Как в Китае переживают кризис

Заметки иркутского обывателя о жизни в современном Китае

Меня часто спрашивают соотечественники, ощущается ли кризис в Китае. Чисто внешне никаких проявлений не заметно. Цены в магазинах остались прежними. На улицах так же полно машин и людей. Не видно заколоченных дверей на магазинах и офисах с надписью «мы разорились». Тем не менее в самый тяжелый момент текущего кризиса, в декабре-январе, заметно снизилось количество людей в многочисленных ресторанчиках: видимо, некоторая неопределенность заставила людей экономить, поэтому они стали готовить еду дома. Однако уже к весне рестораны опять заполнились публикой.

И все-таки она растет!

Глядя на жизнь обеспеченных жителей столицы, не следует забывать, что жизнь китайской деревни пусть и сытая, но не такая комфортная и обеспеченная, как в городах. По многим показателям Китай все еще отстает от крупных стран, в том числе и от России. Например, по уровню доходов на душу населения. КНР остается пока страной с большим количеством небогатого населения, да и о поголовной грамотности здесь тоже говорить преждевременно. Угрожающие размеры приобретают социальное неравенство и экологические проблемы...

Тем не менее факты неумолимы: с начала реформ в 1978 году экономика КНР выросла в 70 раз (!). В 2009 году китайская экономика оказалась единственной в мире, показывающей рост даже в разгар кризиса. В Поднебесной самые большие в мире золотовалютные резервы (после Японии и России), и она является самым большим кредитором США. Как сказал один американский политик, «у Китая накопилось столько долларов и наших долговых обязательств, что если бы они вздумали погрузить все это на пароход и поплыть к нам что-нибудь прикупить, то, во-первых, пароход должен быть большим, а во-вторых, нам придется его потопить!»

Одним из факторов роста является благоприятный инвестиционный и предпринимательский климат, поддерживаемый в Китае. Например, фирмы, основанные только что окончившими вузы выпускниками, освобождаются от некоторых налогов на 2—3 года. Те, кто приходит в Китай с технологиями и капиталом и создает предприятия, получают всевозможные льготы. В Китае не меняют в угоду сомнительным политическим интересам законы и правила игры для бизнеса и всячески лелеют стабильность. Результат — деньги с технологии потекли в Китай чуть ли не рекой. Некоторые ортодоксальные немцы до сих пор с содроганием смотрят на BMW и «Фольксвагены» с иероглифами на кузове, а тот факт, что Audi уже 23 года собирают в Китае, считают национальным позором. Параллельно с ростом привозных технологий растет и китайский автопром. И если еще 5 лет назад авто made in China вызывали ироничную улыбку, то сейчас уже многим мировым автопроизводителям совсем не до смеха.

По дорогам реформ

Страна очень правильно начала подъем промышленности с создания инфраструктуры, и прежде всего дорог. Дороги — это вены экономики. Сегодня все провинции связаны широкими хайвеями, главные города имеют также сообщение в виде скоростных поездов (более 300 км в час). Поезда теперь ходят даже в Лхасу. Модернизированы все важные аэропорты, вокзалы и морские порты. Высокие технологии никому не будут нужны, если при этом невозможно проехать на фабрику и негде пришвартовать сухогруз. Параллельно через строительство дорог была решена другая актуальная проблема КНР — занятость населения. Проводником реформ стала компартия Китая. В идеологии китайских коммунистов уже давно нет ничего близкого к догматам марксизма-ленинизма. Компартия фактически выполняет роль государственного экономического менеджера. По телевидению рассказывалось, например, как один секретарь райкома обратил внимание на проблемы местной ткацкой фабрики со сбытом продукции. Он организовал для владелицы фабрики поездку на международную выставку, нашел ей там потребителей, и в итоге через какое-то время предприятие стало процветающим.

Есть в Китае и коррупция. Пойманных за руку коррупционеров расстреливают, невзирая на лица и посты. Последние жертвы — заместитель мэра Пекина и мэр Шеньчженя, самого богатого по уровню жизни города. Не знаю, приносит ли это желаемые результаты, но факт сам по себе впечатляющий. Ведь у нас представить, чтобы был расстрелян за казнокрадство, например, кто-то из заместителей Лужкова (конечно, не приведи Господь) невозможно...

За крупным выигрышем — в налоговую

Китайская налоговая система полна интересных примеров. Начнем с названия. Это не налоговая инспекция, а налоговая администрация. Она занимается в основном крупными экспортерами и госпредприятиями. Мелкий и средний бизнес особо не кошмарят. В стране как бы действует негласный договор: мы не мешаем вам зарабатывать самим себе на жизнь, а вы с пониманием относитесь к неразвитости системы социальной поддержки.

Остроумный ход был придуман китайскими налоговиками для повышения пробиваемости кассовых чеков в бесчисленных заведениях общепита. Понимая, что штрафы и облавы не есть самая действенная мера, они придумали выдавать рестораторам по желанию кассовую ленту с моментальной лотереей. То есть клиент отобедал — потребовал чек, стер на нем защитный слой в специальном месте и узнал результат. Максимальная сумма выигрыша 50 000 юаней (210 000 рублей). Выигрышный фонд формируется за счет государства, а не за счет ресторанов. Мелкие суммы можно получать прямо в ресторане, крупные — в налоговой. В выигрыше оказались не только обладатели счастливых чеков. Клиенты получили бесплатное развлечение, рестораторы — дополнительных клиентов, а налоговая — высокую собираемость налогов. При этом все было сделано абсолютно добровольно и к удовольствию всех сторон.

Прогрессивная шкала подоходного налога заслуживает особого внимания. Зарплата и доходы, не превышающие 4000 юаней (16 800 рублей) в месяц, вообще не облагаются подоходным налогом. С ростом доходов налог растет в прогрессии от 5% до 25% процентов. То есть самые богатые платят больше всех, а почти 80% рабочих и мелких служащих не платят этот налог вовсе, т. к. их зарплата редко превышает 4000 юаней. Как результат — серые и черные зарплаты в Китае не распространены так широко, как у нас, ибо работодателю не в тягость платить зарплату официально. Хотя желающие уйти от налогов в Китае, как и везде, есть.

Так есть ли кризис?

Если же судить по жизни среднего класса, то здесь, наоборот, наблюдается настоящий потребительский бум. На парковках возле моллов и торговых центров по выходным, как правило, не протолкнуться. В автосалонах не успевают подвозить новые машины, их ждут по 2 месяца. В торговые сети был произведен заметный вброс качественной брендовой продукции из числа той, что стала жертвой падения объемов экспорта в США и Европу. Население, естественно, этому только радо — мало кто откажется приобрести, например, кроссовки Nike или Reebok по цене вдвое ниже обычной.

Но пострадавшие от кризиса все-таки есть. В основном это предприятия южных провинций, большинство из которых были полностью ориентированы на экспорт. Многие из них закрылись — кто временно, а кто и навсегда.

Как правительство КНР борется с кризисом

Меры разные. Например, рабочим, чьи фабрики были закрыты или разорены, было выплачено государственное пособие в размере 1—2 месячных зарплат. Это позволило хоть как-то снизить социальную напряженность в соответствующих районах. Многие предприятия, пострадавшие от падения спроса, после изучения их ситуации получили налоговые каникулы на 1—2 года. Но основной упор был сделан на разворот от экспорта к внутреннему потребителю. Предприятия, досконально изучившие вкусы американских или российских потребителей, стали срочно выяснять, какой товар будет востребован соотечественниками.

Весьма оригинальной показалась мне идея раздачи в сельских районах товарно-кредитных сертификатов. Это своеобразный льготный кредит на приобретение отечественной бытовой техники. Дело в том, что в сельских районах все еще много семей, мечтающих купить холодильник, кондиционер (в жарком климате он входит в число техники первой необходимости), стиральную машину. Государство решило подтолкнуть этот отложенный спрос. Полученными от покупателей сертификатами магазины рассчитались с заводами-изготовителями, а те обменяли их на деньги от государства. В результате были поддержаны на плаву и в рабочем состоянии тысячи фабрик, производящих бытовую технику. Другим подспорьем национальной экономике стала поддержка жилищного строительства через стимулирование все того же внутреннего спроса. Еще до кризиса государство обязало банки снизить на 10% размер первоначального взноса и взяло на себя 70% скидки по ставкам на ипотечные кредиты. В результате процентные ставки по жилищным кредитам для покупающих свое первое жилье опустились до уровня 1,4—1,5% годовых (!).

Зачем Буш ел китайскую лапшу

Выживанию китайской экономики немало способствует и стабильный курс юаня к доллару, который специалисты справедливо называют искусственным, — его волевым решением поддерживает правительство для сохранения конкурентоспособности китайских товаров на мировом рынке. Курс национальной валюты КНР не меняется по большому счету вот уже 6—7 лет. И в кризис он остался неизменным. Никакой резкой или плавной девальвации юаня не было. Что это дало на обывательском уровне? Например, это позволило избежать массового оттока денег с банковских вкладов населения. А еще это дало колоссальный психологический эффект. Эффект стабильности государства. По поводу курса юаня вспоминается забавный случай. Года три назад, задолго до кризиса, я увидел по англоязычному китайскому телеканалу ССTV-9 такую картинку: Джордж Буш, наряженный в национальную китайскую рубаху из шелка, в компании первых лиц китайского правительства неуклюже ел палочками лапшу...

Я невольно прибавил громкость, чтобы узнать, что это за странное реалити-шоу. Но это были просто новости: «Во время своего визита в Пекин, в ходе неформального ужина, президент Буш озвучил просьбу финансовых кругов США о пересмотре курса юаня для выравнивания огромного торгового дисбаланса между двумя странами». Иными словами, Буш изображал перед китайцами в доску своего парня и готов был есть палочками, выглядеть клоуном, но лишь бы как-то снизить торгово-финансовую зависимость от Пекина...

Черт возьми, очень хочется и нам, россиянам, увидеть Барака Обаму в Москве одетым в косоворотку, лапти и хлебающим щи и услышать ободряющий голос диктора: «Президент США во время неформальных щей в Кремле посетовал на растущее давление курса рубля на американскую экономику...»

Когда-то, еще во времена СССР, китайцы уважительно называли нас Большим (или Старшим) Братом. Сейчас же язык как-то не поворачивается назвать великого соседа младшим. Как же живут современные китайцы? Как работают, как отдыхают, как, например, решают квартирный вопрос — об этом и многом другом вы узнаете из заметок Вячеслава Федорова, иркутского рекламиста и издателя, директора фирмы «Ситалл-ИРСИ», часто и подолгу живущего в Пекине.

Метки:
baikalpress_id:  12 148
Загрузка...