Берлинскую стену расписал иркутянин

На прошлой неделе исполнилось ровно 20 лет со дня падения стены

Вячеслав Шляхов родился и вырос в СССР, больше 20 лет прожил в Германии. На вопрос «Как вас представить?» он смеется и пожимает плечами. Да, задачка не из легких. Художник, дизайнер, юрист. Он пишет картины, книги и стихи. Он встречался с Шеварднадзе, лично знаком с Ангелой Меркель. Выпускник МГУ и Московской народной академии живописи. Его имя занесено в Книгу рекордов Гиннесса, а его рукой расписано полтора километра Берлинской стены.

Страна, разделенная надвое

Женой Вячеслава Шляхова стала девушка из ГДР, с ней он познакомился здесь, в Иркутске. Спустя несколько лет они уехали в Германию, в страну, разделенную надвое, на ФРГ и ГДР. По одну сторону социализм, по другую — буржуазный Запад.

На момент первых, едва уловимых признаков грядущих перемен Вячеслав Шляхов уже много лет проживал в Восточном Берлине, в тихом, уютном районе Марцан. В семье росло пятеро ребятишек, сам Вячеслав Шляхов имел признание, имя, стабильное, перспективное место работы. Словом, ни малейших оснований для беспокойства.

Горбачевская перестройка в ГДР

Но вот волна горбачевской перестройки дошла до Восточной Германии. Эпоха гласности внушала опасения лидерам ГДР, она ставила под угрозу политический строй страны. Начинается борьба за общественное мнение.

— Сначала исчез знаменитый на весь мир журнал «Дайджест советской прессы», — вспоминает Вячеслав Шляхов. — Снялись с проката советские фильмы. Понятно было, что руководство страны не поддерживало перестройку. А с Запада тем временем шел огромный поток положительной информации в адрес Михаила Горбачева. В народе все чаще звучали слова о том, что руководство ГДР не способно мыслить в духе горбачевских идей. Народу хотелось большего.

«Горби, Горби!»

Напряжение нарастало. Приближалось 8 октября 1989 года — 40 лет со дня образования ГДР. Праздник проходил масштабно и красочно. Парады, факельное шествия, лазерное шоу. А вечером западное телевидение рассказывало о массовых демонстрациях против социализма в Лейпциге и Дрездене.

— Наши транслировали праздничные кадры: на трибуне стоят Горбачев и Хоннекер, о чем-то разговаривают, улыбаются. А западное телевидение показывало кадры массовых беспорядков. Многотысячная толпа демонстрантов скандировала: «Горби, Горби!», «Хоннекера в отставку!» Полицейские задержали пару человек, запихнули их в грузовик. Мы смотрели, удивлялись. Что это? Тут же позвонили друзья, предупредили: «Не выходите на улицу, в центре Берлина идут драки». В советском посольстве тишина — никто не брал трубку.

С каждым днем число демонстраций увеличивалось. «Горби!» — скандирует вся страна.

Массовая эйфория

Апогеем стало 8 ноября. В этот день Гюнтер Шабовский, третье лицо в государстве, давал пресс-конференцию, и на вопрос корреспондента о том, когда будет открыта граница между ГДР и ФРГ, ответил вдруг: «Она уже открыта». Эта новость была сродни взорвавшейся бомбе, журналисты тут же разбежались, и в скором времени тысячи людей стянулись к Берлинской стене. На самом деле Шабовский ошибся. Перед пресс-конференцией ему в спешке вручили записку, которую он, судя по всему, невнимательно прочел.

— Потом записку прочел, а там совершенно четко написано: границы будут открывать после 10-го числа. Он ляпнул два слова, и все рухнуло.

Услышав новость по телевидению, Вячеслав Шляхов сел в автомобиль и направился в центр города. Он стал очевидцем исторической сцены, того самого падения Берлинской стены.

— Огромнейшая толпа в секунду заполонила площадь перед Бранденбургскими воротами, одним из пограничных переходов в Берлине. На пути у народа стояли бетонные плиты, преграждающие путь машинам, солдаты и человек двадцать офицеров. Естественно, они никого не пропускали. Приказа нет — и все. Удивительно, но толпа не шла на агрессивные меры, люди даже не переступали дозволенной черты. Видимо, сказывалась дисциплина немецкого народа. И тут к одному из офицеров подошел другой. Они о чем-то поговорили, в итоге прозвучал приказ, и солдаты строем ушли. И вдруг возникло такое ощущение, что толпа вздохнула: «Ух...» И народ тут же рванул к стене. Причем не к воротам, а именно к стене. Кто-то лез, срывался и падал, кто-то благополучно залезал. Подъехала скорая, пострадавших увозили. Толпа была дикой, неуправляемой.

После я стал свидетелем, как на одном из пропускных пунктов открыли шлагбаумы для проезда машин. Все — граница открыта. И вот тут народ ринулся, тут же появились вино, водка, шампанское. Народ ликовал, радовался. Люди гуляли всю ночь!

Жизнь потом

Однако вскоре эйфория прошла. Когда люди столкнулись с первыми бедами, горестями, многим стало не до веселья. Информация о внештатных сотрудниках КГБ просочилась в народ. Списки тех, кто работал на штази, вывешивали в подъездах. Людей подстерегали, избивали.

Вскоре проявило себя и нацистское движение. В подъездах стали вывешивать списки советских граждан. Угрозы в свой адрес приходилось слышать и Вячеславу Шляхову. Был период, когда он всерьез думал о переезде в СССР. Но постепенно все пришло в норму, художник из Иркутска сумел адаптироваться и найти свое место в этой новой теперь для него стране. В 1990 году он открыл собственную фирму.

— Тогда мы занимались вещами, которые в те годы мало кто делал. Например, собственноручно расписывали огромные панно. Однажды нам заказали плакат для мебельного дома «Мюллер». Над этим проектом мы всемером работали три дня. Он вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самый большой в мире плакат — 568 квадратных метров.

Картина на Берлинской стене

Еще одна масштабная работа Вячеслава Шляхова выполнена прямо на Берлинской стене. В 1990 году в проекте по росписи стены приняло участие свыше 100 известных художников со всего мира. Россиян из них было всего пятеро.

— Тогда мы были уверены: стену снесут, а потому и к работе относились скорее как к разовой акции. Писали от души, для себя, абсолютно на общественных началах.

Картина Вячеслава Шляхова «Маски» длиной 40 метров и высотой 3,5 м представлена в Международном каталоге современного искусства и несет в себе философский подтекст. Человек в политике — это человек в маске. Но, бывает, маску срывают.

Загрузка...