Будем крутить стрелки?

Президент предложил поразмышлять над возможным сокращением количества часовых поясов

Предложение Дмитрия Медведева подумать над уменьшением числа часовых поясов стало едва ли не самым обсуждаемым тезисом из послания президента к Федеральному собранию. О возможном переходе на новое время враз заговорили и в кулуарах власти, и на просторах Интернета, и на кухнях рядовых россиян. Реальна ли перспектива столь кардинального перевода стрелок? Что думают по этому поводу иркутские медики, энергетики, депутаты?

Что сказал Медведев?

В своем послании Дмитрий Медведев именовал разделение на 11 часовых поясов «иллюстрацией величия России», но при этом задался вопросом: позволяет ли столь дробное деление эффективно управлять страной и не приводит ли к использованию слишком дорогих технологий?

 «Нужно рассмотреть возможность сокращения количества часовых поясов. Конечно, надо просчитать все последствия такого решения. Это касается, кстати, и целесообразности перехода на летнее и зимнее время. Здесь тоже нужно сравнить выгоды от экономии и очевидные неудобства. Я надеюсь, что специалисты дадут нам объективный, подчеркиваю — объективный, ответ на эти вопросы».

В качестве примера стран, которые обходятся меньшим количеством часовых поясов, президент привел Китай, где разницы во времени нет, и США, где всего пять часовых поясов.

Владивосток не против

Предложение Медведева рассмотреть вариант сокращения часовых поясов успели прокомментировать многие. Во Владивостоке даже провели рабочее совещание, в ходе которого депутаты и ученые высказали собственные мнения по поводу временных разногласий. Интересно, что именно Приморье во главе с депутатом ЗС Дальневосточного региона Геннадием Лазаревым первым выступило за сокращение часовых поясов. Еще в октябре прозвучало предложение об уменьшении разницы во времени между Москвой и Владивостоком.

В общем и целом схемой вероятного сокращения эксперты называют объединение двух-трех часовых поясов в один. То есть соседние друг с другом регионы воссоединятся в едином времени.

Кто-то называет цифру в пять зон, кто-то в шесть. По мнению того же Лазарева, количество часовых поясов уместно сократить и вовсе до четырех. Причем Сибирь и Дальний Восток объединяются в один часовой пояс.

Как в Иркутске и во Владивостоке часы могут показывать одно и то же время — вообразить еще можно, но вот как жители Красноярска, Читы и Петропавловска-Камчатского единым порывом будут вставать и шагать на работу — представить затруднительно. Астрономический ход времени административным реформам неподвластен. И если в одном регионе ночь, а в другом утро — здесь уж ничего не поделаешь.

Солнце не обманешь

— В общей сложности в мире существует 24 часовых пояса, Россия захватывает 11. И если для того, чтобы сократить их численность мы объединим 2—3 часовых пояса, то это, естественно, повлечет за собой существенное расхождение с астрономическим временем, — поясняет Николай Воробьев, старший научный сотрудник Института географии СО РАН, кандидат географических наук. — Если, например, мы объединим Иркутскую область, Красноярский край и Новосибирскую область в единую временную зону, то фактически мы отклонимся от истинного солнечного времени на 3 часа!

Интересная деталь: если количество часовых поясов и правда сократят вдвое, то и фокус с определением времени по солнцу не пройдет. Точнее, пройдет, но с фактическим временем вступит в естественные разногласия.

— Как объяснить школьнику, что солнце у нас находится в зените не в полдень, как написано в учебниках, а в два или, скажем, в три часа дня? Получится, что элементарные солнечные часы, которые работают по принципу перемещения тени, будут идти вразнобой с «медведевским» временем, — комментирует Светлана Мирсаитова, учитель географии.

За и против

Что думают по поводу вероятных изменений рядовые жители Иркутска? Мнения, как водится, разделились. Прежде всего с возможными переменами согласны те, кто в силу профессиональных обязанностей во многом зависит от режима работы западной части страны. Для Иркутска ситуация стандартна: филиал компании расположен здесь, начальство восседает в Москве. Отсюда и сложности ведения дел.

Александр Семенов — ведущий менеджер крупной торговой компании. В течение дня он десятки раз звонит в Москву, связывается со столичным руководством, поставщиками, фирмами-партнерами.

— Основная доля переговоров приходится на вторую половину дня, и, для того чтобы решить неотложные вопросы, в офисе приходится сидеть до восьми, а иногда и до девяти часов вечера. И если ситуация изменится и мы хоть на два-три часа приблизимся к столице, я лично буду только рад. Аналогичная ситуация и у сотрудницы одного из ветучреждений Инны Фадеевой. В ее задачу входит снабжение лаборатории химическими реактивами, медицинским оборудованием, диагностическим материалом.

— Львиная доля заводов-изготовителей расположена в западной части страны. Учитывая, что рабочий день заканчивается у нас в четыре часа дня, решить все вопросы удается не всегда.

В итоге начальство пошло навстречу и сместило рабочий день Инны Фадеевой на час позже. То есть сегодня она работает фактически по красноярскому времени.

А вот иркутянин Тимур Славин от Москвы не зависит ничуть, и перспектива менять свой жизненный ритм его совсем не прельщает.

— Все это по большому счету затевается лишь для того, чтобы столичным властям было сподручнее рулить страной. А то пока чиновники утренний кофеек испили, Владивосток уже спать изволил-с. Непорядок.

Смотрим ТВ по Красноярску

— В связи с большой разницей во времени, конечно, определенные организационные проблемы возникают. И касательно многих сфер деятельности Иркутск и сейчас вынужден подстраиваться под запад. Возьмите, к примеру, трансляцию телепрограмм — у нас ведь многие передачи идут на час позже, чем в западных регионах России, — отмечает замдиректора Института систем энергетики им. Л.А.Мелентьева СО РАН Валерий Стенников. — Если, действуя в разумных пределах, нам удастся минимизировать столь существенные временные отклонения — это остается лишь приветствовать. Что касается более эффективного использования электроэнергии, то об экономии здесь говорить не приходится. Даже если количество часовых поясов сократят — то на то и выйдет.

Красочным примером временных разногласий служит, к примеру, передача «Спокойной ночи, малыши!». Если красноярские ребятишки, посмотрев любимую программу, ложатся в 21.00, то наши в ожидании Хрюши и Степашки спать не отправляются до 22.00.

Нужен референдум?

Интересно, что если представители правящей партии, в том числе и ряд губернаторов, в большинстве своем одобряют идею сокращения часовых поясов, то представители других партий в своих оценках зачастую несколько сдержаннее. Например, председатель политсовета регионального отделения партии «Правое дело» и президент Фонда регионального развития Иркутской области Алексей Козьмин считает, что такое изменение должно производиться только с учетом мнения населения. Например, через проведение референдума. При этом в интервью нашей газете Алексей Козьмин отметил:

— Деление России на часовые пояса соответствует мировой практике. Если это неудобно московским чиновникам, это не означает, что вся страна должна под них подстраиваться. Кроме того, по моему мнению, в стране достаточно более серьезных проблем, которые нужно решать правительству и президенту.

Что думают врачи?

Учитывая, что зимне-летние часовые перемены и без того подвергаются жесткой критике врачей, предложение о столь радикальной реформе вызывают у ряда медиков серьезную тревогу. Астрономический ход времени и административный не должны существенно разниться — в противном случае внутренние биологические часы человека дадут сбой. Это в свою очередь чревато снижением иммунитета, увеличением заболеваемости и прочими напастями.

— Я считаю, что сокращать количество часовых поясов не стоит — на здоровье россиян это отразится негативно, — уверен Александр Литвинцев, доктор медицинских наук, профессор, академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы. — Ритм жизни человека напрямую зависит от ритма светового дня.

А вот по мнению профессора, доктора медицинских наук, депутата ЗС Иркутской области Натальи Протопоповой, идея сокращения часовых поясов несет в себе позитивные моменты. Главное — руководствоваться разумом.

— При условии сокращения часовых поясов не менее чем на пять-шесть зон пересмотреть сложившуюся систему, мне кажется, стоит. В целом я отношусь к этому позитивно. В отличие от сезонного перевода стрелок мы перейдем на новый ритм жизни лишь однажды. Безусловно, это потребует адаптации, однако вопрос о значимом вреде здоровью здесь не стоит, — считает Наталья Протопопова. — Другой вопрос в том, что, объединяя регионы в единую временную зону, нужно учитывать и климатогеографические условия. Нельзя устанавливать одно и то же время на территории Урала и Сибири или Сибири и Дальнего Востока. Все должно быть в рамках разумного.

Зимнее и летнее время

Зато предложение о возможной отмене перехода на зимнее и летнее время споров не вызывает. Медики не первый год говорят о негативном влиянии регулярных часовых перемен.

— Главное, что нужно сделать, — отказаться от перевода часов на летнее и зимнее время. Систематическая смена ритмов — это стресс для человека. В особенности для детей и пожилых людей, — отмечает Наталья Протопопова.

Солидарен с ней и профессор Александр Литвинцев.

— Людям старшего поколения сезонный перевод стрелок дается особенно тяжело. Адаптационный период опасен для них снижением иммунитета, нарушением режимов сна, питания и даже обострением сердечно-сосудистых заболеваний.

Железным аргументом в пользу перехода на летнее и зимнее время всегда служила экономия энергоресурсов. Однако и сами энергетики ставят сей постулат под сомнение. Так, по приблизительным оценкам, сделанным РАО ЕЭС, перевод стрелок позволяет экономить ежегодно около 4,4 млрд киловатт-часов. Если разделить это количество на число жителей страны, то каждый из россиян экономит в год по 31 кВтч, то есть около 60 рублей в год, или 5 рублей в месяц. По мнению ряда экспертов, потери экономию превышают.

— Негативные последствия перехода на зимнее и летнее время сводят экономию на нет, — считает и замдиректора Института систем энергетики им. Л.А.Мелентьева СО РАН Валерий Стенников. — Нарушение привычного ритма жизни влечет за собой плохое самочувствие, снижение производительности труда. Это я и по своим подчиненным вижу.

Метки:
baikalpress_id:  23 219