Гоша Куценко: «Я сейчас отец-одиночка»

Актер решил попробовать себя на сцене в новой роли певца

В 2008 году в Москве стартовал необычный проект: Гоша Куценко выступил в роли музыканта, вокалиста и автора своих песен. Определить стиль его композиций довольно сложно: это одновременно и арт-рок, и джаз, и рэп. Песни Куценко стали саундтреками к фильмам «Марс», «Четвертое желание», «Все могут короли», «Дикари». В апреле уже началась работа над записью первого сольного альбома «До»; дата выхода пластинки намечена на конец осени. Гоша оказался в музыкальной стихии не случайно. «Баранина-97» — так давным-давно называлась рок-группа, солистом которой был артист. Потом, в 2004 году, родился проект «Гоша Куценко & Anatomy of Soul», просуществовавший четыре года. Перед концертами в Иркутске новоиспеченный музыкант пообщался с местной прессой. В наших краях он оказался впервые.

Человек по имени О!

— Ваше сценическое имя Гоша Куценко. А как вас называют друзья?

— Коллеги и друзья так и называют. А вот на улице меня именуют по-разному. Например: «О!» или, еще хуже (я сделаю эту фразу более корректной): «Ничего себе!».

— Не перечеркнет ли музыка актерскую карьеру?

— Музыка — это то дело, которое я просто люблю. Она меня освобождает, и я чувствую себя комфортно. Я не стесняюсь на сцене: могу даже раздеться (смеется). Не считаю, что кинематограф — серьезная профессия. Это все-таки десерт. Я всегда любил сниматься в кино — это часы непрерывного счастья. Тогда, когда у меня было две-три картины в год, было замечательное время. Ничего не делаешь, а о тебе заботятся: ты приходишь на съемочную площадку, вокруг бегает двадцать человек, занимаются тобой, гладят тебя, стирают, сдувают пылинки. И ты выдаешь себя за крутого или, наоборот, за скромнягу — в зависимости от того, кого играешь. Все кругом преувеличивают твои достоинства, возвеличивают таланты! Главное, не подать виду, что ты думаешь иначе (смеется)... Так что кино — это десерт. Чуть дальше от актера продюсерская деятельность — это уже сложности, ответственность за деньги. А вот в музыке можно быть полностью безответственным!

Но я рад, что стал актером. Эта профессия в некотором смысле универсальна. Здесь можно не уходить на пенсию, в любом возрасте найдется подходящая роль. Надеюсь, что скоро в Иркутск приеду с каким-нибудь спектаклем. Сценарии наших постановок в театре им. Моссовета мы делаем всем коллективном. Все начинается от идеи, от ночного звонка: «О! У меня такая замечательная идея возникла!». Потом пишем сценарий, тоже вместе. Обычно меняем фамилии в титрах, чтобы люди не знали, что это сделано сразу столькими людьми...

— Какое у вас музыкальное образование? Консерватория, училище или просто музыкальная школа?

— Слишком хорошее у вас мнение обо мне! Мое музыкальное образование — это двор, гитара. Совершенно простое такое образование. Пел я блатные песни. Да-да, мне страшно признаться, что раньше я пел шансон!

— Что любите слушать?

— Самую разную музыку — например, люблю клубную. Между прочим, несмотря на свой солидный возраст, могу надеть очки, кепку и пойти танцевать в ночной клуб. Люблю слушать рок. И мне очень приятно, что дочь Полина разделяет мои вкусы. Из отечественной музыки предпочитаю русскоязычных украинцев: «Океан Эльзы», «Вопли Видоплясова».

— Для многих вы серьезный, профессиональный актер. Когда начинали петь, не комплексовали?

— Когда я читаю отзывы о своем выступлении, иногда попадаются радикальные мнения. Мол, не надо этого делать, не позорьтесь. С другой стороны, и о моей работе в кино и в театре такие отзывы тоже бывают! Но я получаю деньги за свои выступления, мы их делим с музыкантами. Когда начинает фигурировать финансовый вопрос, стеснение уходит на второй план. Нет, я уже не стесняюсь!

Бремя сексуальности

— Скажите, отразился ли кризис на вашей жизни?

— Он отразился на кино. Сейчас остановились почти все съемки. Люди доделывают только то, что уже давно начали. Кинематограф вернулся в тяжелые 90-е годы, к низким бюджетам. Но я работаю еще и в театре, поэтому и выживаю. Люди по-прежнему ходят посмотреть на постановки; мы часто выступаем, ездим на гастроли. Но все равно в России ситуация очень тревожная, люди лишаются работы, деньги исчезают со счетов. Однако я в это неясное время не стал экономить. Наоборот, больше трачу. Потому что у меня теперь много друзей нуждаются в деньгах, и они регулярно их у меня отбирают (улыбается). Отмечу, что в кризис я в первую очередь стал экономить на подарках женщинам.

— В чем вы ищете спасение во время кризиса? В семье, любви, работе?

— Девушка Ирина оставила меня в феврале, тогда я был на гастролях на Украине. Видимо, она взяла в руки календарь, посчитала, сколько дней в году мы видимся, и поняла, что это уже критическое число. Так что я вновь отец-одиночка.

— Какой нужно быть женщиной, чтобы вас заинтересовать?

— От семнадцати и старше (смеется). Знаете, я об этом не думал. Сейчас я спокойно живу и в задумчивости верчу головой по сторонам. Пока ни на ком взгляд не остановился.

— Бремя сексуальности — оно не утомительно?

— Ничего себе! «Бремя сексуальности — оно не утомительно». Я песню такую напишу! Да, не утомительно! Сорок два года — пока все идет нормально.

Куценко против охоты

— Ваши творческие планы?

— Хочу выпустить свой альбом «До». Мне теперь уже просто интересно, получится это или нет.

— Вы ранее заявляли, что хотите снять арт-хаусное кино «Фокус-покус».

— Да, идея жива. Уже есть сценарий, который я придумал. «Фокус-покус» — это фильм о том, как снимается кино. Но мой друг, режиссер Виктор Шамиров (мы с ним работаем в театре), раскритиковал сценарий. И пока не знаю, хватит ли мне мужества воплотить эту идею в жизнь самостоятельно. Виктор предлагает написать об этом пьесу и поставить в театре. А кроме этого, у нас есть еще несколько идей малобюджетных фильмов — а они, в условиях кризиса, актуальны. Увы, пришло время малобюджетных фильмов...

— Ваше хобби?

— Музыка. Я не рыбачу — нет терпения смотреть на поплавок и от этого у меня кружится голова. Я вырос на Днепре и пару раз с папой ловил рыбу, но на этом все и закончилось. И не охочусь — не понимаю, как можно выстрелить в живое существо.

— Ваши родственники такие же талантливые, как и вы?

— Когда я работал над фильмом «Любовь-морковь», моя тринадцатилетняя дочь Полина постоянно ездила со мной на съемки, этот мир ей сразу понравился. Она сказала: «Как это так, я до сих пор нигде не снималась, не ездила ни на одни пробы!» И я подумал, что действительно уже пора. После этого я ее несколько раз приглашал на пробы, но она упорно забывала приехать. И вот недавно дочка все-таки попала на кастинг. Я сказал ей заранее прочитать сценарий, но она ко всему этому относится проще — лишь пролистала его, когда ехала туда на машине. Полина меня спрашивала: «А что там будет? Стихи?» Я уклончиво отвечал, что не знаю. Она тогда заволновалась, спросила, поеду ли я с ней. Я ответил отрицательно — ребенок должен учиться самостоятельности. В итоге Полине сказали, что она очень гармонична, переиграла всех! Но специалисты боятся, что потом, повзрослев, она потеряет свою открытость, органичность. Но мы будем работать над этим!

Справка «СМ Номер один»

Настоящее имя — Юрий Куценко. Родился в 1967 году. Получил широкую известность благодаря фильмам «Мама, не горюй!» и «Антикиллер». Начал работу в кино с 1991 года. Снялся более чем в шестидесяти картинах. Среди них «Графиня де Монсоро», «Следствие ведут знатоки — 3», «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Убойная сила — 6», «Турецкий гамбит», «Любовь-морковь», «Параграф-78», «Обитаемый остров» и другие.

Метки:
baikalpress_id:  11 401