Чем живет военный городок?

Некоторые сотрудники училища до сих пор ходят на работу

Страсти вокруг ИВВАИУ, казалось бы, давно утихли. Город распрощался с курсантами, распрощался с некогда легендарным училищем. На смену отчаянной борьбе — бесчисленным обращениям и акциям протеста — пришли безработица, бесхозность, бардак на территории. Чем живет военный городок сегодня и какие заботы шлейфом оставила после себя ликвидация ИВВАИУ?

Люди ходят на работу

Сегодня на территории училища прочно обосновалась бригада спецназа. Какова ее численность, сказать сложно. Точная информация — под грифом «секретно». Однако по всему видно — служивых немало. В подтверждение тому — длинные вереницы машин с бойцами на борту, которые выезжают иной раз за ворота городка.

Вместе с тем официального постановления о ликвидации училища все еще нет, и порядка 200 человек по-прежнему числятся сотрудниками ИВВАИУ. Они все так же ходят на работу, исправно выполняют служебные обязанности. В основном это сотрудники так называемых вспомогательных подразделений — бухгалтерия, медсанчасть, вещевая служба... В общей сложности 194 человека. Вопрос, когда же выйдет официальное постановление, которое поставит наконец в этой печальной истории точку, служит благодатной почвой для досужих разговоров. Приказ ждали к июню, потом к октябрю, теперь к Новому году.

Бесквартирные сотрудники

Надежда Шипович как раз в числе тех, кто уведомлений о сокращении пока не получал. И хотя с начала года ни одного курсанта на территории ИВВАИУ нет, каждое утро Надежда спешит на место службы. Ее должность — делопроизводитель, в числе забот — ворох бумажной работы, связанной со списанием материально-технических ценностей. Часть оборудования до сих пор передают на склады, часть отправляют в город Воронеж.

— Работы у нас меньше не стало, скорее наоборот, — рассказывает Надежда. Понятно, что излишних иллюзий сегодня никто не питает, грядущая безработица — лишь дело времени. Однако для Надежды это отнюдь не самая серьезная проблема, больших опасений вызывает вопрос с местом жительства. Возможно, в самом ближайшем будущем в компании с дочкой-школьницей она окажется в буквальном смысле на улице.

— Родственников в Иркутске нет. Если из общежития нас выселят, идти будет некуда.

Сегодня одинокая мама Надежда Шипович живет в офицерском общежитии коечного типа № 9. Наряду с десятками прочих постояльцев в ее паспорте в графе «Место регистрации» значится: улица Советская, 176, — юридический адрес ИВВАИУ.

О проблеме, с которой столкнулись бесквартирные сотрудники из числа гражданских, мы писали еще весной. С тех пор мало что изменилось. По словам представителя профсоюза ИВВАИУ, согласно Жилищному кодексу России, гражданским сотрудникам воинских частей жилплощадь не полагается, а значит, закон, к сожалению, не на их стороне.

Квартиры есть, воды в них нет

В сравнении с перспективой остаться на улице проблемы офицерских семей, в чьих квартирах нет ни горячей, ни холодной воды, смело можно отнести к разряду бытовых неурядиц. Однако ситуация, согласитесь, не из приятных. В общей сложности по итогам ликвидации Иркутского авиационного училища квартиры получили более 300 офицерских семей. Кому-то дали сертификат на приобретение жилплощади, кому-то ордер. Квартиры предоставили в трех точках города: в микрорайонах Крылатом, Топкинском и в жилом комплексе «Три звезды» на территории военного городка. С последним как раз и возникли проблемы. По словам жильцов, суть вопроса в следующем: офицерские квартиры были оплачены Министерством обороны не в полном объеме. Недостающая сумма предполагала выполнение технических работ, в частности подключение систем водоснабжения. Заложниками возникшей ситуации стали жильцы.

— Видимо, из опасений, что отсутствие тепла может повлечь за собой убытки, отопление на днях включили. А вот когда в квартирах появится вода — это вопрос, — рассказывает полковник ИВВАИУ Андрей Чигвинцев.

Учитывая возникшую проблему, заезжать с семьей в новую квартиру Андрей Чигвинцев не спешит, благо крыша над головой есть. Однако так повезло не всем: из ста с лишним семей порядка тридцати вот уже несколько месяцев живут без воды. Сколько неудобств это приносит, представить несложно.

Вместо тренажера четыре КамАЗа

Что касается стен училища, то сегодня от былой роскоши остались крохи. Казармы, учебные корпуса, склады, аэродром — училище в настоящий момент занимает, по словам сотрудников, порядка пяти процентов от фонда, некогда ему принадлежавшего. И с каждым днем освобожденных для спецназа территорий становится все больше.

Интересно, что сдача материально-технической базы все еще продолжается. Причем в Воронеж отправляют лишь незначительную часть, в большинстве своем оборудование идет на склад.

— Все оборудование, что было на нашей кафедре, мы перевели в пятую категорию, иначе говоря в нерабочее состояние, — рассказывает один из сотрудников ИВВАИУ. — То есть все, что крутилось, жужжало, исправно работало, мы разобрали, распилили и сдали на армейские склады, то есть фактически на металлолом.

Помещение, где стоял некогда комплексный тренажер (КТС) Ил-76, полностью имитирующий работу настоящего самолета, выглядит сегодня сиротливо. Бригада спецназа планирует поставить здесь грузовые машины — в зале, где размещался КТС Ил-76, с лихвой помещается как минимум четыре автомашины КамАЗ.

Листва не убрана, фонари не горят

Главное, с чем столкнулись жители военного городка вслед за ликвидацией училища, — бесхозность территории. Некогда чистые, ухоженные дворы, аллеи, парк стали выглядеть иначе. Бутылки, мусор, неубранная листва... Сейчас, например, на территории военного городка освещения практически нет. В темное время суток ходить небезопасно.

— Мы по вечерам лишний раз и не выходим. Во-первых, ничего не видно, того и гляди упадешь, а во-вторых, небезопасно — кругом теперь одна шпана. Не городок, а проходной двор, — рассказывает жительница Антонина Петровна. На КПП № 1 контрольно-пропускного режима нет сейчас и в помине: вертушка убрана, бойцы не стоят. По словам все тех же жителей, в дополнение к строителям-гастарбайтерам по военному городку теперь слоняется масса посторонних.

— Бригада спецназа обязана следить за той территорией, которая отдана им в распоряжение, — поясняет Мария Ступина, председатель правления региональной общественной организации «Крылатая слава России». — Управляющая компания «Авиатор» отвечает за эксплуатацию жилищного фонда и прилегающих к нему участков земли — в пределах пяти метров от дома. А вот дворы, дороги, аллеи остались не у дел. Сегодня фактически за них никто не отвечает.

Музею авиации быть

Еще одна инициативная группа, возникшая на фоне ликвидации училища, объединяет неравнодушных к авиации людей, которые всеми силами стараются спасти от гибели уникальные самолеты и вертолеты ИВВАИУ и создать на их базе музей авиации Иркутска. Минувшим летом авиаторы развернули невероятно кипучую деятельность. Небезызвестный двойник Брежнева, пилот-инженер первого класса Борис Макаров, привлек к идее создания музея всю летную общественность Иркутска. В письме с просьбой посодействовать благому делу свои подписи поставили представители управления гражданской авиации, Иркутского аэропорта, авиационных учебных заведений. Письма были направлены в адрес мэра города и губернатора Иркутской области. Еще одно обращение было составлено на имя министра обороны РФ Анатолия Сердюкова. Будучи в Москве, Борис Макаров лично отнес письмо в приемную Минобороны РФ по улице Моховой. Однако ответа от высокого военного руководства так и не последовало.

— Что касается региональных властей, то с Игорем Есиповским наша встреча была назначена на 12 мая. По известным причинам разговор наш, к сожалению, не состоялся.

Тем временем уникальные модели летательных аппаратов были выставлены на продажу, началась утилизация самолетов. Однако, к счастью, распродажу удалось остановить — в дело включился губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. Глава региона поддержал идею создания музея и обсудил данный вопрос с министром обороны РФ Анатолием Сердюковым в Москве. Как итог встречи — в училище поступила телеграмма от главнокомандующего ВВС России Александра Зелина о приостановке расформирования парка военной техники ИВВАИУ.

— В училище поступила телеграмма о подготовке летательных аппаратов к передаче в собственность города. Речь идет о подготовке, а не о передаче, — несколько пессимистично подчеркивает один из военных ИВВАИУ. — Это значит, что согласно нормативам самолеты необходимо перевести в категорию нелетных, снять оборудование и детали, содержащие в своем составе драгметаллы, для последующей сдачи в госфонд.

Драгметалла в самолете меньше, чем в кольце

— Мы, конечно, надеемся, что вслед за распоряжением о приостановке утилизации парка военной техники поступит и официальный документ о безвозмездной передаче самолетов и вертолетов ИВВАИУ в собственность области, — отмечает Борис Макаров.

Единственное, что волнует сегодня представителей инициативной группы, — снятие оборудования с потенциальных экспонатов. По словам Бориса Макарова, инженера-пилота первого класса, доля драгметаллов в блоках ничтожно мала: в одном самолете их меньше, чем в обручальном кольце.

— По большому счету это лишь формальность, соблюдение которой нанесет музейной экспозиции невосполнимый ущерб. Такие уникальные модели, как Ми-6 — самые грузоподъемные вертолеты Советского Союза — или гагаринский МиГ-15 УТИ, не должны быть пустыми. Людям это будет неинтересно, — отмечает Борис Макаров. — Их целостность, их историческая ценность несравнимы со стоимостью драгметалла.

Загрузка...