Ангарск: в ожидании урана

Экологи продолжают сражаться с Росатомом

Решение о создании в Ангарске на базе АЭХК Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) вызвало три года назад широкий общественный резонанс. В борьбу против «ядерной свалки» в Ангарске активно вступили экологи. «Антиядерные» пикеты у «серого дома» сменялись общественными слушаниями и визитами высокопоставленных лиц от Росатома. Митинги, акции протеста — с одной стороны. Публичные экскурсии и встречи в формате «вопрос — ответ» — с другой. Диалог то утихал, то разгорался с новой силой. Причиной очередного витка борьбы стала общественная экологическая экспертиза. По оценке экологов, разработчики проекта ЗАО «ЦОУ» не доказали безопасности будущего производства и не учли максимально возможных рисков. Насколько объективны опасения экологов и что об этом думает общественность Иркутска и Ангарска?

Из-за чего сыр-бор?

Причиной ажиотажа вокруг урановой темы послужила инициатива экс-президента России Владимира Путина о создании на базе Ангарского электролизного химического комбината первого в мире Международного центра по обогащению урана. В условиях дефицита энергоресурсов многие страны заинтересованы в развитии атомной энергетики. Международные центры призваны стать мировыми фабриками по обогащению урана. То есть государствам, которые не имеют соответствующих технологий, не нужно будет развивать собственную атомную индустрию. Достаточно будет обратиться к услугам международных центров.

В России Международный центр по обогащению урана было решено создать на базе Ангарского электролизного химического комбината, который вот уже на протяжении полувека занимается обогащением урана. В общем и целом проект включает в себя три составляющие: сам МЦОУ, который занимается не производством, а правовыми и организационными вопросами; расширение АЭХК, предусматривающее увеличение мощностей как минимум вдвое; создание на базе промышленной площадки АЭХК совместного российско-казахстанского предприятия — ЗАО «Центр по обогащению урана».

Экологи против

Создание МЦОУ на базе АЭХК атомщики аргументировали прежде всего высокотехнологичным, передовым производством, равных которому в мире нет. При этом не раз подчеркивалось: приоритетными в реализации проекта станут основы безопасности. Кроме того, увеличение мощностей обещает создание порядка 2000 новых рабочих мест и весомые налоговые отчисления в местный бюджет.

Экологи же в свою очередь проявили беспокойство. Расширение мощностей и размещение дополнительного производства в черте города (в семистах метрах от жилых домов) и в ста километрах от Байкала требует, по их мнению, не только словесных, но и документальных подтверждений безопасности.

— У предприятия нет санитарно-защитной зоны, поэтому резонными были вопросы: какое воздействие на окружающую среду окажет размещение новых мощностей на промышленной площадке АЭХК? Какие запроектные аварии возможны и с какими последствиями для жителей региона? — поясняет Марина Рихванова, сопредседатель ИРОО «Байкальская экологическая волна».

В 2007 году первый в мире Международный центр по обогащению урана был создан, переговоры с потенциальными странами-партнерами давно ведутся. Основано и совместное российско-казахстанское предприятие — ЗАО «ЦОУ». Проект по созданию производства находится на стадии согласования.

Общественная экспертиза

С августа по октябрь нынешнего года материалы по проекту ЦОУ проходили экологическую экспертизу в Федеральной службе экологического, технологического и атомного надзора при Министерстве природных ресурсов РФ — экспертизу, которая в соответствии с законом должна учитывать мнение общественности. Данный факт и побудил представителей «Байкальской экологической волны» к проведению собственной общественной экологической экспертизы проекта ЗАО «ЦОУ». Председателем экспертной комиссии стал столичный профессор, член-корреспондент РАН Алексей Яблоков. Поскольку в предоставлении окончательных документов по проекту руководство ЗАО «ЦОУ» отказало, комиссия проводила экологическую экспертизу на основе доступных для общественности материалов, представленных ЗАО «ЦОУ» минувшим летом.

По словам Марины Рихвановой, проанализировав материалы на соответствие требованиям законодательства, комиссия пришла к отрицательному заключению. По мнению экологов, разработчики проекта не предоставили убедительных доказательств безопасности планируемой деятельности.

Снегопады, взрывы, падение самолетов

— В соответствии с установленными нормативами разработчики должны учитывать максимально возможные воздействия на объект — как природного, так и техногенного происхождения, — поясняет Марина Рихванова. — Максимально возможное землетрясение, максимально возможные снегопады, ветра, осадки...

Другими словами — в проекте должны быть заложены едва ли не все мыслимые и немыслимые напасти: вероятность взрывов, пожаров, наводнений, падения летательных аппаратов... И хотя оценки воздействия в проекте есть, по словам Марины Рихвановой, они существенно занижены. Так, например, вместо 9-балльного землетрясения в проекте рассматривается землетрясение силой 8 баллов, а вместо падения летательного аппарата весом до 300 тонн (учитывая близость Иркутского аэропорта и аэродрома на реке Белой) рассматривается падение летательного аппарата весом до 5 тонн.

По мнению экологов, принимая во внимания опасное Производство, учет максимально возможных рисков принципиален.

— На промышленной площадке хранится примерно 250 тысяч тонн токсичного, радиоактивного вещества ОГФУ, которое образуется в ходе обогащения урана. Кроме того, МЦОУ — это площадка для хранения запаса ядерного топлива. Однако последствия возможных пожаров в материалах также не определены.

Заключение общественной экологической экспертизы было отправлено в Москву — в Федеральную службу экологического, технологического и атомного надзора. Однако госэкспертиза заключение по проекту вынесла положительное. Представители «Байкальской экологической волны» заявляют, что намерены настаивать на аргументированном обосновании принятого решения по каждому из пунктов.

Страшилки для бабушек

В интервью РИА «ФедералПресс» руководитель пресс-службы Атомэнергопрома Иван Дыбов ситуацию прокомментировал так: «В данном случае сложно сказать, что это позиция общественности. Это точка зрения одной организации — ИРОО «Байкальская экологическая волна».

Необоснованными считают опасения экологов и многие политики. В интервью нашей газете Юрий Фалейчик, депутат Законодательного собрания Иркутской области, председатель совета по безопасному использованию атомной энергии в Иркутской области, подчеркнул:

— Во-первых, нужно отличать экологов-общественников от экологов-ученых. Во-вторых, речь идет о мнении лишь одной общественной организации, которая выступает против Центра по обогащению урана. Это «Байкальская экологическая волна». Страхи по поводу дальнейшего развития АЭХК и создания ЦОУ надуманны. И причина этих страхов — в незнании, глубоком, невежественном незнании вопроса, — считает Юрий Фалейчик. — Несколько лет назад на волне страхов, запущенной все той же «Байкальской экологической волной», был создан совет по безопасному использованию атомной энергии в Иркутской области. Мы провели ряд общественных слушаний и пресс-конференций, в ходе которых специалисты Росатома открыто ответили на все вопросы общественности. Мы провели две публичные экскурсии на территорию комбината и при помощи дозиметров измерили уровень радиационного фона на территории комбината и города Ангарска. В итоге страшилки, которыми пугали народ, лопнули как мыльный пузырь. АЭХК — современное предприятие с высочайшей степенью контроля безопасности. И дальнейшее его развитие, несомненно, может послужить толчком и к развитию экономики региона. В первую очередь, это создаст новые рабочие места, увеличит налоговые отчисления в бюджет.

С не меньшим скептицизмом отзывается об опасениях экологов представитель научной общественности Иркутска Виктор Кашковский, кандидат технических наук, доцент кафедры ИС ИрГУПС. По его мнению, позицию зеленых можно было бы назвать безграмотной, если бы за ними не стояли политические интересы.

— Промышленное обогащение урана требует огромных денежных затрат, и далеко не каждое государство обладает такими научными, технологическими и финансовыми ресурсами. Отсюда и высокая стоимость обогащенного урана, и борьба за участие на международном рынке торговли ядерными материалами, — считает Виктор Кашковский. — Заметьте, выступления зеленых против превращения Байкала во второй Чернобыль начались в Иркутске сразу же после заявления госдепартамента США о том, что Россия не готова к участию на международном рынке торговли ядерными материалами. И следует отметить, что страшилки зеленых крайне примитивны и рассчитаны исключительно на впечатлительных бабушек.

 Никто не скрывает, что в процессе производства урана приходится иметь дело с высокотоксичными веществами, однако опасность радиоактивного заражения чернобыльского типа в случае возникновения ЧП в принципе невозможна. Даже если ударом бомбардировочной авиации химкомбинат будет до основания стерт в порошок. Разумеется, уран радиоактивен, но мощность его излучения ненамного отличается от мощности излучения гранитных пород, из которых сложены берега Байкала и которые содержат в себе тот же самый уран. Лучше бы с мифических страшилок зеленые переключили бы свое внимание на реальные экологические проблемы. На те же 5 тысяч тонн мусора на острове Ольхон, которые превращают берега Байкала в помойку.

«Нехороший» дом

В споре экологов с атомными энергетиками непосвященному человеку разобраться сложно. Одни апеллируют интересами государства, другие — незыблемыми ценностями сохранения здоровой нации и окружающей среды. Параллельно со спором идет и борьба за общественное мнение. И пока экологи, похоже, выигрывают. Что думают о ЦОУ рядовые ангарчане, жители тех самых домов, что расположены примерно в километре от промышленной площадки АЭХК?

— Конечно, беспокоимся. Живем-то рядышком. Да разве кто нас послушает? Коли решили — ничего не сделаешь. Мне 77, деду уже 80. Размениваться и переезжать куда-то поздно, — говорит Зинаида Кольцова, жительница дома № 23 в 17-м микрорайоне города Ангарска.

Именно этот дом ближе всех расположен к АЭХК. К слову сказать, в свое время экологи не раз говорили о том, что обеспокоенные жители Ангарска готовы даже продавать квартиры и переезжать в другие города.

— Конечно, мы обеспокоены, но все же не до такой степени, — говорит ангарчанка Людмила Владимировна. — Нас уверяют, что производство безопасно. Но так ли это? От нас ведь всегда все скрывали.

Еще один собеседник, житель все того же дома № 23, 35 лет проработал на АЭХК. Беседовать с журналистами пенсионер не был расположен. Заметил только:

— Комбинат современный, уровень безопасности высокий. Там есть служба контроля, есть специалисты. Не знаю...

Эксперимент

Мы решили провести эксперимент и собственноручно измерить при помощи дозиметра уровень радиационного фона в Ангарске. Результаты вселили оптимизм. Учитывая, что предельно допустимый радиационный фон составляет 50 мкР/ч, а естественный не должен превышать 25 мкР/ч, у въезда на территорию АЭКХ дозиметр показал 13 мкР/ч, во дворе дома № 23 — 19 мкР/ч, а в центре города, на площади у кинотеатра «Родина», 15 мкР/ч.

Альбина Хомич, спортсменка, чемпионка мира по тяжелой атлетике:

— Люди уезжают, продают квартиры, это я точно могу сказать. Но уезжают не из-за плохой экологии, а из-за низкого уровня жизни в целом. Уезжают, что называется, в поисках лучшей доли. А что касается Центра по обогащению урана — конечно, определенные опасения это вызывает. Вредных производств в городе и без того много.

Николай Солодков, рекордсмен, преодолевший воды Байкала на снегоходе:

— Я считаю, это совершенно ненужное для города приобретение. И не только в плане экологии, но и с точки зрения дивидендов. Налоговые отчисления, я уверен, пройдут мимо местного бюджета, и никаких благ ангарчанам Центр по обогащению урана не принесет. Чем тратить деньги на развитие атомной отрасли, гораздо разумнее было бы развивать альтернативные источники энергии, например солнечную энергетику — перспективную и безвредную.

Метки:
baikalpress_id:  12 038