Тайны иркутских многоэтажек

Наиболее живучие строительные легенды

До покупки или приватизации квартиры мы не особо задумываемся над тем, из чего построены дома, в которых живем, и все ли благополучно в наших жилищах. Только став собственниками, мы сразу же начинаем узнавать массу подробностей, слухов и невероятных особенностей возведения зданий, которые зачастую не имеют ничего общего с реальностью. Конечно, некоторые явления имеют место быть, но их значение, как правило, сильно преувеличивается. Сегодня мы расскажем о наиболее стойких строительных легендах и поставим наконец точку в спорах о том, рухнут ли иркутские хрущевки при очередном сильном землетрясении и что лучше — деревянный дом или кирпичный. Для того чтобы разобраться во всем этом раз и навсегда, мы пригласили независимого эксперта, инженера-строителя Сергея Властина.

1. Едва ли не в каждой иркутской новостройке находят трещины в фундаменте. Сразу начинаются слухи: дом рухнет или его будут сносить...

— Сразу скажу: определенная ширина трещин допускается действующими нормами. Однако, если даже конструкция здания серьезно повреждена — это здание, как правило, подлежит восстановлению. В таких случаях производится отселение жильцов и идет реконструкция.

2. Строительство сегодня практически никто не контролирует.

— Откуда такие сведения у населения, я не знаю, но часто слышу такие реплики. «Все строится как попало — никому дела нет»! Конечно, это совершенно не так. Как минимум три стадии контроля процесса строительства ведутся постоянно. Во-первых, со стороны проектировщика, во-вторых, со стороны государства (есть у нас специальная служба Государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области), а в-третьих, со стороны самого застройщика. Есть еще четвертый уровень контроля, но у нас его, по-моему, нет. Это входящий контроль, когда создается специальная лаборатория, в которой проверяются качество и соответствие требованиям всех применяемых строительных материалов. Контроль ведется очень жесткий, могу заверить, так как за несоблюдение необходимых норм и правил грозит не только административная, но и уголовная ответственность.

3. Срок эксплуатации дома 50 лет. Что с ним будет по истечении этого срока? Дом развалится?

— Вообще, такого норматива, как срок эксплуатации, не существует, во всяком случае я, сколько ни искал, не нашел такого пункта. Понятие срока эксплуатации в таком сложном строении, как жилой дом, в принципе отсутствует. Все зависит от того, как дом эксплуатировать, где он расположен, на каких грунтах стоит и т.п. Ежемесячно жильцы вносят квартплату, в которую в том числе заложена статья расхода на капитальный ремонт. Так, в зависимости от износа здания дом постоянно ремонтируется, до тех пор пока экономически это целесообразно. Также у нас существует Фонд содействия реформированию ЖКХ, из которого также выделяются средства на капитальный ремонт зданий. Сейчас деньги из этого фонда в основном направляются на восстановление хрущевок. К вопросу о них: хотя приблизительный срок эксплуатации серийных домов, построенных еще в 60-е годы прошлого столетия, заканчивается, могу с уверенностью сказать, что простоят они еще не один десяток лет при соответствующем уходе.

4. Строители все время говорят, что себестоимость строительства в Иркутске очень высока. Многие уверены, что строители, мягко говоря, преувеличивают.

— Если преувеличивают, то не намного. Смотря с чем сравнивать: если сравнивать с западной частью России или хотя бы с тем же Красноярском, то у нас себестоимость действительно очень высока. Все дело в сейсмике: она и увеличивает стоимость зданий, причем значительно. Возведение безопасного жилья требует больших вложений. Ко всему прочему, СНиПы у нас остались еще с советских времен и постоянно ужесточаются, требования к строителям намного жестче, чем в той же Европе, а все это влетает в копеечку.

5. По проекту дом должен насчитывать 9 этажей, но застройщик надстроил еще три этажа. Их будут сносить или дом не будет введен в эксплуатацию никогда?

— В Иркутске действительно есть несколько таких домов, например на Амурском проезде (остановка «Цимлянская»). Застройщик действительно нарушил проект, и теперь дом не может быть введен в эксплуатацию. Однако в таких случаях снос лишних этажей маловероятен, хотя жить в таком доме небезопасно и никто не возьмет на себя ответственность за такое строение, дом никогда не введут в эксплуатацию. В таких случаях обычно начинается работа с самого начала, с проекта. Инженеры создают новый проект, подстраивая его под уже существующий, потом доказывают его эффективность. После этого идет полное усиление здания, в целом на объекте осуществляется, по сути, двойная работа. Я бы не советовал дольщикам вступать в такие стройки, а застройщикам надстраивать лишние этажи.

6. Если линии электропередачи проходят рядом с домом, это опасно для здоровья.

— В Иркутске не так много домов, которые построены на месте прохождения ЛЭП. Однако нормативы позволяют проводить низковольтные провода буквально в метре от балконов жилого здания. Если это позволяется СНиПом, значит, это не так опасно, как принято думать. Более того, трансформаторные подстанции — наиболее мощные источники энергии — могут находиться в 50 метрах от жилого здания. Большой недостаток близко расположенных ЛЭП — это их довольно неприятный треск. Проблема решается установкой пластиковых окон.

7. При возведении зданий рабочие на стройках выбрасывают внутрь стен строительный и бытовой мусор.

— На строительной площадке и на каждом этаже строящихся домов предусматриваются контейнеры для сбора как строительного, так и бытового мусора. Если что-то и попадает внутрь стен по вине нерадивого строителя, то просочиться внутрь квартиры в виде запахов или нечистот мусор не имеет никакой возможности, учитывая толщину стен.

8. Столь популярный сегодня пенобетон (легкие бетоны), который широко применяется при возведении малоэтажных домов, рассыплется через 25—30 лет.

— Легкие бетоны при строительстве всегда служат утеплителями, а не конструкциями зданий. И всегда закрываются от воздействия окружающей среды. Например, пенопласт, который содержится в полистеролбетоне, довольно быстро разлагается при попадании солнечного света. Однако надо учитывать, что пенобетонные блоки обычно закрыты от прямого попадания света и воды, их скрывает внешняя отделка, а потому никаких серьезных воздействий нет и материал при правильной эксплуатации может прослужить значительно дольше. А вот если использовать такие блоки при укладке цокольного этажа, тогда материал разрушится и придет в негодность гораздо раньше.

9. Иногда высотные дома возводят буквально на глазах, полгода — и дом готов. Такая оперативность объясняется низким качеством строения.

— Вовсе не обязательно. Сегодня технологии позволяют возводить дом быстро, все зависит от того, сколько человек работает на стройке, как оперативно поставляются стройматериалы, и самое главное — сколько денег у застройщика. Если с этим проблем нет, дом в 5 этажей на 2—3 подъезда без прокладки инженерных сетей можно возвести хоть за двое суток, и качество от этого отнюдь не пострадает.

10. Если дом начали строить зимой, он будет некачественным.

— Вовсе нет, но то, что он будет на порядок дороже, это точно. Строительство в зимний период у нас ведется, но довольно редко, так как при закладке фундамента и кладке стен необходимо использовать значительно больше энергии, чтобы отапливать площадку, применять специальные дорогостоящие смеси. Времени на стройку уходит гораздо больше. Процесс возведения сразу же становится минимум на 30% дороже, а качество дома, скорее всего, будет таким же, как у дома, возводимого в строительный сезон.

11. Иностранные рабочие не обладают нужной квалификацией, лучше бы строили наши соотечественники.

— Во всем мире так — здания строят гастарбайтеры, будь то Европа или США, или Латинская Америка. К примеру, если бригада бетоноукладчиков состоит из 4 человек, только одному из них достаточно знать процесс, остальные исполняют нетрудные указания, и на качестве это никак не отразится. Главное, чтобы процесс был организован правильно, а от того, кто его осуществляет — китаец или русский, — результат не меняется. А вот с дисциплиной у наших соотечественников, кстати говоря, сами знаете как дело обстоит.

12. Высотные дома по 15—18 этажей в Иркутске небезопасны для жизни.

— У многих горожан опасение вызывают высотки. Считается, что при землетрясениях, которые нередки в нашей сейсмоопасной зоне, дома могут рухнуть или, по крайней мере, мебель уберечь точно не удастся. Однако не так страшен черт, как его малюют. В Японии, где сильные землетрясения случаются чаще, чем у нас, как вы знаете, огромное число небоскребов, и они стоят. Технологии позволяют строить высотные дома, безопасные для жизни людей. У нас сейчас есть несколько таких домов — в Солнечном, например. Проект жилого комплекса «Сантоки», например, согласовывался в Москве, и все там соответствует довольно жестким российским правилам. Другое дело, что не всегда эти дома вписываются в архитектурный облик — вызывают недовольство жильцов соседних домов, перегораживая свет в окнах. Что же касается мебели, то жильцам, проживающим выше 9-го этажа, я бы рекомендовал закреплять ее на стенах и полу, так как даже при не очень значительных толчках она может упасть.

13. Кирпич — самый экологически чистый материал, он дышит.

— По моему мнению, любой дом, будь то кирпичный или железобетонный, перестает дышать тогда, когда устанавливаются пластиковые окна. Что же касается кирпича, то его безопасность в плане экологии — далеко не априори. Например, если глина для изготовления кирпича радиоактивна, то и кирпич будет небезопасен для здоровья. Относительно того, что кирпич дышит: стены в современных новостройках возводятся по принципу сэндвича — по бокам тонкие кирпичные стенки, а внутри — эффективный утеплитель, пенопласт, например. А теперь представьте: живете вы в с виду замечательном кирпичном доме, а на деле сидите в пенопластовой бочке. Как раньше, в три ряда кирпич сегодня не кладут. Строители просто знают, что кирпич пользуется большой популярностью у населения, вот и пытаются этим щеголять, а всей правды все-таки недоговаривают.

14. Деревянные дома промерзают и боятся огня.

— Это действительно так, несмотря на то что существуют специальные утеплители и огнеупорные материалы. Чтобы деревянный дом не промерзал, лучше возвести двойные стены; в доме, построенном из одного бруса, сибирской зимой, скорее всего, будет холодно. Что касается огня, то тут ситуация такая: брус, из которого построен дом, обрабатывают специальными огнеупорными пропитками, а потом каркас строения обшивают легким и красивым материалом. Пропитывать здание необходимо каждые 3—5 лет, то есть снимать обшивку регулярно, тратиться на пропитки. Мало кто хочет этим заниматься, поэтому нередко деревяшки горят.

Метки:
baikalpress_id:  22 929
Загрузка...