Восьмиклассницы убили ровесницу из-за плаща

Сотрудники следственного отдела не исключают того, что убийц освободят от уголовной ответственности

Убийство 14-летней жительницы Зимы Ксюши Ануфриевой потрясло весь город. Девочку убили ровесницы. Школьницы, которые знали Ксюшу с самого детства, устроили девочке долгую, страшную казнь. Ни зиминские учителя, ни милиционеры ни разу не сталкивались с такой беспощадной жестокостью со стороны детей и подростков. Ксюша была родом из благополучной семьи, ее мучительницы бродяжничали, состояли на учете в ПДН. Как Ксения попала в их компанию, почему целый час безропотно шла к месту расправы? И, наконец, откуда столько ненависти и бесчеловечности в малолетних убийцах? Чтобы получить ответы на эти вопросы, в город Зиму выехал корреспондент «СМ Номер один».

Ксюшу убивали целенаправленно и хладнокровно

— Одно время все четыре девочки — Ксюша, Лена, Настя и Надя — учились в одной школе, — рассказывает Игорь Завадский, и. о. руководителя следственного отдела по Зиминскому району СУ СК при Прокуратуре РФ по Иркутской области. — Потом Лена перевелась в другую школу. Когда-то девочки в садик вместе ходили, Ксюша и Настя учились в одном классе. Но особой дружбы между ними не было — у девочек были разные интересы. Ксюша прилежно училась, а Лену, Настю и Надю по полгода в школе не видели.

12 мая около шестнадцати часов Ксюша вышла из дома, чтобы прогуляться с подружками. Пока школьница ждала своих девчонок, к ней подошли три девицы — Лена, Настя и Надя. Неизвестно, какой состоялся между ними разговор, но Ксюша согласилась пройти за гаражи вместе с этой троицей, чтобы распить алкоголь. Девочки взяли пол-литровую бутылку водки и минералку. На закуску не хватило денег.

Когда бутылка была допита, Лена начала зябко ежиться. На улице было прохладно, а на девочке была лишь мастерка.

— Дай мне свой плащ примерить, — потребовала Лена у Ксюши.

Надев чужую вещь, девица нагло ухмыльнулась:

— Давай-ка я твой плащ недельки две поношу. — Лена нащупала в кармане телефон: — И мобильником твоим попользуюсь.

Ксюша растерялась от такой неслыханной наглости и робко пролепетала, что плащ ей купили недавно, он дорогой и без него ее родители домой не пустят. Услышав эти слова, Лена совершенно спокойно предложила своим подругам:

— Давайте Ксюху убьем.

Прямо при Ксюше девочки обсуждали ее убийство.

— Давайте ее утопим, — предложила Настя. — Ну что, сама пойдешь топиться или тебе помочь? — обратилась девица к Ксюше.

— Вы что с ума сошли? — только и могла промолвить Ксюша.

...Рассказывает Игорь Завадский:

— После этого девочку избили. Подруги боялись, что она обо все расскажет родителям. Попадать в очередной раз к инспекторам по делам несовершеннолетних им не хотелось. Ксюшу они решили убить. Это решение пришло к ним не спонтанно, никто из них не был в состоянии аффекта.

Убийство Лена, Настя и Надя совершали целенаправленно и хладнокровно. Чтобы не было нежелательных свидетелей преступления, три подружки повели Ксюшу через пустырь в безлюдное место. По словам следователей, девочка не пыталась бежать, сопротивляться, она покорно шла навстречу собственной смерти. По пути Надя и Лена подобрали две пустые стеклянные бутылки. Троица и ее жертва шли целый час. Ксюша страдала сахарным диабетом, и после долгой пешей прогулки у нее заболело сердце. Девочка села на землю и заплакала.

— Не ной, — сказала Лена, — скоро все кончится.

— Давай бей, — приказала Лена Наде, державшей в руке бутылку. — Я не могу, — сказала Надя.

Тогда Лена сама подошла к Ксюше и ударила ее бутылкой по голове. Потом еще раз. После третьего удара бутылка разбилась. Ксюша упала на землю, девочки вытащили из ее плаща матерчатый пояс и накинули его на шею школьницы. Взявшись за разные концы, подруги стали душить свою жертву, пока поясок не порвался.

— Давайте ее бить. Может, у нее там что-нибудь оторвется внутри, — предложила Лена.

Девочки стали пинать Ксюшу по почкам. Лена проверила ее пульс — несчастная была еще жива. Тогда одна из подруг вытащила из своей куртки кожаный пояс, и трое малолетних извергов снова принялись душить девочку, пока у нее горлом не пошла кровь. Потом Лена взяла горлышко разбитой бутылки и разрезала запястье Ксюши. Она видела по телевизору, что так можно проверить, мертв человек или нет. Кровь из вены убитой девочки уже не шла.

После убийства поехали пить пиво

Тяжесть совершенного преступления нисколько не омрачила настроения трех малолеток. Закинув тело Ксюши в кусты, они отравились к друзьям и до глубокой ночи пили с ними пиво и катались на машине.

А в это время мама Ксюши не находила себе места. Она звонила дочери в пять часов вечера, пока та была еще жива, но уже находилась в компании своих убийц. Когда мама позвонила, Лена выхватила у Ксюши телефон. Лена утверждает, что Ксюшиной матери от имени дочери сказала: «Я не могу сейчас разговаривать», сама же женщина говорит, что ее послали на три буквы. Весь вечер родители искали Ксюшу, потом решили, что девочка набедокурила и боится возвращаться домой. Когда наутро Ксюша не пришла, ее мама и папа обратились в милицию. Выйти на убийц школьницы для оперативников не составило труда. Последний раз Ксюшу видели именно в компании Лены, Нади и Насти. Подростки быстро во всем сознались и показали место, где спрятали тело. В качестве меры пресечения всем троим суд избрал арест, подруг поместили в изолятор временного содержания.

— Поражает тот факт, что девочки не чувствуют за собой ровным счетом никакой вины, рассказывают об убийстве как о приключении, только в присутствии родных пытаются выдавить из себя слезы, — отмечает Игорь Завадский. — В отношении всех троих нами возбуждено уголовное дело по статье «Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору». Максимальное наказание по данной статье — высшая мера, т. е. пожизненное заключение. Но ввиду смягчающих обстоятельств им могут дать лет по десять. В то же время есть вероятность, что девочек освободят от ответственности. Дело в том, что, хотя девочки и достигли уголовно-наказуемого возраста, 14 лет, психолого-психиатрическая экспертиза может признать, что их психологический возраст не соответствует физическому, и тогда Лену, Надю и Настю отпустят на свободу.

Две личности Лены Смирновой

Самой инициативной из трех подруг была Лена Смирнова. Именно ей все приписывают роль лидера. Она имела влияние на своих подруг. По словам учителей, те ей просто в рот заглядывали. Мы попытались поговорить с бабушкой Лены, которая параллельно является опекуном девочки, но та, расплакавшись, отказалась с нами беседовать. Однако нам удалось поговорить со знакомой семьи Смирновых, которая знает Лену с рождения.

— Мне страшно это говорить, но Лена была монстром уже в животе матери, у нее было мало шансов родиться полноценным человеком, — говорит Марина Матвеевна. — Мать, когда ее вынашивала, много пила, да и отец злоупотреблял. Когда Лене было лет восемь, мать ее спокойно могла в магазин отправить в 12 ночи, и та с удовольствием бежала. У девочки страшная наследственность, да и психологическая травма. Родная мать повесилась на ее глазах, а потом отец скончался от передозировки наркотиков. Девочка слишком много видела смерти, наверно поэтому так низко ценила жизнь других людей.

— Лена перешла к нам в школу после того, как один за другим умерли ее родители, — рассказывает классный руководитель девочки, Ольга Смородникова. — Родная бабушка Лены оформила над ней опекунство. Когда девочка переехала к ней, она перевелась в нашу школу, была поближе к дому. В седьмом классе девочка показывала себя только с положительной стороны: она легко влилась в коллектив, имела авторитет среди одноклассников. Лена хорошо училась, не пропускала занятий, в общественных делах всегда была на первых ролях. В этом году, когда Лена перешла в восьмой класс, где-то с марта месяца у нее начались пропуски, и чем дальше, тем больше. Я беседовала с бабушкой, и та призналась, что в Лену как будто бес вселился. Она стала открыто курить, приходить пьяная, а потом и вовсе перестала ночевать дома.

Лена подружилась с обитателями зиминского общежития, где проживали неблагополучные семьи. Там она проводила большую часть времени.

— Когда я беседовала с Леной, она опускала глаза, признавала, что так вести себя нельзя, обещала исправиться, — рассказывает Ольга Николаевна. — В школе она никогда никому не хамила, слова грубого от нее никто не слышал. Умная такая девочка, старательная. Но я знаю, что за стенами школы это был абсолютно другой человек: развязный, жестокий. Лена много пила, курила. «Ничего поделать с ней не могу», — не раз жаловалась бабушка Лены учителям. Но и педагоги были бессильны что-то изменить. Девочка перестала появляться в школе, пропадала в бичевских притонах. По словам знакомой семьи Марины Матвеевны, от бабушки Лена не знала ни в чем отказа. Несмотря на пенсионный возраст, опекунша девочки работала, и как только получала пособие на внучку — тут же покупала ей новые вещи. Но Лена этого никогда не ценила. Уже в 14 лет она не справлялась с тягой к спиртному и праздному образу жизни.

Пытаясь хоть как-то вразумить Елену, бабушка определила ее в приют. Но девочка сбежала оттуда в тот же день, правда вернулась не к бабушке, а в притон. — Лена, Надя и Настя подружились неспроста, они друг дополняют, — говорит Ольга Николаевна. — Но мне кажется, самая большая вина за убийство девочки лежит именно на Лене. Эта девочка обладает всеми качествами, чтобы подчинять себе людей, подавлять их волю. Четырнадцать лет — это такой возраст, когда подростка часто берут на слабо, что, наверное, и произошло с Ксюшей. К тому же, насколько я знаю, все девочки выпили. Возможно, алкоголь притупил чувство опасности.

Матери не справлялись с воспитанием детей

— Ксюша была активной, доброй девочкой, замечательной дочерью, занималась в музыкальной школе, играла на фортепиано, — рассказывает Любовь Васильева, директор зиминской школы № 7. — С одной из своих мучительниц, Настей Соловьевой, Ксюша училась в одном классе. Они никогда не были подругами — слишком разные были девочки. С Леной и Надей Ксюша тоже дружбы не водила. Я думаю, в тот роковой день с этими тремя подругами ее свела случайность. Трудно сказать наверняка, почему девочка пошла с ними. Полагаю, Ксюшу поманил пресловутый запретный плод. Девочка была домашней, послушной, доверчивой. Быть может, ей хотелось попробовать вкус другой жизни. Перед тем как пойти за гаражи, Ксения звонила своим подругам, звала их присоединиться, но ни одна из девочек не согласилась.

И Настю Соловьеву, и Надю Кирееву воспитывали матери-одиночки. Обе женщины рано потеряли не только своих мужей, но и контроль над дочерьми. Настя Соловьева из своей мамы вила веревки. Мама Насти много работала и все свои проблемы обычно заливала вином. По словам педагогов, дочь ее вообще ни во что не ставила. Когда мать пригрозила Насте, что может лишиться родительских прав из ее поведения, девочка сказала с уверенностью: «Да это ерунда!»

— В последнее время Настя не посещала школу, — продолжает Любовь Васильева, — пропадала из дома. Когда девочка возвращалась, мама могла в 10 вечера позвонить нашему социальному педагогу и попросить его приехать поговорить с дочерью. Достучаться до Насти сама она уже не могла. Мама Нади тоже время от времени прикладывалась к бутылке. Причем порой пила пиво вместе с дочерью. Так же как и мама Насти, эта женщина не могла сладить с собственным ребенком. После убийства Ксюши мать отреклась от Нади. «Такая дочь мне не нужна», — сказала женщина.

— Перед тем как прийти в школу, я семь лет проработала в инспекции по делам несовершеннолетних, — говорит Любовь Васильева. — Насмотрелась всякого, но с таким ужасом столкнулась впервые. Я замечаю, что современные дети стали другими. Очень тяжело приходится подросткам, чтобы выжить в их среде, нужно быть очень сильным внутренне. Все три девочки решились на убийство, испытывая чувство безнаказанности. В прошлом слишком много гадких дел сходило им с рук.

Загрузка...