Дмитрий Мезенцев: «Регион-труженик не должен жить так сложно»

Сто дней руководства Приангарьем губернатор отметил встречей с коллективом холдинга «Номер один»

На прошлой неделе редакцию холдинга «Номер один», куда входят областные газеты «СМ Номер один» и «Копейка», городской еженедельник «Пятница», посетил губернатор Дмитрий Мезенцев. Причем глава региона прибыл к нам буквально с воздуха — до встречи с журналистами он совершил облет Иркутска на вертолете. Разговор с журналистами длился почти два часа, обсуждены были как острейшие темы реформы ЖКХ, дефицита областного бюджета и будущего русской деревни, так и проблемы реконструкции исторического центра Иркутска, подготовки города к 350-летию.

О первых 100 днях на посту

— Не было ни одной минуты, когда я бы сожалел: куда же я приехал, куда меня занесло! Все-таки семь с половиной лет быть погруженным в дела региона, пусть и в качестве представителя «верхней палаты» парламента, — это тоже большой опыт, дающий представление о реальном положении дел в регионе. Но чего я никак не ожидал, так это такого удручающего состояния областного бюджета. Кроме того, пока не нащупаны правильные подходы в создании приоритетов будущей стратегии развития региона. Помните, в советское время были столбики роста выпуска чугуна, стали, автомобилей «Москвич» и «Запорожец», чулочно-носочных изделий... Но сейчас мы должны показать людям реальное будущее, а не коммунизм 80-х годов.

Для меня очень важны понятия «надежный край», «надежный дом». В буквальном смысле этого слова — дом как город, дом как деревня. У нас люди не всегда понимают свое завтра, не уверены в будущем. И одна из задач власти — не только по минимуму обеспечить тепло, пенсии, выплаты учителям и врачам, но и сделать людей увереннее в завтрашнем дне.

Что это за сверхсложная задача такая — своевременная выплата заплаты?! Это норма, а вот дать людям комфортный стандарт жизни — это первоочередная цель. А пока жители области не верят, не соизмеряют свое будущее с будущим региона, не понимают, каким оно будет. И это печально. И если за последние 8 лет из региона уехало свыше 300 тысяч человек, это прежде всего связано с низким социальным стандартом жизни.

О потенциале Иркутской области и налогах

— Если реально оценивать промышленный и минерально-сырьевой потенциал, перспективу развития туризма, реальную экономику, то Иркутская область должна входить в пятерку самых передовых областей страны.

Если исключить два признанных лидера — Москву и Питер, то за место в пятерке регионов мы смело можем поспорить. И поспорим! Еще 100 лет назад процветающий, комфортный, купеческий Иркутск восхитил не одного гостя, в том числе Чехова.

«Это комфортный, красивый, удобный город, какие экипажи, люди, магазины, рестораны...» — привожу близко к тексту слова Чехова. Мы выходим в город и что видим по сторонам? Это и сегодня соответствует действительности — экипажи действительно шикарные, причем все больше с правым рулем. И если Иркутск был комфортен без Иркутскэнерго, «Братского алюминия», без золотых приисков промышленного масштаба, БЦБК, группы деревоперерабатывающих производств, то почему комфорт исчез, когда все это появилось? Так что одна из главных для меня задач — наладить диалог, сверить позиции с руководителями крупнейших вертикально интегрированных компаний. У меня уже произошла не одна встреча с Олегом Дерипаской, две встречи с Сергеем Богданчиком, были переговоры с Виктором Вексельбергом, Владимиром Якуниным, Сергеем Чемезовым.

Еще одна наша беда — очень невысокое качество собираемости всех налогов в целом по Иркутской области. Почему в этом году падение дохода области по прибыли составило более 40 процентов? Где те лакуны, в которых пропадает прибыль? И почему мы недополучаем, производя здесь значительную часть даже не регионального, а национального продукта? Регион, который столько производит, регион-труженик, не может жить так сложно и занимать по большинству показателей нижние строки в Сибирском федеральном округе.

О реформе ЖКХ и «умных» домах

— На первом заседании регионального совета многие утверждали, что в Сибири не может быть успешно прожитой зима в муниципальных округах. Но люди в декабре должны готовиться к Рождеству и Новому году, а не к протечкам, холоду, угрозе заболеваний детей и т. д. Это очень неправильно, что мы в полуавральном порядке первую половину лета проводим в дискуссиях, как надо готовиться к зиме, вторую половину — в сожалениях, что мало денег, а начало осени — в лихорадочном латании дыр устаревших систем.

И сегодня Приангарье готово стать регионом, полигоном, где будет проходить последовательная, сбалансированная, логичная работа по реформированию системы ЖКХ.

Не так давно я был в командировке в Финляндии, по приглашению экс-премьера страны господина Эско Ахо. Туда я поехал с совершенно конкретными прикладными задачами. В первую очередь мне хотелось посмотреть, что такое «умный» дом на самом деле. Формально он точно такой же, как и наши новостройки, только в нем ни одной батареи нет. Представить, как можно жить в такой же холодной, как и Сибирь, Финляндии без батарей, трудно. А секрет прост: не пропускающие тепло панели, нетеплопроводные стеклопакеты, тщательно застекленные балконы — летом это обычный балкон, зимой — еще одна термоподушка, за которую не надо платить, но она сохраняет тепло. А кто обогревает дом? Сами жильцы, ведь все люди являются теплообменниками и теплоисточниками. Квадратный метр такого жилья в Хельсинки при средней зарплате жителя Финляндии 4000 евро стоит 2200 евро.

Я спросил, сколько будет стоить построить такой дом в Иркутске. Дешевле! Причем если участок дается уже сегодня, то через год мы разрезаем ленточку. И во что бы то ни стало к 350-летию Иркутска мы построим «умный» дом, хотя бы один. Но лучше два.

О будущем русского села

— Очевидно, что наша деревня находится в системном кризисе. И одно из приоритетных проектов правительства сегодня — поддержка сельского хозяйства.

И неслучайно на одном из самых первых заседаний правительства мы подняли вопрос сельхозпроизводства. Нужно снять барьеры, которые мешают устьордынцам сдавать молоко и мясо.

На заседание мы пригласили фермера, который рассказал о своем опыте: когда в Иркутске разрешали торговать с машины, то за день он продавал 70 тонн картофеля по 14 рублей за килограмм. Замечательного качества! Колоссальная выгода и удобство. И если мы с новым руководством округа добьемся, чтобы люди имели несколько вариантов сдачи сельхозпродукции, то в этих шести районах однозначно получим оживление.

Об Иркутске с воздуха и музейной зоне

— Цель моей поездки на вертолете была локальная — осмотреть пространство улиц Кожова, Седова, 3 Июля, посмотреть на те кварталы, которые являются следующими этапами реконструкции Иркутска. И вообще посмотреть на рациональность использования земли в областном центре. Я заметил, что одна из развязок с моста на 3 Июля в начале шире, чем на выходе. Ну как так могло быть? Пробки неизбежны. Попросил сделать снимок, чтобы посоветоваться со специалистами: может быть, это какой-то особый ГОСТ, а может, просто не подумали.

С воздуха город кажется более органичным, стройным, продуманным. Конечно, есть кварталы, которые требуют реконструкции, прежде всего это кварталы деревянной застройки. И если мы сделаем первые 100 домов к 350-летию Иркутска, я убежден, что люди поверят в город. А сделав 100 домов, можно реконструировать и 500.

Понятно, что проект должен быть очень прозрачным и оптимально дешевым. Хочется воссоздать фрагмент городской среды, которая будет комфортна для жителей города, и сама городская среда станет объектом вложений инвестиций. Мне видится огромная, но живая музейная зона: мастерские, кафе, ресторанчики, где будут встречи с казаками, музыкантами, художниками...

Единство архитектурного стиля, сохранение и восстановление старой исторической архитектурной школы, единый комплексный подход к развитию инженерных систем — три основных принципа реконструкции. Не может быть так, что здесь — печи, там — газ, тут — электричество, должен быть единый стандарт. Причем активная зона должна сочетаться с зоной жилой.

Этот проект должен отчасти решить проблему досуга горожан. Вот мы с женой несколько раз выходили гулять — на набережную, на остров Юность. Наблюдали, как байкер до одури катался туда-сюда на заднем колесе, пока его гаишник не притормозил. И все потому, что некуда приложить силы, у горожан нет той среды, где можно было бы реализовать свои увлечения.

Есть у архитекторов такой показатель — коэффициент пребывания горожан на улицах. В Европе треть населения проводит свободное время вне дома — в ресторанах, кофейнях, кино, театрах, клубах. В Иркутске этот показатель намного ниже. И этот коэффициент может быть поднят вовлечением людей в праздник, в радость, в большие мероприятия.

О байкальском сувенире

— У финнов работает программа поддержки малых промыслов. Финн, живущий за полярным кругом, где за километры вокруг никого нет, зимой сидит и режет из кости ручки для ножа, а потом ему привозят лезвия, обработанные на заводе. И он все это собирает в знаменитый финский нож, дорогой и стильный. И это один из главных национальных сувениров.

Мы тоже должны задуматься о программе поддержки ремесел и промыслов. Хотя ремесленничество в стране физиков, космонавтов и героев никогда не было престижным. Но заниматься этим будут. И, возможно, так и появится байкальский сувенир, символ региона, которого у нас пока нет.

Есть идея сделать в качестве символа казака. Не так давно художник принес вылепленный из гипса образец. Но если такой тщедушный казак, с таким животом и на таких кривых ногах пришел бы сюда, на Байкал, он бы был бурятским этносом смят и Сибирь бы не покорил. Так что будем работать в этом направлении.

И все должно быть сбалансировано и взвешено — например, возможный набор из 4, 8, 12 фигур, где будут отображены представители и бурятского, и российского этноса, прибайкальская специфика.

Метки:
Загрузка...