Свирск накроют саркофагом?

Администрация МО «Свирск» рассматривает варианты утилизации отходов мышьякового завода

Много десятилетий маленький, отдаленный от райцентров и магистральных дорог городок Свирск ассоциировался, помимо прочего, с развалинами Ангарского мышьякового завода. Хотя завод по производству отравляющих веществ закрылся еще в 1949 году (в 1934—1949 годах там выпускали белый мышьяк для производства боевых отравляющих веществ — люизит и адамсит), на руинах предприятия остались отвалы мышьяксодержащих огарков, всего до 250 тонн. И только в этом году стараниями администрации муниципального образования вопрос об их утилизации сдвинулся с мертвой (во всех смыслах) точки.

Мечты о ликвидации стали реальностью

Руины завода так и стояли до последнего времени, изредка посещаемые только местными детьми, любопытными журналистами и разгневанными экологами. Горы огарков размывались в почву осадками и разносились по окрестностям ветром. Изменение в судьбе вредоносных руин логично совпали с изменением в судьбе всего города. Много лет город прозябал в качестве бессмысленного аппендикса Черемховского района, позабытого и позаброшенного подкидыша райцентра.

Как рассказала руководитель аппарата мэрии Елена Иванова, в городе не было своей коммунальной техники, все до одного предприятия находились на грани банкротства. Не было даже необходимой документации для ремонта бюджетных учреждений и городского хозяйства. На этом фоне проблемы с какими-то вонючими развалинами представлялись отдаленным местным властям незначительными и не стоящими финансовых вливаний.

Единственный раз отвалы привлекли к себе внимание общественности, когда в начале этого века возник утопический проект добывать из отходов переработки ОВ золото и серебро. Был проведен тендер среди предприятий, желающих заняться этим сомнительным бизнесом, его даже вроде как выиграло ангарское ООО «Дельта-Плюс». Но на этом дело и заглохло — в 2004 году предприятие «Дельта-Плюс» приостановило исследовательские работы из-за отсутствия средств и приказом территориального агентства по недропользованию лицензия была отозвана.

В 2006 году Свирск стал самостоятельным муниципальным образованием. В городе начался период ренессанса — был принят новый генеральный план развития города, стали открываться новые и старые предприятия, строились объекты социально-культурной сферы: бассейн, пять магазинов, пять отделов промышленной группы, фирмы, закусочная, мастерские, совместное российско-китайское предприятие «Биотех».

И одним из главнейших приоритетов для новой администрации во главе с мэром города Владимиром Алферовым стал вопрос об утилизации очага мышьякового загрязнения. Три года мэрия и общественность Свирска обращались во всевозможные областные властные структуры, министерства и ведомства, дошли до областного парламента. В итоге добились, чтобы это мероприятие включили в федеральную программу «Национальная система химической и биологической безопасности РФ». В прошлом году было принято решение о входе Свирска в пилотный проект программы.

В этом году на период до 2013 года из федерального бюджета выделено 204 миллиона рублей. На эти деньги должны разработать проект ликвидации очага загрязнения, который еще должен будет пройти экспертизы по промышленной безопасности и получить заключения санитарно-гигиенических служб, ГО и ЧС.

Золото добывать не будут

По словам начальника экологического отдела мэрии Татьяны Степаненковой, сейчас проходит первый этап программы — разработка технико-экономического обоснования вариантов решения проблемы. На эти работы из областного бюджета комитету жизнеобеспечения мэрии Свирска было выделено десять миллионов, а областные власти приняли решение о софинансировании программы.

В сентябре конкурс на разработку ТЭО «Ликвидация загрязнения территории города Свирска мышьяком» выиграл Иркутский государственный технический университет — этим занимаются на кафедре обогащения полезных ископаемых. В настоящее время с университетом уже заключен муниципальный контракт. По результатам исследований, проведенных еще в 2002 году, глубина проникновения токсичных элементов в почву составляет до 20 метров. Сравнивая данные, полученные в результате буровых работ 1991—2002 г., геологи сделали вывод, что токсичные вещества достигли водоносного горизонта и поступление мышьяка в Братское водохранилище пока в небольших количествах уже все же происходит.

Сейчас в Свирске обсуждают два варианта утилизации отходов. По первому нужно протянуть к руинам завода железнодорожную ветку и вывезти окатыши в Читинскую область — на то самое предприятие, где эта руда добывалась и где сейчас уже проводятся работы по утилизации подобных отходов. Промплощадку со всеми строениями, которые относятся ко второму классу химической опасности, снести, провести обеззараживание и захоронить здесь же, построив на месте завода саркофаг.

Второй вариант предусматривает рытье громадного котлована, при котором весь зараженный грунт будет снят послойно, пролит щелочью, которая переводит мышьяк в нерастворимые соединения, провести щелочной гидролиз, то есть замачивание в растворе каустической соды, окисление перекисью водорода и осаждение в виде нерастворимого арсенида железа. И построить на этом месте саркофаг.

Одним из особых пунктов программы по пожеланию мэра Свирска Владимира Алферова стал пункт об обосновании ненужности и даже вредности добычи золота и серебра из огарков. При выполнении этого пункта антропогенное месторождение должны снять с учета и захоронить как есть.

Иммунитет к мышьяку

До конца этого года будет проведено комплексное медицинское обследование детей и подростков в Иркутске, в Ивано-Матренинской больнице. Врачи намерены выяснить, насколько глубоко усвоился мышьяк представителями нового поколения Свирска. Тем временем в самом Свирске настолько привыкли к соседству с мышьяком, что некоторые местные жители утверждают, что его опасность сильно преувеличена.

— Мы живем по соседству с отвалами с детства, и я не помню, чтобы хоть кто-нибудь отравился, — рассказывает местный краевед Геннадий Емельянов. — Говорят, когда-то был случай: мальчишки полизали зимой сосульку и попали в больницу с отравлением. Но это рассказывают как давнюю историю, едва ли не времен закрытия завода.

В заключении независимой общественной экологической экспертизы по Ангарскому мышьяковому заводу говорится, что, по данным, полученным институтом биохимии СО РАИ, в молоке коров, пасущихся в пойме Ангары, содержание мышьяка доходит до 1,95 мг/литр при ПДК 0,05 мг/л, то есть в 39 раз выше ПДК.

В то же время местные жители утверждают, что они выросли на этом молоке и зафиксированных случаев отравлений молоком или продуктами с местных огородов в Свирске нет.

В заключении сказано: «На объекте АМЗ бесхозно оставлены особо вредные вещества мышьяк и его соединения, относящиеся к 1-му классу опасности для человека. Они находятся в открытом пространстве без охраны, в свободном доступе для всего населения города и других граждан. Вредные вещества перемешаны с земельным покровом, почвой. Длительное время на постоянной основе подвергаются природному воздействию (дождь, ветер, снег, сточные воды и т. п.). Это привело к миграции особо вредных веществ для человека на земельные участки садоводств «Астра», «Багульник».

А Геннадий Николаевич рассказал, что на промплощадке двадцать лет работал шиноремонтный завод, а сами шины хранили в тех помещениях, где до сих пор лежат отвалы огарков:

— Все работники мышьякового завода давно умерли, но от отравления или от старости — сейчас сказать трудно. Но вот те, кто работал на шиноремонтном заводе, здравствуют и поныне и на здоровье не жалуются.

Создается впечатление, что у жителей Свирска за десятилетия соседства просто выработался иммунитет к мышьяку.

Когда верстался номер, автор встретился со специалистами НИИ «Технологии обогащения минерального сырья», которые заключили государственный контракт на опытно-промышленные исследования технологии переработки отвалов мышьякового завода в Свирске.

Читайте в следующем номере «СМ Номер один», почему ученые отказались от добычи двухсот килограмм золота из огарков и как будет выглядеть саркофаг-могильник токсичных отходов на территории Свирска.

Метки:
baikalpress_id:  11 971