Массовый крах иркутских финансовых структур

Следователи прокуратуры дают неутешительные прогнозы по поводу возвращения денег жертвам фондового центра и кредитных кооперативов

После того как весной прошлого года Иркутский фондовый центр перестал выплачивать своим клиентам деньги, а в отношении его директора было возбуждено уголовное дело, стремительно пошли ко дну и другие подобные коммерческие структуры. Сначала крушение ИФЦ и кредитных центров списывалось на не зависящие от их руководства обстоятельства, однако после этого стали выясняться довольно нелицеприятные вещи. Директора и сотрудники некоторых организаций, похоже, оказались нечисты на руку. На какой стадии сейчас находятся дела, касающиеся деятельности ИФЦ, Иркутского центра платежей (БКС), кредитного союза «Виват» и есть ли хоть какая-то надежда у их вкладчиков получить свои деньги назад — с этими вопросами мы обратились к следователям Главного следственного управления при ГУВД по Иркутской области.

Где деньги Фондовского?

ООО «Иркутский фондовый центр» начал свою работу 6 сентября 2002 года. Основная деятельность заключалась в привлечении средств физических и юридических лиц для размещения на рынке акций. В марте прошлого года ИФЦ внезапно прекратил выплаты, тем самым вызвав панику среди вкладчиков. Было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

— Проверкой счетов ИФЦ сейчас занимается Росфинмониторинг. Это орган по сбору, обработке и анализу информации и выявлению случаев отмывания доходов, — рассказывает Татьяна Попова, начальник второго отдела следственной части Главного следственного управления при ГУВД по Иркутской области. — Через месяц в Иркутск от них приедет целая группа. Росфинмониторинг занимается ИФЦ с того самого дня, как было возбуждено уголовное дело. Проверка всех версий по легализации доходов — очень долгий и трудоемкий процесс, но по его итогам, я уверена, мы сможем доказать вину подозреваемых в мошенничестве.

— Сначала мы предполагали, что деньги ИФЦ ушли в ООО «Игра», потом выяснили, что «Игре» отошла не такая уж большая сумма, — продолжает Татьяна Ильинична. — Чтобы хоть как-то оправдаться перед вкладчиками, представители ИФЦ сочинили легенду о том, что потерпели фиаско из-за того, что клиенты стали в массовом порядке забирать деньги. В настоящее время следственный отдел совместно с Росфинмониторингом занимается проверкой счетов, на которые уходили деньги вкладчиков.

Обещания генерального директора ИФЦ Алексея Решетникова о возврате денег вызывают у следователей большие сомнения. По слухам, Решетников рассчитывается или рассчитался со своими VIP-клиентами. Но правоохранительные органы не располагают сведениями, что директор ИФЦ выплачивает деньги хотя бы части своих вкладчиков. Счета ИФЦ давно арестованы службой судебных приставов, денежных средств на них не поступало.

Есть в этом деле и другой фигурант — Андрей Кузнецов. По словам следователей, этот человек, официально числившийся заместителем директора фондового центра, являлся мозговым центром ИФЦ. Всю вину многие вкладчики приписывают Алексею Решетникову. Между тем в сложившейся ситуации он не единственный виновник. Пока на Решетникова сыплются все шишки, господин Кузнецов ударился в бега. Сейчас он находится в розыске.

Дело ИФЦ продлено до ноября. Многие вкладчики задаются вопросом, почему так долго идет следствие. Проблема в том, что дело фондового центра, впрочем как и дела других финансовых пирамид, функционировавших на территории нашей области, нужно рассматривать только в группе, потому что действовали мошенники не по одиночке. Помимо того что нужно допросить всех фигурантов, многие из которых скрываются от следствия, необходимо выявить и всех потерпевших, которые приходят с заявлениями буквально каждый день. Из шести тысяч вкладчиков ИФЦ заявления написали только 3500 человек, остальные либо отчаялись, либо ждут чуда.

Серый кардинал сменил фамилию

ООО «Байкал Консалтинг Онлайн» более известен как Иркутский центр платежей. Образовался в 2002 году. Проблемы по выплатам начались в мае 2008 года. В июне этого же года выплаты прекратились окончательно. Всю вину за сложившуюся ситуацию руководство БКО возложило на своего сотрудника, якобы присвоившего более одного миллиона долларов и уничтожившего всю клиентскую базу. Как выяснилось впоследствии, это заявление оказалось чистейшей ложью.

— Провинность сотрудницы БКО, которую директор фирмы Алексей Жилкин обвинил в мошенничестве, оказалась мелочью на фоне беззастенчивого воровства руководства, — рассказывает начальник отдела Татьяна Попова. — Бухгалтер БКО Елена Смирнова (фамилия изменена. — Прим. авт.) использовала деньги центра для погашения автокредитов своих друзей. Также при помощи средств БКО женщина оплачивала сотовую связь всех своих родственников. Бухгалтер была уверена, что за руку ее никогда не поймают, потому что не было никаких учетов. В общей сложности женщина обчистила фирму на 253 тысячи рублей.

Когда фирма, где воровали практически все, выставила Елену крайней, она начала давать показания против БКО. И тут начали происходить вещи, скорее характерные для лихих девяностых. Пока неизвестно, связаны ли дальнейшие события с деятельностью БКО, но на женщину началась настоящая охота. Чтобы скрыться от расправы, Елена уехала во Владивосток, но ее нашли и там. На улице Смирнову жестоко избили неизвестные лица. В Иркутск женщина вернулась с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. Сейчас она содержится в СИЗО, медики пока не могут дать заключение по поводу ее психического здоровья.

Елена Смирнова — второстепенный герой этой истории. В главный ролях здесь выступают директор БКО Алексей Жилкин, его супруга, а также малоизвестные вкладчикам некто Кузнецов и его жена. Эти люди стали фигурантами в деле о мошенничестве в особо крупных размерах. Каждому потерпевшему компания задолжала в среднем 600 тысяч рублей.

Официально руководителем центра платежей являлся Алексей Жилкин. Кузнецов, будучи идейным вдохновителем фирмы, старался держаться в тени. Но именно серого кардинала Кузнецова панически боялись подчиненные. Дело в том, что этот человек в свое время внушал своим работникам, что служил в ФСБ, а, как известно, бывших чекистов не бывает (в Федеральной службе безопасности эту информацию опровергают. — Прим. авт.). Чтобы нагнать на своих сотрудников страха, Кузнецов называл место, где в определенный промежуток времени находился подчиненный. Как Кузнецову удавалось это отследить, доподлинно неизвестно, возможно он использовал технические средства. Хотя куда вероятнее, что просто брал своих сотрудников на понт. Как правило, слова Кузнецова совпадали с действительностью, это обстоятельство производило на людей сильное впечатление. Работники фирмы считали, что ни один их шаг не ускользает от всевидящего ока Кузнецова.

Едва запахло жареным, Кузнецов и Жилкин предпочли скрыться вместе с присвоенными деньгами. Предположительно, Кузнецов вместе с семьей и комнатными собачками перебрался в Эстонию и даже успел сменить фамилию на Фалатаутас. Местонахождение Алексея Жилкина и его семьи пока не установлено. На сегодняшний день есть все основания для объявления Кузнецова в международный розыск.

Семья с тремя маленькими детьми осталась на улице

Головной офис кредитно-потребительского союза граждан «Виват» располагался в Ангарске, также у фирмы имелись офисы в Иркутске и Усолье-Сибирском. «Виват» начал работу в 2004 году. Первые заявления от вкладчиков союза по факту невыплаты процентов по договору найма стали поступать в апреле 2008 года. В Усолье в правоохранительные органы поступило около 30 заявлений, в Иркутске их число перевалило за сотню. Сумма задолженности «Вивата» перед своими вкладчиками составляет несколько десятков миллионов рублей.

— «Виват» фигурирует в четырех уголовных делах, — рассказывает Олег Козлов, следователь по особо важным делам следственной части Главного следственного управления при ГУВД по Иркутской области. — Одно из четырех дел связано с мошенничеством в отношении граждан, другое возбуждено в связи с обнаружением признаков мошенничества в отношении соучредителей. Еще два дела касаются невыполнения налоговых обязательств.

Среди пострадавших от деятельности союза не только граждане, потерявшие свои деньги, — некоторых людей «Виват» просто оставил на улице. Помимо того что союз принимал деньги под высокие проценты, он еще и кредитовал население. Залогом, как правило, становились квартиры.

Люди наивно полагали, что оформили договор залога, на самом же деле они подписывали документ купли-продажи.

— Семейной паре иркутян банк отказал в получении кредита, потому что глава семьи, частный предприниматель, не имел постоянного заработка, — рассказывает Олег Геннадьевич. — Но деньги были срочно необходимы супругам. Поэтому они пришли туда, где никому не отказывали, — в кредитный союз «Виват». Супруги взяли заем — один миллион с лишним, под залог оформили одну из двух своих квартир. Но этот кредит ввиду весьма высокого процента (35% годовых) семья оказалась выплатить не в силах. Чтобы отдать долг, им пришлось продать вторую квартиру, в которой они жили. После того как они полностью рассчитались с «Виватом», началось неожиданное: бывший бухгалтер кредитного союза по фамилии Житова моментально подала в суд на эту семью с требованием выселить их из квартиры. Как выяснилось, она являлась собственником залогового жилья заемщиков. В итоге суд вынес решение в ее пользу. Трое малолетних детей и их родители остались на улице.

Где деньги «Вивата»

При всей очевидности ситуации доказать факт мошенничества со стороны «Вивата» весьма непросто. Ведь фирма работала официально, на основании статьи федерального закона о кредитных кооперативах. Кроме того, в течение трех лет людям исправно выплачивались проценты. Разумеется, тогда никто не жаловался, а некоторые заимодавцы даже не забирали проценты — причитающиеся деньги они снова вкладывали в кооператив. Главный вопрос, который задают жертвы «Вивата» следователю Олегу Козлову, — вернутся ли к ним деньги.

— Если взять всю судебную практику по подобным делам, — говорит Олег Геннадьевич, — практически никому из пострадавших от действий мошенников деньги возвращены не были. Однако мы постараемся отыскать имущество и счета фигурантов дела, чтобы за счет этих средств компенсировать убытки граждан.

В то же время известно, что все имущество Владимира Дайнеко, одного из учредителей и директора ангарского офиса «Вивата», — это квартира, которую он приобрел еще до появления кредитного союза. По закону ее нельзя конфисковать. Единственное, что возможно в данной ситуации, — наложение ареста на долю Дайнеко. Однако деньги, вырученные от ее продажи, покроют лишь скромную часть долга перед заимодавцами.

Деньги Дайнеко активно вкладывал в сельское хозяйство, выступая соучредителем предприятий. Долги по кредиту ни одно из предприятий не выплачивало, этот вопрос взял на себя сам Дайнеко. Между тем, когда у «Вивата» начались проблемы с выплатами, Владимир Андреевич внушал заимодавцам, что выплатит деньги осенью, после реализации урожая. Но слова своего так и не сдержал.

Оперативники выяснили, что деньги Владимир Андреевич действительно направлял аграриям — они шли на постройку складов, покупку ГСМ и выплату заработной платы. Но делал он это незаконно. Вообще, кооперативу запрещено выдавать займы юридическим лицам, но Дайнеко нашел лазейку — в данном случае он выступал как частное лицо.

Средства для сельхозпредприятий Владимир Дайнеко просто брал в кассе «Вивата». Являясь директором головного офиса, в иркутском филиале он числился членом кооператива. В Иркутске он брал займы практически каждый день, без всяких залогов. Минимальная сумма займа — 200 тысяч рублей, максимальная — 6 миллионов. Сумма долга «Вивата» росла из года в год. То, что кооперативу скоро придет конец, хорошо понимали его бухгалтеры.

— Я допрашивал одну из бывших работниц кредитного центра, — говорит Олег Козлов. — Она призналась, что вся деятельность фирмы была убыточной изначально.

— Владимир Дайнеко мечтает получить изъятую папку должников, которая сейчас находится в материалах уголовного дела, — продолжает Олег Геннадьевич. — В папке находится список людей, которые задолжали «Вивату». Но даже в том случае, если с должников будут взыскиваться деньги, большим вопросом остается, куда они пойдут, кто будет контролировать эти финансовые потоки. Мы же не можем поставить сотрудника милиции у кассы.

Все, что можно посоветовать сейчас вкладчикам, — это сменить директора «Вивата». По закону им может стать любой член кооператива после общего голосования. Однако никто не хочет брать на себя такую ответственность. И совершенно напрасно — новый директор и сами члены кооператива могут в гражданском порядке подать иск на господина Дайнеко о возврате займов. Сейчас он является единственным директором кооператива и подавать сам на себя в суд, конечно, не станет.

Сотрудники Главного следственного управления при ГУВД по Иркутской области уверены: крах ИФЦ и ему подобных, бегство или полное нынешнее бессилие директоров финансовых пирамид, толпы обманутых людей — это логичное завершение деятельности подобных фирм. Согласно данным экономического анализа деятельности финансовых пирамид, обогатиться имели возможность только первые вкладчики — за счет последних. В качестве первых вкладчиков в данном случае выступают непосредственные владельцы коммерческих учреждений.

Загрузка...