Падение «Руслана»: прошло 12 лет

6 декабря 1997 года на жилой массив в Иркутске II рухнул самолет

Каждый год 6 декабря в 14.45 по местному времени жизнь в окрестностях белокаменного храма Рождества Христова словно замирает. У черного мемориала с белым крестом стоят люди с цветами и свечками в руках. У каждого своя боль: печаль по близким и родным, чья жизнь оборвалась в тот страшный день — 6 декабря 1997 года. Была суббота. Во дворе играли ребятишки, по улице шагали прохожие. В школе, которая расположена рядом, закончилась первая смена. Ученики возвращались домой. В общей сложности погибло 72 человека.

«Но это был не наш ребенок»

Сегодня на месте дома по адресу: Гражданская, 45, стоит храм Рождества Христова. Рядом мемориал, куда ежегодно приходят родственники и близкие погибших. Приносят цветы, ставят свечи. После трагедии жильцов 45-го дома расселили в разные микрорайоны города, многие настаивали на переезде из Иркутска II. Вот и нынче, встретившись у мемориала, люди обнимаются, спрашивают что да как. Тут и бывшие коллеги, и добрые соседи.

Оксана Васильевна жила в том самом доме по улице Гражданской. В доме, которого теперь нет. 12 лет назад в пожаре под обломками самолета погибли четыре близких ей человека. В том числе мама и годовалая дочка. — С утра все было замечательно. Настроение веселое, планы на день отличные. В тот день играла «Сибскана», мы с мужем отправились на хоккей. Дочка осталась дома вместе с родными.

Картина жуткой трагедии до сих пор стоит перед глазами Оксаны Васильевны. Дом горит, той части здания, где была их квартира, просто нет — вся разрушена.

— Мы надеялись, верили. Нам рассказывали, что в момент трагедии из подъезда успел выскочить мужчина с маленьким ребенком... Но это был не наш ребенок... Останки опознали по ДНК.

Рядом с Оксаной Васильевной стоит улыбчивый мальчишка лет семи с красной гвоздикой в руках. О погибшей сестренке Ваня знает со слов мамы. Ежегодно 6 декабря они всей семьей приезжают сюда, к мемориалу у храма Рождества Христова.

За полчаса до трагедии

Каждый, кто потерял в тот день родственников, друзей, соседей, не раз прокручивал в памяти тот страшный день. Кто-то, по счастью, выскочил в магазин, отправился с детьми на прогулку, а кто-то остался дома — может быть, смотрел телевизор, принимал гостей или вешал на окна новые занавески... Упавшая махина весом 400 тонн похоронила их вместе с будничными заботами, с планами на будущее. Девушка по имени Вера за полчаса до трагедии вместе с тетушкой отправилась по делам. Тогда ей был 21 год.

— Помню, хотя повода торопиться не было, мы спешили куда-то...

Одевались, собирались. Все, кто остался дома, погибли. А вот сын Лидии Старовольтовой за полчаса до трагедии, напротив, вернулся из института домой. В сентябре ему исполнилось 18, а в декабре он погиб. Петр был младшим сыном в семье.

— Шансов спастись не было. Средний сын Юрий служил в пожарной части и лично участвовал в ликвидации авиакатастрофы. Останки младшего брата он нашел сам — верхняя часть тела обгорела полностью. Едва узнали.

Так и нашли — сидящей в кресле

Падая, самолет зацепил здание детского дома. Начался пожар. Погибли сын одной из воспитательниц Макар, девятиклассница Аня и две второклашки — Яна и Люда.

— Дети, которые с ними учились, выросли, повзрослели. Им сейчас по 20. К счастью, все у них сложилось благополучно. А те наши девочки так и остались маленькими. Грустно... — говорит Надежда Переслегина, в прошлом воспитатель детского дома.

Яна и Люда погибли сразу. Одну из девочек так и нашли — сидящей в кресле. Девятиклассница Аня скончалась в больнице на пятые сутки после трагедии.

— Серьезно пострадала тогда и еще одна наша воспитанница — девятилетняя Римма, — рассказывает директор детского дома Марина Жильцова. — К счастью, несмотря на сильные ожоги, врачам удалось сохранить ей жизнь. Сегодня, благополучно закончив обучение, она работает в столовой авиазавода.

Услышат самолет и пригибаются

Надежда Переслегина работала в то время воспитателем.

— Была суббота, моя смена. Помню, раздался грохот, я выглянула в окно и увидела, что часть нашего здания горит. Мы тут же принялись эвакуировать детей. Так и выводили на улицу — кто в чем был.

На улице тем временем творилось нечто невероятное. Столбы дыма, огонь, взрывы, крики людей. Казалось, перед глазами разворачивались кадры фильма-катастрофы. Чувство реальности терялось.

— Я собрала своих ребятишек и увела к себе домой. После нас разместили в интернате. Здесь же, в Иркутске II.

— Люди вам тогда помогли?

— Да. Раньше я считала, что милосердия и доброты в нашем мире мало. Но после тех событий поняла: это не так. Люди несли кто что мог: одежду, продукты... Помню, как одна бабушка сахар в кулечке принесла. После с ребятишками из детского дома работали психологи, дети прошли курс реабилитации, санаторно-курортное лечение. Однако страх, по словам педагогов, долго давал о себе знать.

— Услышат гул, увидят в небе самолет — и пригибаются. После трагедии здание отремонтировали и перестроили. В той части дома, где погибли девочки, все так же расположены игровые комнаты. Окна смотрят на храм Рождества Христова, на мемориал, где лежат цветы и горят церковные свечи.

Коммерсанты привезли водку, бабушки — горячий чай

Помощь спасателям, солдатам и всем тем, кто, уцелев, не покидал место трагедии, оказывали совершенно посторонние люди. Горячий чай, пирожки, бутерброды. Со всей округи народ нес еду, теплую одежду... Говорят, что местные коммерсанты привезли к месту трагедии несколько ящиков водки. В числе тех, кто оказывал помощь, была и жившая по соседству Людмила Вяткина. К счастью, никто из ее родных и знакомых не пострадал. Однако 6 декабря 1997 года она считает судьбоносным днем в своей жизни. — Я пребывала тогда в жутком унынии. Неприятности, проблемы с сыном. Как быть дальше, не знала. Казалось, выхода нет, — вспоминает женщина. Страшная трагедия стала своеобразной встряской. Заставила задуматься о вечном, переоценить собственную жизнь.

Сегодня Людмила Вяткина — постоянная прихожанка храма Рождества Христова. По ее словам, люди к мемориалу приходят не только в день годовщины трагедии. Цветы здесь можно видеть часто.

Метки:
baikalpress_id:  23 274