Трое малышей жили среди мух и клопов

6-летний мальчик был нянькой для двух младших сестер

В одной из комнат барака по улице Кайской Свердловского района громко плакали и звали маму и бабушку маленькие дети. Нервы соседей по коммунальной квартире не выдержали, они вызвали милицию. Когда на место приехали инспекторы отделения по делам несовершеннолетних, то не смогли зайти в запертую снаружи комнату. Деверь им открыла соседка, являющаяся бабушкой детей. Бабушка была не совсем трезва и явно недовольна тем, что ее отвлекли по столь пустяковому поводу. Когда инспекторы открыли дверь, то пошатнулись от зловонной волны и полчища вылетевших мух. Среди грязи, вони и насекомых жили трое маленьких детей.

Люди, живущие по соседству с ребятишками Смирновыми, хоть и сочувствовали малышам, но милицию вызывать не спешили, поскольку входили в положение их мамаши, регулярно закладывавшей за воротник. Соседи и сами были не чужды этой страсти, но в последнее время просто стали бояться за жизнь малышей. Промолчи соседи чуть дольше, последствия могли бы быть самыми плачевными.

24-летняя Елена Смирнова вела разгульную жизнь. Пособие, которое она получала на ребятишек, тратила в клубах и притонах. Денег на еду для собственных детей у нее не оставалось. Малыши голодали.

— Когда мы приехали на место, в квартире не было ни кусочка еды, — рассказывает Инна Подгол, инспектор ОДН ОМ-1 «Глазково» УВД по г. Иркутску. — Для самой маленькой, полуторагодовалой Оли, мать что-то оставила в чумазой бутылочке — какую-то мутную коричневую жидкость. Возможно, это был сок или пюре.

Антисанитарные условия, в которых жили дети, можно описать одним выражением: грязь от пола до потолка. На полу в прямом смысле лежала земля, валялся мусор. В небеленых, заляпанных стенах зияли дыры. Первоначальный цвет тахты, на которой спали все домочадцы, давно потерялся под жирной грязью. На окне вместо шторы висела ветхая тряпка, которой в ином доме и полы не стали бы мыть.

Как пояснили соседи, Елена часто бросала детей дома одних. Когда окружающие пытались ее пристыдить, мамаша беспечно отвечала, что оставляет детей на бабушку. Бабушка же, в свою очередь, попивая спиртное в компании своих подружек, внуками совсем не интересовалась. Дом барачного типа, в котором жили Смирновы, имел один общий туалет на шесть комнат. Но поскольку Елена запирала детей, то и по малой, и по большой нужде они были вынуждены ходить в таз, который простаивал в комнате по нескольку дней.

Увидев, в каких условиях живут заброшенные мамашей дети, инспекторы приняли решение изъять малышей. Все трое были помещены в инфекционную больницу. Там врачи выяснили, что шестилетний Саша, пятилетняя Марина и полуторагодовалая Оля тяжело больны. У всех детей была запущенная форма ОРВИ, а как следствие — высокая температура. Плюс фарингит, трахеит и чесотка. Тельца малышей были искусаны насекомыми. По словам соседей, из комнаты Смирновых целыми полчищами выползают клопы. Одежда, в которой малышей привезли в больницу, заставила врачей содрогнуться. Кофточки и штанишки выглядели так, будто дети долго валялись в земле.

По словам соседей, старший мальчик Саша был нянькой для младших сестер. Младшую Олю, которая в свои полтора года даже не стояла на ногах, шестилетний малыш все время таскал на руках. Дети жили в изоляции — они почти не гуляли, не общались со сверстниками, да и их общение с взрослыми ограничивалось фразой: «Дайте покушать, пожалуйста». В комнате Смирновых инспекторы не увидели ни куколок, ни машинок. Единственной игрушкой был огромный пластмассовый автомат, висевший на стене, возможно подаренный Сашей отцом-наркозависимым, которого несколько месяцев назад прогнала мать детей.

— Врачи обнаружили у детей задержку психоречевого развития, — комментирует Наталья Подгол. — Заметно, что с детьми не то что никто никогда не занимался — они были лишены даже обычного общения. Когда я задала им вопрос: «Била ли вас мама?» — ребятишки надолго задумались, словно не понимая его значения, а потом старший Саша ответил: «Не знаю».

Когда Елена вернулась домой после «гастролей», она долго плакала в пустой комнате. Но у соседей не было к ней жалости. Во-первых, эта женщина чуть не сжила со свету собственных детей, а во-вторых, регулярно ругалась с соседями по пьяной лавочке и заслужила репутацию не только недобросовестной матери, но и весьма склочной женщины.

В отношении Елены Смирновой возбуждено уголовное дело по статье «Неисполнение родительских обязанностей, сопряженное с жестоким обращением». Сейчас она отчаянно ищет работу, однако после всего случившегося вернуть детей ей будет очень трудно.

Благодарим сотрудников пресс-службы УВД по г. Иркутску за помощь в подготовке информации.

Имена и фамилии героев статьи изменены.

Метки:
baikalpress_id:  23 292