За лошадь дают «Мерседес»

Недалеко от Иркутска потомственный цыган разводит чистокровных рысаков

В Усольском районе, между селами Большежилкино и Новожилкино, в чистом поле вблизи речки Картагон виднеется конюшня. Здесь разводят рысаков. Учредитель хозяйства, ООО «Ангара-Троттер», Александр Захарчук — потомственный цыган. Во многом хозяйство держит на плаву настоящая цыганская страсть к этим благородным животным, впитанная с молоком матери и унаследованная от предков.

Продолжение дела отцов

Захарчуки своей большой цыганской семьей раньше жили в «нахаловке», держали по 30 голов свиней, много курочек; были в хозяйстве, конечно, и лошади. Правда, только крестьянские, для работы.

— Наша семья в таборе никогда не жила, но цыганские традиции нам не чужды, отец приучал нас жить своим хозяйством, держать лошадей. Без лошади цыган ведь никуда. Раньше мы огороды на лошадях пахали, ездили на них бутылки сдавать, тряпки старьевщикам отвозили, — вспоминает цыган Захарчук.

Сейчас Александр решил не разрываться на большое разномастное хозяйство, а сконцентрировался только на разведении лошадей. Причем не абы каких. Хозяйство специализируется на резвых рысаках. Отсюда и название предприятия, вторая часть которого в переводе с английского звучит как «рысак». А чтобы не быть голословным, руководство хозяйства старается высмотреть и приобрести отборных жеребцов, и это у конезаводчиков получается. «Таких лошадок, как у нас, нет ни у кого в области», — не без гордости говорят в хозяйстве.

Сейчас на конном предприятии работают семь человек — наездники, конюхи, трактористы. Александр Захарчук назначил генеральным директором опытнейшего зоотехника, а сам взял на себя решение организационно-финансово-хозяйственных вопросов. Живущему в Ангарске учредителю с такими заботами бывать в хозяйстве удается не каждый день.

— Если день не бываю в конюшне, душа болит, звоню, спрашиваю, что там и как, не заболел ли кто, — рассказывает потомственный цыган.

Верная Шазель

Страстью к рысакам Александра Захарчука заразил опытный зоотехник Дмитрий Лобыцин. Он более 15 лет проработал в хозяйстве округа, разведению лошадей отдал многие годы своей жизни и о породе рысистых знает все или почти все.

С помощью знаний Дмитрия Лобыцина работники хозяйства выстроили конюшню по всем правилам.

— Полы в конюшне сделали деревянными, чтобы лошади не простыли, — говорит генеральный директор ООО «Ангара-Троттер» Дмитрий Лобыцин.

Имеет значение и размер денника, лошади не должно быть тесно, иначе она начинает беспокоиться и ведет себя агрессивно. Важно, чтобы двери хорошо запирались и не скрывали от глаз лошадей окружающее пространство. Это тоже необходимый фактор лошадиного спокойствия.

Александр Захарчук и Дмитрий Лобыцин признаются, что разводить лошадей, рассчитывая на баснословную прибыль, не стоит. Лошадь начинает участвовать в бегах и приносить хоть какую-то прибыль только после двух лет жизни, а все это время нужно ее кормить, поить, тренировать. Содержать хозяйство поможет только искренняя любовь и преданность этим благородным животным.

Хозяйство официально существует четвертый год. Сейчас в нем более двухсот голов, и это уже позволяет держаться на плаву. В основном за счет продажи жеребят-рысаков, которых небедные покупатели приобретают для участия в бегах. Учредитель и директор хозяйства, обозревая свои владения, сегодня даже диву даются, вспоминая, как трудно им было начинать.

— В 90-х, когда мы вообще подумали о разведении лошадей, купить породистого жеребца было очень сложно, — делится Александр Захарчук. — Рысак стоил 14—15 тысяч рублей, а средняя зарплата в то время была 100—150 рублей. К тому же конезаводы тогда принадлежали государству, частникам они лошадей не продавали, но мы все же нашли возможность.

Первую рысистую, появившуюся у конезаводчика Захарчука, зовут Шазель. Сейчас она уже немолода, ей 16 лет. В таком солидном возрасте в бегах лошадь уже не участвует, к тому же она не так давно обзавелась долгожданным потомством. А когда-то Шазель была резвой, ее слава гремела на ипподромах.

Успехи лошади не оставались без внимания конезаводчиков. Александру Захарчуку предлагали за Шазель очень большие деньги.

— Он ее никому не отдает, любит ее, говорит, что Шазель самая преданная, — говорят между собой работники конюшни.

Шазель со спокойной душой можно отправить на прогулку вместе с табуном. Она обойдет все свои любимые места, где растет самая вкусная травка, и приведет всех вверенных ей лошадей домой.

В «Ангаре-Троттер» гордятся и другими представителями породы. Одного жеребца-производителя по кличке Лас Бачило в хозяйство доставили через Санкт-Петербург из Швеции.

— Вначале этот иностранец нас совсем не понимал, потом привык, — рассказывают конезаводчики.

Есть в хозяйстве и орловские рысаки, и американские. Из более чем 200 лошадей племенные составляют 20%. Хозяйство не жалеет денег на племенных жеребцов. Потомство, которое получится от таких лошадей, окупит все понесенные затраты.

— Сейчас хорошая лошадь стоит, как хорошая машина, — говорит Александр Захарчук. — В Москве продают жеребца за один-два миллиона. Мы тоже стараемся не продешевить. Однажды за чистопородного жеребца нам отдали «Мерседес».

Жеребцов хозяйства сегодня активно покупают конезаводчики из разных городов России.

— Две лошади сейчас бегают в Барнауле, есть наш жеребец в Красноярске, сейчас на Москву будем выходить, — уверенно заявляют работники «Ангары-Троттер».

Пони в хозяйстве не прижились

В хозяйстве, где уважают рысаков, как-то пытались прижиться семь пони, только вот взаимопонимания с основным табуном они не нашли.

— Эти маленькие лошадки не считают больших лошадей своими и живут сами по себе. Во дворе их не удержишь, разбегаются кто куда, — говорит Дмитрий Лобыцин. — Для того чтобы их держать, нам нужны были специально обученные люди. Их труд нужно оплачивать. Такую роскошь мы позволить себе не могли. Но, несмотря ни на что, пони спросом пользовались, люди покупали их для катания ребятишек.

От содержания пони решено было отказаться.

Тем не менее утверждать, что «Ангара-Троттер» держится только рысаками, было бы несправедливо. В хозяйстве гордятся своими русскими и советскими тяжеловозами — впечатляющими по размерам и очень выносливыми породами. Весить такие лошади могут под тонну, а то и больше.

Тяжеловозов сейчас в хозяйстве продают в основном на мясо. Покупатели — жители из округа. В Усть-Орде конина — самое почитаемое мясо. Из того же округа есть клиенты, покупающие тяжеловозов для улучшения породы.

В планах руководителей хозяйства — приобретение еще одной выносливой породы.

— Мы бы хотели развести владимирских тяжеловозов, только вот с продажей таких лошадей тяжеловато будет, — прогнозируют конезаводчики.

Работников поощряют лошадиными выигрышами

Для того чтобы хозяйство развивалось, кроме вложений нужны еще и ценные кадры. Наездник Максим говорит, что зарплата хоть и небольшая, но он может рассчитывать на 10% от выигранного лошадью на ипподроме денежного приза. Как-то летом выручка лошадей хозяйства на бегах составила 750 тыс. рублей. Максим получил свои законные проценты.

Кстати, на конном предприятии в скором времени ждут приезда наездника столичного ипподрома, который, узнав, какие лошади есть у Захарчука, захотел работать в Большежилкино.

Очевидно, что таким работникам нужно предоставить приличное жилье. В хозяйстве в будущем планируется строительство домов или общежития для работников, а также столовой и бани. В планах также строительство еще одной конюшни.

— Хотим сделать свой маленький ипподромчик, — говорит Александр Захарчук. — Это необходимо для того, чтобы люди знали, чем мы здесь занимаемся. Раньше дети постоянно возле лошадей находились, ухаживали за ними, просились покататься. Один из наших наездников вырос возле моих лошадей, а теперь у нас работает. Мой 11-летний внук Влад держит лошадь, кормит ее, поит, ухаживает, он за нее в ответе. Вот смотрю на него и думаю: может, сельских ребятишек удастся заинтересовать лошадьми, отвлечь от дурного. Было бы неплохо.

Метки:
baikalpress_id:  22 923