Иконы вместо синих куполов

Для осужденных, собранных со всей Иркутской области, проходят мастер-классы, где их учат изображать лики святых

Художественные мастерские, где заключенные осваивают живопись, работают в колониях Приангарья уже три года. Уровень, которого достигли за это время художники-узники, емко охарактеризовал заведующий отделом по взаимодействию с ГУФСИН отец Феофан: «Если раньше рисовали рожи, то сейчас лики». Как известно, практически у каждого исправительного учреждения Иркутской области есть свой храм, а расписывают его, как правило, сидельцы, они же для своей церкви пишут иконы. И если раньше иконы заключенные писали как придется и нередко в изображениях угадывался образ особо уважаемых сокамерников или даже их самих, то сейчас уровень работ несоизмеримо вырос, в чем мы смогли убедиться на прошлой неделе во время отбора картин и икон, которые отправятся на всероссийский конкурс.

«Портаки — дело бесовское»

В день Покрова, праздника в честь Пресвятой Богородицы, когда, согласно традиции, нужно быть особенно милосердным ко всем находящимся в темничных узах, в храме при 3-й исправительной колонии Иркутска прошла праздничная служба и проповедь. Словам отца Феофана, смиренно cклонив побритые головы в шрамах, внимали 12 человек. Это художники-самоучки, собранные со всех колоний Иркутской области. В течение месяца они будут ходить на уроки православной живописи, которые преподаст художник-иконописец Михаил Лутоенко.

— Мы собрали людей, которые почувствовали в себе силу изобразить что-то достойное, а не только синие купола, — говорит Игорь Кислицын, начальник исправительной колонии № 3. — География у нас обширная, на курсы приехали осужденные из Усть-Кута, Вихоревки, Зимы, Ангарска, Иркутска. В будущем эти люди смогут оформить храм при колонии согласно православным канонам. Но не только прикладную пользу несут эти занятия. Через православное творчество очищаются душа и помыслы человека, преступившего закон.

Перед началом занятий отец Феофан напутствует учеников. Священнослужитель рассказывает своим прихожанам, что точную иконопись или отображение лика Божьего не знает никто, кроме самого Бога. Однако существуют некие правила (каноны), и пренебрежения в написании икона не терпит. Церкви, которые находятся при тюрьмах и которые предстоит расписать в будущем сегодняшним ученикам, должны выглядеть как церкви, а не быть похожими на театры или клубы. Настоящему иконописцу мало иметь навыки, ему необходимо вести благочестивый образ жизни: не пить и не буйствовать.

Большинство художников-самоучек, собравшихся в храме, довольно молоды. У некоторых и вовсе детские лица. Между тем статьи, по которым осуждены эти люди, довольно серьезны, за колючей проволокой им придется провести много лет.

— Когда занят любимым делом, срок бежит быстрее, — уверен Сергей Ищенко из ангарской колонии № 2.

Художественное ремесло он постигал еще в детстве, в художественной школе, а потом овладел профессией стеклодува. Церковь при своей колонии Сергей расписывал один, больше никто из осужденных к богоугодному делу дарования не имел.

— Получается, один вы там художник. А татуировки вас рисовать не просят?

— Просят, но я всегда отказываю. Грех это. Портаки на теле — дело бесовское. Сергею больше по душе рисовать природу, нежели иконы. Иконопись — дело очень тонкое и ответственное, требующее знаний и старательности. Сергей надеется освоить это замысловатое мастерство с помощью художника-профессионала.

Главное — не перестараться с украшением

А пока художник-профессионал Михаил Лутоенко вместе со своим напарником, священнослужителем Феофаном, и руководством ИК № 3 оценивает работы, которые осужденные со всей Иркутской области прислали для участия во всероссийском конкурсе, проводимом попечительским советом ФСИН среди всех исправительных учреждений страны. Лучшие работы, отобранные комиссией, примут участие в финальном этапе.

— Мастерство год от года растет, — отметил Михаил Лутоенко. — Что касается графики — вот эта работа очень профессиональная. По-моему, ее Родик написал, — сказал художник, рассматривая изображение церкви на берегу реки. — Не он, говорите? Ну, значит, его ученик. Мастерство у нас передается. В этих двух работах чувствуется труд титанический, — продолжает Михаил Лутоенко, указывая на лики святых, вырезанные из сосняка. — Сосна — очень сложный материал, но творцы постарались. Правда, кое-где и перестарались. Мастера и священнослужители, занимающиеся с осужденными, давно заметили тягу своих художников к чрезмерному украшательству.

— Никак мы эту тягу не можем побороть, — говорит Михаил Лутоенко. — Наверное, все дело в том, что жизнь заключенного по большей части безрадостна и однообразна, а ведь любой человек тянется к красоте. И через свое творчество художник старается выразить свою тягу. Быть может, поэтому у заключенных это стремление к красоте выступает вот в таком гипертрофированном виде. Иногда к иконе или картине такую сложносочиненную или сверкающую рамку сделают, что самой иконы или картины за ней не видно.

На этом критика закончилась. Комиссия отобрала по нескольку картин для каждой номинации: графика, прикладное искусство, пейзаж, иконопись.

Тайна мастерства — в клетках

Свои навыки осужденные стараются передать ученикам. И случается так, что ученики превосходят своих учителей. По словам Михаила Лутоенко, в Ангарском исправительном учреждении 20-летний осужденный Николай Смирнов, нигде в жизни, кроме как в колонии, художественному ремеслу не учившийся, сейчас пишет такой иконостас, который обещает стать примером для всей епархии. На выставке обращает на себя внимание портрет патриарха Алексия II. Изображение поражает прежде всего своей фотографической точностью. О том, как заключенным, порой не обладающим даже минимальными художественными навыками, удается постичь тайны мастерства, рассказывает начальник ИК № 3 Игорь Кислицын.

— На самом деле все очень просто. Первоначально ученики учатся срисовывать как дети, расчертив образец на клеточки. Такую же сетку наносят себе на лист. Со временем клеточки становятся все мельче и мельче, а потом и совсем исчезают. Так осужденные и постигают эту науку.

Картины и иконы, созданные осужденными Приангарья, Синодальный отдел Московского патриархата Русской православной церкви всегда оценивал довольно высоко. Помимо получения грамоты осужденный художник, занявший призовое место, может рассчитывать на более близкое условно-досрочное освобождение. А организаторы школы иконописи сейчас ставят перед собой новую задачу: учить заключенных церковному песнопению.

Метки:
baikalpress_id:  11 972