Городская настенная живопись: от политики до рекламы

О чем повествуют заборы Иркутска и как узаконить городское настенное творчество?

Надписи на заборах и стенах мегаполиса — своеобразный голос города, территория самовыражения и безграничной свободы слова. При желании классифицировать заборные высказывания можно на десятки, а то и сотни разновидностей: обыденно-лирические из серии «Здесь был Вася» или «Маша плюс Алеша», откровенно хулиганские, подчас нецензурные, а также религиозные, политические, философские — и далее по списку. Во что обходится настенное творчество рядовым иркутянам и каким штрафами чревата полная свобода слова?

«Улыбнись, Мариш!»

От одних заборных надписей спешишь стыдливо отвести глаза, другие приободряют и даже заряжают позитивом. Что за безмерная радость заставила человека взять в руки кисточку и краски и «крикнуть» ярко-оранжевое, радостное «ура!» на стене одного из домов в Студгородке? Столь же позитивная, душевная надпись красуется поблизости: на бетонном заборе рядом с одним из учебных заведений неряшливо, но, в общем-то, вполне удачно выведено: «Улыбнись, Мариш!» И хотя к Марише проходящий мимо человек, как правило, в большинстве своем отношения не имеет, мало кто при взгляде на призыв не улыбнется.

На фоне банальных въевшихся в тротуар «Лена (Оля, Катя, Саша...), я люблю тебя» и «С днем рождения, любимая» встречаются полные надежды и отчаяния «Поверь, я лучше» или «Дорогая, прости ради сына». Читая последнее, понимаешь: крик души, последний аргумент, должно быть, несколько ветреного, но, кажется, любящего отца семейства.

Портреты Че Гевары и Виктора Цоя

Для молодежных течений, политических партий, религиозных общин заборы и стены домов являют собой территорию свободы слова и самовыражения, пропаганды и даже агитации. Какую только символику не встретишь в среднестатистическом спальном микрорайоне: перечеркнутая свастика и призывы к пониманию от представителей антифа-движения, серп и молот с грозными «Империализму — смерть!» или «Долой капитализм!» от партии НБП...

Кисти экстремистов принадлежит, похоже, и портрет товарища с панковской прической, изображенный на торце жилого дома на углу Желябова и Сухэ-Батора. В руках у экстремистски настроенного гражданина бутылка с зажигательной смесью. Трафаретный рисунок оснащен поясняющей надписью: «Вылей из бутылки спиртное — оставь бутылку для борьбы». Кстати, рисунок появился на стене сразу после того, как силами управляющей компании был закрашен портрет Билли Джоэла (контуры прославленного исполнителя и сейчас видны сквозь слой светлой краски).

Примерно год назад, преимущественно в Свердловском районе города, в изобилии появились категоричные и угрожающие надписи: «Иисус или смерть». Кто является автором сих строк, неизвестно. Еще одна надпись религиозного толка красуется на торце здания на углу Маяковского и Профсоюзной и являет собой едва ли не трактат о милосердии, добре и вере.

— Религиозные, рекламные, агитационные надписи, портреты Че Гевары и Виктора Цоя, разнообразная символика — вот, пожалуй, главное, что доставляет проблемы, — поясняет Виктория Федоренко, маркетолог ОАО «Западное управление жилищно-коммунальными системами».

Пристойные надписи обходятся дороже

Под какие статьи закона подпадают заборные надписи и зависит ли степень наказания от содержания настенного послания?

— С точки зрения административных правонарушений все самовольные настенные надписи и рисунки можно отнести к пристойным и непристойным, — рассказывает Андрей Маркелов, ответственный секретарь административной комиссии Кировского и Куйбышевского районов города Иркутска.

Итак, согласно 6-й статье 107-го областного закона, нанесение непристойных надписей и рисунков на имущество, находящееся в общественных местах, трактуется как нарушение общественного порядка и карается штрафом в размере от пятисот до тысячи рублей.

— А вот самовольные, но пристойные рисунки и надписи трактуются как нарушение правопорядка в сфере организации благоустройства и караются штрафом в размере от пятисот до полутора тысяч рублей для частных лиц, — говорит Андрей Маркелов. — Точная сумма взыскания зависит от степени нанесенного ущерба, то есть в сравнении с непристойностями — несколько дороже.

Другими словами, нецензурное высказывание обходится нарушителю на пятьсот рублей дешевле, чем портрет любимой девушки или пожелание доброго утра. Впрочем, до штрафов дело редко доходит.

— Чтобы наказать — нужно поймать, застать на месте правонарушения, — продолжает Андрей Маркелов. — На моей памяти ни одного подобного прецедента в Правобережном округе Иркутска зарегистрировано не было. А коль виновных нет, ответственность ложится на плечи собственников, будь то административное здание или жилой дом.

— В соответствии с законом работы, связанные с устранением самовольных надписей, осуществляются за счет собственников — владельцев здания или жильцов дома, — поясняет Андрей Маркелов. — Может быть, в какой-то степени это и несправедливо, но в конечном итоге именно владелец отвечает за внешний облик здания, ограждения, гаража или иной собственности. И даже если речь идет об управляющей компании, то и она в конечном итоге производит ремонтные работы за счет все тех же коммунальных платежей от жильцов.

Реклама эконом-класса

От года к году все чаще к заборным надписям прибегают мелкие фирмы и конторы. Не мудрствуя лукаво предприимчивые граждане выводят на стене номер телефона и лаконичные «Ремонт крыши», «Прием металлолома», «Дипломы и курсовые». Последние, кстати, в изобилии представлены на центральных городских улицах, беззастенчиво информируя обывателей о возможности приобрести готовые научные труды. Одна из них и размещена в арке вблизи лингвистического университета, в двух шагах от высшего учебного заведения и здания администрации города Иркутска.

Реклама эконом-класса красуется там не первый день, и все так же по указанному номеру телефона приятный женский голос с готовностью предлагает готовые курсовые и дипломные работы. Правда, справедливости ради стоит отметить, что горе-рекламщики — единственные представители плеяды городских «писателей», кого хоть иногда, но удается привлечь к ответственности. Но до штрафов дело опять же не доходит — виновники покрывают ущерб от настенного творчества, собственноручно закрашивая надписи.

— Сложность в том, что зачастую к подобной рекламе прибегают мелкие фирмы и компании, не имеющие даже лицензии. Как правило, это надписи из разряда «куплю/продам квартиру» или «напишу дипломную работу». На наши телефонные звонки и расспросы псевдопредприниматели отвечать не спешат, — поясняет Виктория Федоренко. — Если же удается привлечь их к ответственности, то, учитывая штрафы от 40 до 60 тысяч рублей за несанкционированное размещение рекламы, нарушители, как правило, предпочитают добровольно закрасить собственные надписи и рисунки.

Черный пиар на школьном заборе

Что касается заборного пиара образца 90-х — обличительных ругательств, зачастую матерных, в адрес вполне конкретных политических фигур, то он и сегодня «радует» порой взоры прохожих. Особенно урожайны на них избирательные кампании. Последняя предвыборная гонка не стала исключением. В первых числах октября на заборе школы № 9 появились надписи политического толка. Строчки, славящие одну из партий, чередовались с крайне нелицеприятными эпитетами в адрес одного из кандидатов в депутаты. Директор школы, заслуженный учитель России Антонина Семенюк, возмущения не скрывает:

— Абсолютно дикарский, варварский метод борьбы за избирателя. Применять столь грязные технологии недопустимо, тем более стыдно размещать подобные надписи на территории школы.

Сегодня на свежевыкрашенном ограждении нет и намека на лозунги и нелестные эпитеты. Черные PR-технологии повлекли за собой лишь общественный резонанс, досаду и материальные издержки.

Если лозунги из серии черных политтехнологий имеют, как правило, эпизодический характер, то милые, трогательные надписи от новоявленных пап появляются на стенах городского перинатального центра с завидной регулярностью. За последние шесть лет фасад здания красили трижды.

— Как я могу относиться даже к самым трогательным надписям? Конечно, негативно, — говорит Ирина Ежова, главный врач городского перинатального центра. — Вместо того чтобы тратить деньги на развитие клиники, мы расходуем средства на покраску фасада.

Авангардная настенная живопись

Повествуя о городском настенном творчестве, нельзя не сказать о граффити — ярких, зачастую высокохудожественных рисунках, которые к банальному хулиганству (и уж тем более вандализму) сложно отнести. В сравнении с серыми панельными многоэтажками и унылыми трансформаторными будками, граффити несомненно оживляет городские пейзажи. В обществе же отношение к данному направлению разное. Кто-то склонен считать это хулиганством, кто-то — авангардной современной живописью. Закон же непреклонен: любой самовольно нанесенный рисунок — это не что иное, как правонарушение.

— Граффити развивается в Иркутске активно, и иначе как позитивной тенденцией это не назовешь. Другой вопрос — где, как и что рисуют, — считает начальник отдела оформления городской среды департамента архитектуры и градостроительства администрации города Иркутска Анна Никтовенко. — Когда на фасаде нового здания возникает пусть даже достойно выполненная работа, которая с общим обликом фасада не гармонирует, это, конечно, неправильно. Однако, по словам самих райтеров, опытный, уважающий себя «граффитчик» на архитектурных памятниках, отреставрированных или недавно построенных зданиях рисовать не станет. Если прецеденты и случаются, то это, скорее всего, дело рук новичков.

Интересно то, что во многих российских городах давно есть специально отведенные места, где опытные и начинающие райтеры со спокойной совестью могут оттачивать мастерство с баллончиком краски в руках. По всему видно, что для Иркутска необходимость в этом назрела. По словам Анны Никтовенко, все, что нужно, — это сесть за стол переговоров. Путем сотрудничества и взаимного диалога в Иркутске можно найти места, где роспись в стиле граффити будет лишь приветствоваться.

— В целом же любые изменения внешнего облика городских зданий, будь то жилых или административных, требуют согласования с департаментом архитектуры города Иркутска, — поясняет Анна Никтовенко. — Все, что нужно, — представить идею в виде эскизного проекта.

«Нарисуйте для меня бабочку»

Наряду с фестивалями граффити, которые уже не раз проходили в Иркутске, примером удачного сотрудничества городских властей и творчески настроенных энтузиастов служат бетонные заборы, расписанные ребятишками. Яркие, красочные ограждения на углу Тимирязева и Борцов Революции, в районе улицы Российской, на остановке «Поселок Энергетиков»... Подобных проектов много, часть из них реализуется в рамках городских акций, часть — за счет участия частных компаний и фирм. Нередко для благоустройства иркутских улиц и дворов к росписи стен и заборов юных художников привлекают управляющие компании ЖКХ.

Вот уже второй год жителей микрорайона Первомайского радуют красочные балконы домов по улице Мамина-Сибиряка, мастерски расписанные в лоскутном стиле ребятишками из художественной школы № 1. Инициатором выступил индивидуальный предприниматель Александр Филинов, который на основе договора с Западной управляющей компанией курирует пять девятиэтажных домов и прилегающую к ним территорию. Необыкновенно позитивные детские рисунки, с одной стороны, служат предметом красоты, с другой — отличным методом борьбы с безобразиями.

— Детишкам интересно, а жителям приятно, — отмечает Александр Филинов. — В итоге и двор уютный, и хулиганских надписей и объявлений нет. — Жители очень позитивно отнеслись к затее: угощали ребятишек сладостями, благодарили и даже высказывали пожелание лично поучаствовать в росписи балконов, — рассказывает Надежда Родионова, преподаватель класса детской художественной школы № 1 в микрорайоне Первомайском. — Мы работали в едином творческом порыве, в атмосфере дружбы, единения, которого порой так не хватает.

Для Надежды Алексеевны и ее ребятишек участие в подобных акциях не в новинку. Три года назад они расписывали бетонное ограждение на остановке «Поселок Энергетиков».

— Один мужчина, увидев нас из окна троллейбуса, вышел, познакомился, разговорился с ребятишками и попросил: «А нарисуйте для меня бабочку — вот здесь. Каждый раз проезжая мимо, я буду знать, что эта бабочка нарисована для меня».

Это интересно

Один из пользователей сети Интернет создал виртуальный забор, на котором каждый посетитель волен был написать все что угодно. Через три месяца был подведен итог. Всего на заборе было оставлено 220 надписей, из них 18 из серии «Здесь был...», 6 признаний в любви. Каждая пятая надпись содержала ругательства. Впервые нецензурное словечко из трех букв было упомянуто в 34-й надписи.

Принять участие в росписи забора можно по адресу: zabora.net.ru. Это дешевле и безопаснее, чем рисовать на реальных ограждениях и стенах.

Метки:
baikalpress_id:  11 970