выясняет, кто я такая. А занятия тем временем идут. Много пропускала, и в итоге меня решили исключить. Когда пришел приказ об исключении, декан начал возмущаться, почему не пришла, не поставила в известность, — рассказывает Татьяна.

— Я же не раз говорила о проблемах с жильем, но мне отказывали.

Из города — в деревню и обратно

Волею случая Татьяна встретила будущего мужа, который увез ее из Иркутска в Балаганский район. Не то чтобы девушка была рада оказаться в деревенской глуши, но перспектива вернуться в Иркутск и снова поселиться на вокзале не радовала. К тому же Татьяне хотелось думать, что наконец-то у нее появился свой дом, семья. В скором времени в семье один за другим появились трое мальчишек.

Но счастье было недолгим. Муж запил, гонял Татьяну и детей. На него нельзя было положиться, оставить малышей. Сначала молодая мама с утра до ночи работала в колхозном огороде. Потом, когда дети немножко подросли, поехала на заработки в Иркутск. Заработанное отправляла домой, мужу и детям.

Однажды супруг не усмотрел за сыновьями. В результате их чуть было не отправили в приют при живых родителях. Таня бросилась за мальчиками, и вчетвером они уехали в областной центр.

Первое время жили на заработанные Таней деньги. Но они вскоре кончились. Снимать жилье и кормить детей было не на что. Таня бралась за любую работу, не игнорировала ни одно объявление о найме. Однако полноценно работать с маленькими детьми было нереально. Работодатели терпели не больше месяца, а потом предлагали подыскать новую работу.

— Соцзащита не раз предлагала мне хоть на время с детьми переехать в деревню. Там легче встать на ноги, говорили они. Но я-то знаю, каково жить в деревне. Без коровы и огорода не выживешь. А одной с тремя детьми эту ношу не поднять.

Детей — в приют?

Повзрослев и узнав свои права воспитанницы детского дома, многодетная мать стала их отстаивать. Не зная, к кому именно следует обращаться, Татьяна наугад пошла по депутатам, чиновникам разных мастей, в партийные приемные.

Увидев, что Таня регулярно отправляет письма пачками, ей предложили помощь знакомые. Через Интернет удалось выйти на благотворительные фонды в Москве и Санкт-Петербурге, отправить письма на сайты Владимира Путина, Дмитрия Медведева, Сергея Миронова. Между тем все обращения отписывались региональному министерству социального развития, опеки и попечительства, где Татьяна Куликова и так обивала пороги продолжительное время.

Органы соцзащиты предлагали Татьяне с детьми вернуться в Осинский район и поселиться в доме родителей. Однако у этого дома нет адреса, да и трудно сказать, существует ли он вообще. Кто-то сообщил, что дом вроде как есть, но он занят другой многодетной семьей. В качестве решения проблемы Татьяне Куликовой предлагали и вовсе чудовищный вариант, на который она никогда бы не пошла, как тяжело бы ей ни было. Чиновники предлагали: сдай детей в приют, и тогда будет проще решить вопрос с получением жилья.

Между тем безденежье и отсутствие жилья — основные, но не единственные проблемы в семье Татьяны Куликовой. Несколько месяцев назад выяснилось, что Татьяна и не сирота вовсе и что ее умерший отец не был лишен родительских прав. Выходит, что она с сестрой незаконно находились в детском доме.

— Мне задают странные вопросы: на каком основании вы находились в детском доме? Ну я же не сама себя в детский дом привела в шесть лет... — разводит руками многодетная мама.

Теперь восстанавливать статус Татьяны будет прокуратура.

Какой он, Дед Мороз?

Пока мы разговариваем, восьмилетний Сережа, шестилетний Даниил и пятилетний Леня играют на полу. У школьника Сережи нет рабочего стола, где он мог бы делать уроки. Младшие вынуждены рисовать, положив тетрадки на коленки. Все трое мечтают о своей комнате, где уместится стол, а на нем компьютер.

— Они всех знакомых замучили рассказами, что Дед Мороз им компьютер подарит на Новый год, — полушепотом, чтобы не слышали дети, говорит многодетная мама Татьяна Куликова. — Письма ему написали. А я уже и не знаю, что им говорить. Сама я, естественно, компьютер не куплю. Да что там говорить, они на праздничных новогодних мероприятиях ни разу не были. Все в финансы упирается.

Метки:
baikalpress_id:  23 308