Золото зароют в землю

На территории мышьякового завода в Свирске построят могильник методом экобетонирования

В прошлом номере «СМ Номер один» мы уже сообщали, что работы по утилизации токсичных отвалов огарков на территории бывшего Ангарского мышьякового закона (г. Свирск) сдвинулись с мертвой точки. Сейчас готовится технико-экономическое обоснование этого проекта, специалисты приступили к бурению скважин для забора проб. А тем временем корреспондент «СМ Номер один» встретился с учеными Иркутского НИИ ТОМС (технологии обогащения минерального сырья) и узнал, как Свирск раз и навсегда очистят от продуктов переработки, оставшихся со времен производства отравляющих веществ.

Идет мониторинг...

Следует напомнить, что проблема начала решаться только три года назад, когда Свирск стал самостоятельным МО. К практике подошли только в этом году, когда Свирск стал участником федеральной программы «Национальная система химической и биологической безопасности РФ», на что было выделено из федерального бюджета 204 млн руб. Летом этого года прошел тендер, который выиграл ИрГТУ — его представляет созданный при университете НИИ ТОМС. До конца этого года специалисты НИИ ТОМС должны провести окончательный мониторинг загрязнения на промплощадке и прилегающих к ней территориях, инвентаризацию зараженных объектов, содержания мышьяка в строениях, почве, воде и воздухе, а также изучить возможность извлечения золота и серебра из огарков.

Затем будет определен регламент — то есть конкретный способ строительства могильника. Сейчас на промплощадке АМЗ работают три буровые вышки — обновляются данные мониторинга с целью уточнения глубины проникновения токсичных отходов в грунт и выяснения, не просачиваются ли они уже в грунтовые воды.

Количество огарков на территории АМЗ составляет 131 000 тонн, в которых содержится 1,25% мышьяка. Специалисты подсчитали, что при смертельной дозе триоксида мышьяка 0,2 грамма общее количество смертельных доз в огарках составляет более СТА СОРОКА МИЛЛИОНОВ. При этом самую большую опасность представляют собой не отвалы огарков, а сохранившиеся руины завода — общее содержание триоксида мышьяка в газоходах и бункерах оценивается в 36,3 тонны, из которых 60% находятся в водорастворимой форме, а содержание мышьяка в кирпиче достигает двух с половиной граммов на один килограмм кирпича. При этом содержание благородных металлов оценивается в пять (золота) и пятнадцать (серебра) граммов на тонну. Специалисты утверждают, что только золота в отвалах содержится не менее 250 килограммов.

Как устроен саркофаг?

Вариантов обеззараживания промплощадки и ликвидации очага загрязнения было несколько. В итоге лучшим был признан вариант экобетонирования, предложенный учеными НИИ ТОМС.

По этому проекту токсичные вещества, которые находятся на поверхности и в почве, предлагается химическим путем перевести из первого в четвертый класс опасности. При помощи реактивов мышьяк перейдет в нерастворимые формы. Для этого на промплощадке выроют огромный котлован, обработают 200 000 кубометров зараженной почвы и развалины строений, перерубят в мелкую кашу, и начнется собственно процесс захоронения.

Дно котлована будет выстлано 350-милиметровым слоем бетона, а поверх уложат шесть слоев защитной пленки. После этого выложат слоеный пирог — каждые пять сантиметров слоя обеззараженной гадости будут перекладывать слоем негашеной извести. После этого нижнюю сферу бетона наглухо соединят с «крышкой» саркофага, и в течение пяти последующих лет будет проводиться постоянный забор проб воздуха, воды и почвы, чтобы удостовериться в непроницаемости могильника.

Мышьяк на ветер или золото в землю?

Единственный вопрос, который на сегодняшний день остался неразрешенным, — возможность извлечения благородных металлов из отвалов производства ОВ. Константин Вадимович Федотов рассказал:

— Это задача, которая нам была интересна и теоретически, и в прикладной своей части. Технология добычи благородных металлов из техногенных отходов методом цианирования сегодня достаточно разработана, и в Свирске мы вполне могли бы ее применить. Или не в Свирске. На Урале, в городе Первоуральске, есть завод, на котором можно провести добычу золота методом цианирования. Но возник вопрос: а стоит ли его добывать?

Когда стали рассматривать вариант с переброской отвалов огарков на Урал, то пришли к выводу, что мышьяк просто «полетит» — это мелкая пыль, которую невозможно достаточно герметизировать, чтобы избежать ее распыления в пути по железной дороге, или же затраты на упаковку и перевозку сделают добычу золота нерентабельной.

— Мы могли бы также добыть из огарков и мышьяк. Но это точно никак не окупится — уже более двадцати лет на него в нашей стране нет спроса, — вывел резюме Константин Федотов.

По этой причине за несколько ближайших лет токсичные отходы вместе с двумя с половинами центнерами золота закатают в свирскую землю в глухой саркофаг размерами 100х20 метров, который будет располагаться на рекультивированной промплошадке. Сами ученые видят в этой работе еще одну практическую сторону. На территории Сибири и Урала очень много подобных очагов техногенного загрязнения, и саркофаг в Свирске может стать прецедентом, который даст типовой проект для подобного вида работ.

Метки:
baikalpress_id:  12 004