Резиновый асфальт

Братский химик-самоучка проделывает сложные реакции, полагаясь не на знания, а на особый дар

Александр Митюгин из Братска занимается непростым и едва ли прибыльным делом: перерабатывает отходы со всей Восточной Сибири — от ртути до медицинских препаратов и пластиковых бутылок. За 15 лет работы он представил на российском рынке несколько важных изобретений и даже уникальную технологию изготовления сверхпрочного асфальта. Однако по профессии Александр вовсе не химик, а геолог. И огромного штата ученых у него тоже нет — всего три помощника, включая аспиранта. Создавать нужные и полезные вещи из отходов, считает Митюгин, можно и без специфических знаний. Изобретатель уверен: удачно проводить эксперименты и получать новые продукты переработки ему позволяет грамотное отношение к делу и доставшееся в наследство от бабушки свойство тонко чувствовать молекулярное строение материи, то есть определять, чего не хватает, а что в излишестве и что необходимо добавить или убрать.

Ртутная ниша

Начиналось все довольно банально, рассказывает Александр Митюгин. Перебравшись по работе из Нижнего Тагила в Братск, он встретил здесь свою жену, да так и остался. А после того как обосновался здесь, стал думать, чем заниматься дальше.

Пятнадцать лет назад о переработке отходов, не только опасных, но и самых повседневных бытовых, в Иркутской области, да и в стране в целом, мало кто задумывался. Естественно, должных и нужных производственных мощностей не было. Александр Митюгин поспешил занять эту нишу. Первым шагом стал небольшой завод по переработке и утилизации ртути, который работает неподалеку от Братска и по сей день. Туда свозятся отходы ртути со всей Восточной Сибири. Подобных заводов единицы на территории нашей страны.

Вложения не оправдались

Однако вложенные средства и надежды на быстрое возведение завода не оправдались. Так у Митюгина возникла еще одна мысль: создать небольшое прибыльное производство стройматериалов из отработанных продуктов. Идея пришлась как нельзя кстати. Так появился заводик по производству жидкого стекла, которое является незаменимой сверхпрочной добавкой в бетон и другие материалы, а затем и завод по производству черепицы, плитки и других средств облицовки. По словам Александра, сейчас удерживаться на плаву помогает именно это производство.

Пластиковые люки вместо чугунных

Несколько лет назад Митюгин предложил городу Братску еще одно оригинальное изобретение — пластиковые люки. Муниципалам товар понравился. Дело в том, что канализационные чугунные люки — излюбленное средство наживы собирателей черного металла, которых в любом городе предостаточно. Постоянно приобретать новые люки, причем вовсе не дешевые (один стоит около 5 тысяч рублей), для города неподъемная ноша, тем более что бороться с ночными ворами просто бессмысленно.

Пластиковый люк, изготовленный из отходов, собранных на улице, гораздо дешевле — порядка 700 рублей за штуку, и ценности для воров никакой не представляет. Так, сначала в Братске, а потом и в Ангарске, и в Черемхово, и в Усолье-Сибирском появились такие люки. Однако промышленное производство на страну у Митюгина не пошло.

— Работая с отходами, мы столкнулись с двумя проблемами, — рассказывает он. — Первая — это то, что наши материалы очень прочные, их хватает надолго, и, наполнив рынок один раз, нужно очень долго ждать новых заказов. Вторая проблема — дешевизна товара. У нас существует система госзаказов, огромные предприятия работают по старинке, диктуют свою ценовую политику, а заказчик соглашается с ней, понимая, что, делая заказ на этом предприятии, он тем самым не дает ему разориться. Однако не секрет, что система госзаказа и муниципального заказа у нас далеко не совершенна, а потому дешевому высококонкурентному инновационному продукту на наш рынок пробиться очень сложно.

Что делать с резиной?

Очередным подтверждением тому, что новинки у нас никому не нужны, стало новое детище Митюгина. Еще несколько лет назад в ученых кругах в мире, рассказывает Александр Митюгин, огромное внимание отводилось проблеме отработанных шин. Диссертации, научные исследования — все, казалось, говорит в пользу этого материала. Считалось, что из него можно делать сверхпрочные материалы.

— Знакомые ученые и предприниматели все в один голос твердили: «Займись резиной — не прогадаешь», — рассказывает изобретатель. — Но когда мы с моей командой столкнулись с этим напрямую, то поняли, что многие теоретические работы не имеют ничего общего с реальностью. Делать из резиновой крошки асфальт оказалось не так-то просто и уж совсем не дешево. Опыты, проведенные в масштабах лаборатории, неосуществимы на практике. Потом я узнал, что и в мире с резиной никто не работает. Очень дорого производить из нее новые материалы, проще вернуть в первоначальное состояние — в нефть, но и это тоже недешево, требуются большие трудозатраты.

Однако Митюгин к тому времени собрал большое количество отработанных шин, с ними надо было что-то делать. И за считанные годы маленькой команде, в составе которой было всего двое иркутских ученых, удалось создать технологию, позволяющую делать из резиновой крошки сверхпрочный асфальт. Митюгин признается, что такой успех поразил коллег по цеху и конкурентов, ведь изобретения подобного рода создаются не за годы, а за десятилетия. Однако, как и стоило ожидать, новое изобретение не получило нужной площадки для старта. Около двух лет назад, когда стало ясно, то технология работает, Митюгин нашел отличную опытную площадку — территорию Братского алюминиевого завода. На заводе, где производство сопряжено с высокими температурами, постоянно плавится асфальт и перекладывать его нужно каждые 4 месяца. Температура плавления обычного асфальта 45 градусов по Цельсию, твердения (или замерзания) — всего 15. Дешевый асфальт из покрышек плавится при температуре 72 градуса и замерзает при минус 52. Для БрАЗа это идеальный вариант, который впоследствии мог бы быть опробован и на российских дорогах, которые часто приходят в плачевное состояние буквально через несколько месяцев после капитального ремонта.

Однако эксперимент на алюминиевом заводе так и не стартовал — начальство ясно дало понять, что ниша асфальтоукладки здесь давно прочно занята другим подрядчиком и новая технология просто нарушит привычное течение жизни гигантского производства.

Иностранцы не дремлют

Но Митюгин не сдался и нашел новых, более мобильных партнеров. Сейчас он ведет переговоры с китайскими промышленниками о создании двух заводов по производству асфальтного битума — на территории Ангарска и в Китае. — Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы наша технология работала в промышленном масштабе, но нам очень важно, чтобы эти изобретения служили на благо нашей родины, даже несмотря на то, что бывает так сложно доказать их нужность и полезность, — признается Александр Митюгин.

«Интуитивно и точно определяю болезни»

Секрет своего успеха в создании новых продуктов Александр Митюгин объясняет двумя причинами. С одной стороны, его предприятия могут служить образцом экономии. На четырех производствах предпринимателя трудится всего 35 человек. Например, абсолютно все заказы, поступающие со всей страны, принимает лишь один человек. Большинство рабочих универсалы: сегодня сварщик — завтра плотник. Как ни парадоксально, производства у Митюгина очень простые, без всякой электроники и сложных схем.

— В Ангарске и Иркутске наши конкуренты сейчас чувствуют себя не очень хорошо, в первую очередь из-за раздутости штата, а также из-за несовершенства технологий производства. У меня производительность труда в 5—6 раз выше, чем у многих подобных предприятий, при этом зарплаты небольшие, в среднем 11—12 тысяч. Но и текучки кадров у меня нет.

Вторая причина удачливости куда более экзотична. Александр Митюгин известен в Братске как человек с незаурядными способностями. Он может безошибочно определить, чего не хватает человеческому организму, а что в нем в избытке. С одного взгляда на руки Александр называет основные черты характера, достоинства и недостатки человека, а также причины недомогания или болезни. Александр Митюгин говорит, что именно это свойство помогает ему чувствовать не только людей, но и любую материю.

— Я интуитивно могу определить, чего именно не хватает в составе, для того чтобы материал получился таким, каким нужно, — рассказывает он. — Но, конечно, в таком тонком деле, как химические реакции, без помощи хороших ученых и я обойтись не могу.

Братский химик-самоучка Александр Митюгин строит множество планов, готовит новые проекты и ищет оригинальные идеи. Он считает, что только так можно раскрыть секрет успеха российского предпринимателя. Однако, говоря о своих способностях и открытиях, он не скрывает, что самого главного секрета — изменения российского менталитета и борьбы с коррупционной системой — он пока не раскрыл.

Метки:
baikalpress_id:  11 544