Деревенский детектив

На свалке в Малом Голоустном найден мертвый младенец

В конце сентября житель поселка Малое Голоустное Алексей Скобельцин повез мусор на свалку. На полигоне не было ни души. Еще на подъезде он заметил стаю ворон, которая усердно копошилась в одном месте. Алексей подошел поближе, вороны разлетелись, а сам он обомлел от увиденного. В первое мгновение молодой человек подумал, что перед ним лежит розовая кукла. Но тут же понял, что это человек — мертвый грудничок.

«Надо было похоронить его по-человечески»

Информация о найденном теле ребенка поступила в правоохранительные органы довольно поздно, только через две недели после его обнаружения. Но винить в этом местных жителей даже как-то не с руки. Дело в том, что в поселке к подобному ЧП отношение несколько другое, нежели в большом городе. Люди больше чем уверены, что ребенок умер сам. Никому и в голову не приходит, что родная мать могла умертвить малыша. Единственное, в чем упрекают малоголоустенцы неизвестную мамашу, так только в том, что она не похоронила ребенка по-человечески. «Ну, если она боялась огласки, так закопала бы за огородом», — говорят местные жители. Пока мы искали в поселке Малое Голоустное Алексея Скобельцина, познакомились с его мамой Верой Александровной.

— Леша всегда был очень сострадательным, — рассказывает женщина, — постоянно домой то щенят, то котят приносил. Когда сын нашел мертвого ребенка, то поступил так, как подсказывала ему совесть: похоронил малыша. Вера Александровна одна вырастила пятерых детей, а сейчас взяла опекунство еще и над семилетней девочкой. Она навещала в детском доме маленького брата невестки, и когда маленькая Аня сказала ей: «Здравствуй, мама!», сердце женщины дрогнуло. Вообще, в Малом Голоустном, несмотря на тяжелую социальную обстановку, связанную с безработицей, немало многодетных семей. «Молоко, картошка, хлеб всегда при старании будут, а значит, детей подымем», — не унывают местные жители.

Они уверены, что избавиться от малыша, выбросив его как мусор на свалку, ни одна женщина Малого Голоустного себе бы не позволила.

Могилку рыл руками

Алексея Скобельцина мы застали в поле, он помогал своему другу отвезти домой сено.

— Сначала я оглядел ребенка: ростом он был чуть более 50 сантиметров и одет в распашонку, — рассказывает молодой человек. — Следов разложения я не заметил, тельце было розовенькое. Я подумал, что умер он, должно быть, совсем недавно. Ребенок лежал среди мусора где-то в полутора метрах от дороги. Глаза и внутренности выклевали вороны. Я решил, что должен его похоронить. Иначе воронье ребенка окончательно растерзало бы или тракторы, которые утрамбовывают мусор, его раздавили бы.

Алексей перенес тело малыша на другую сторону дороги — туда, где не было мусора, и на пригорке принялся руками рыть ямку. Твердая глинистая почва плохо поддавалась, и он долбил землю камнем. Положив ребенка на дно неглубокой могилки, Алексей присыпал его землей. О страшной находке парень хотел сообщить участковому, но тот был в отпуске. И тогда молодой человек обратился к работнице местной больницы. В лечебном учреждении о мертвом ребенке сообщить в милицию не поспешили, а провели собственное расследование. Сначала обошли всех женщин, у которых были новорожденные дети, и будущих мам, состоявших на учете по беременности. Однако, по счастью, все малыши были на месте, а будущие мамочки ждали положенного срока. Медицинский работник (женщина, которой Алексей первой сообщил о найденном трупе ребенка), согласилась поговорить с нами на условиях анонимности.

— По описанию Леши я поняла, что это был не выкидыш, — рассказывает наша собеседница. — Скорее всего, ребенку было от одного дня до месяца. Учитывая то, что он был в распашонке, можно предположить, что после рождения малыш прожил какое-то время. Я уверена, что ребенка выбросила наша, местная.

— Но вы же обошли всех настоящих и будущих мам, у них все в порядке...

— Да, это так, но какую-то маму мы могли проглядеть. Они ведь у нас не все на учет встают, неблагополучных семей хватает. Отсиделась дома или живот утягивала, а потом родила потихоньку и избавилась от ребенка. Есть тут у нас одна дама — регулярно пьет и не менее регулярно беременеет. Потом — раз! — вроде и живот был, а тут нет ничего. И уличить ее никто не может.

— Жители вашего поселка уверены, что ребенка привезли из Иркутска.

— Маловероятно, что это городские. Ну, посудите сами: какой резон везти ребенка из Иркутска к нам за сто километров, когда можно было его и в лесу скинуть, тогда бы его точно никто не нашел. Я больше чем на 100 процентов уверена, что это кто-то из наших, какая-нибудь канарейка вот такая, — наша собеседница крутит пальцем у виска, — выбросила ребенка в мусорный мешок и подумала, что все шито-крыто.

— Тело ребенка направлено на судебно-медицинскую экспертизу, — рассказывает Владимир Саловаров, старший помощник руководителя территориального Следственного управления СК при Прокуратуре РФ по Иркутской области. — Пока мы не можем сказать, что стало причиной смерти малыша. На его теле заметные гнилостные изменения, поэтому экспертиза займет более длительный промежуток времени. Сейчас следователями ведется работа по установлению личности матери ребенка.

Метки:
Загрузка...