Пенсионер угодил к пожилым уголовникам

Жильцы дома престарелых, пьющие день-деньской, угрожают трезвеннику Геннадию Боткину расправой

73-летний Геннадий Боткин — бодрый, жизнелюбивый человек. В нашей редакции он появился с молодежным рюкзачком за спиной. В руках дедушка держал мешок. В рюкзаке и мешке хранится его имущество. С недавних пор пенсионер живет по принципу «все свое ношу с собой», потому что дома, где можно оставить вещи, у Геннадия Ивановича просто нет. Едва появившись на пороге нашей редакции, старичок огорошил нас неожиданным заявлением: «Я бежал из дома престарелых, потому что там меня хотели убить зэки».

В дом престарелых решил сдать себя сам

Несколько месяцев назад Геннадий Иванович понял, что жить одному, обходясь без посторонней помощи, ему не под силу. Тогда пожилой человек продал оба своих дома в Радищево и собрался определиться на государственное обеспечение. Однако место, куда поместили старичка, не понравилось ему категорически. По словам Геннадия Ивановича, несмотря на преклонный возраст постояльцев, там царят настоящая дедовщина и уголовные понятия. Так сложилось, что своих детей у Геннадия Боткина нет. После смерти второй жены человек остался один на один со своими проблемами. Возить воду, топить печь — словом, заниматься трудоемкими домашними делами — пенсионеру не позволяло здоровье. Перед тем как добровольно отравиться в дом престарелых, Геннадий Иванович решил навестить родную сестру, живущую в Новосибирской области.

Два с половиной месяца назад пенсионер вернулся в Иркутск от сестры. Поезд прибыл поздно ночью, и дедушка, дожидаясь утра, коротал время на вокзале. Геннадий Иванович задремал и не заметил, как воры вытащили все документы. Деньги, спрятанные в потайном кармашке, к счастью, остались целы. Пенсионер обратился в соцзащиту, и на два месяца его определили центр социальной адаптации.

В этом центре пенсионеру очень понравилось. Жить в ничегонеделании бывший геолог Геннадий Иванович не привык. Числясь на адапатации, старичок устроился при Казанской церкви разнорабочим. Пока сотрудники социальной защиты восстанавливали его документы, в центре и в храме работящего дедушку хорошо кормили, давали одежду.

— Два мешка добра насобирал. Одежда там у меня была, инструмент. Но в доме престарелых все забрали. Сказали, что для дезинфекции, но так и не вернули, — сетует Геннадий Иванович.

Просто так бьют по голове палкой

С переездом в дом престарелых в село Владимир Заларинского района закончилась для Геннадия Боткина и спокойная жизнь. Дело в том, что заведение, в которое попал наш герой, весьма специфического плана. В Заларинском специальном доме-интернате для престарелых и инвалидов на полном довольствии проживают воры, грабители и даже особо опасные рецидивисты, оставшиеся в старости за бортом жизни. Попав в среду бывших уголовников, законопослушный гражданин Боткин, мягко говоря, растерялся.

— Пьют они и днем и ночью, — рассказывает пенсионер. — Тридцать процентов, которые им дают от пенсии, пропиваются моментально. Потом идут казенное добро продавать: не успеют выдать им сапоги новые, одежду — уже в поселок бегут, чтобы вещи на бутылку обменять.

Старичка подселили четвертым жильцом в комнату.

— Люди там собрались из разных городов нашей страны. Бывший вор в законе там даже есть, — рассказывает Геннадий Боткин.

Соседи Геннадия Ивановича за годы жизни в доме престарелых крепко подружились, ведь помимо криминального прошлого этих людей объединила тяга к спиртному. Непьющий Геннадий Боткин в этой комнате предсказуемо не прижился. «Мы тебя выселим, это мы тебе обещаем», — негостеприимно встретили нового постояльца соседи.

— Там люди с перевязанными головами ходят, — вспоминает дедушка. — Лежит человек на койке, а к нему кто-нибудь местный в нетрезвом виде подойдет и ударит железной палкой по голове. Просто так.

Соседи Геннадия Боткина сдержали свое обещание. Из четвертой комнаты старичку пришлось переселиться в 20-ю, но и там трое жильцов-собутыльников категорически отказывались принимать в свою компанию трезвенника. А вскоре и вовсе произошел вопиющий случай, после которого Геннадий Иванович понял: оставаться в доме-интернате и дальше просто опасно для его жизни. Один из жильцов, будучи в стоянии сильного алкогольного опьянения, спускался по лестнице, неся в руках неизвестно зачем ему понадобившуюся клюшку. Навстречу нетрезвому «хоккеисту», на свою беду, попался Геннадий Иванович.

— Ни с того ни и с сего он, не говоря ни слова, клюшкой меня так по ноге ударил, что ее нижняя часть на щепки разлетелась, — рассказывает Геннадий Иванович. — Я с тех пор на одну ногу хромаю. А вообще, в этом заведении убийства не редкость. Человека зарезанного как-то раз в постели нашли. Геннадий Боткин, человек непьющий, порядочный, работящий, оказался изгоем в среде алкоголиков, тунеядцев и хулиганов. Настрадавшись в стенах дома-интерната, дедушка снова вернулся в Иркутск. Из специализированного учреждения он ушел свободно. Насильно здесь никого не держат. Другое дело, что старики отсюда сами никогда не уходят, потому что идти им некуда. Геннадию Ивановичу тоже некуда идти, но оставаться в интернате у пенсионера нет решительно никакой возможности.

— Я бы в любой дом престарелых пошел, где живут такие же старики, как я, — говорит Геннадий Боткин. — Я обратился в социальную защиту с вопросом: «Почему меня к уголовникам подселили?» Мне там ответили, что в других домах престарелых нет мест.

Сейчас Геннадий Иванович живет у знакомых. В Главном управлении социальной защиты населения администрации Иркутской области пенсионеру обещали решить его вопрос.

Метки:
baikalpress_id:  11 270