Сожгли очередную деревяшку

Глубокой ночью вспыхнули входные двери пяти квартир. Люди спаслись благодаря счастливой случайности

Во вторник центральная улица Иркутска, Партизанская, была перекрыта — всю ночь и утро пожарные тушили огонь, лишивший жилья 18 человек. В районе десяти часов утра от дома № 30 остались лишь обугленные развалины. Люди выносили закопченное, испорченное имущество и горестно констатировали: использовать эти вещи уже нельзя. Со слезами на глазах погорельцы грузили в маленький грузовичок перепачканную сажей одежду и простыни с черными каемками. «Как дальше жить — не представляю, — плачет бывшая жительница сгоревшего дома Анна Филиппова, — мы же все потеряли».

Дом горел не в первый раз

Анна и Василий Филипповы прожили в этом доме всю жизнь, здесь вырастили троих детей. Супруги проживали вместе с младшим сыном, дочерью и ее маленьким ребенком.

— Мой сын этой ночью домой в районе двух часов пришел. Сходил в туалет на улицу, возвращается, а двери и веранды пяти квартир нашего дома уже полыхают, — рассказывает Анна Михайловна. — Он домой-то заскочил, а назад путь был огнем отрезан. Мы стали через окна выбираться. Спасибо, люди добрые стекла разбили и нас вытянули за руки в окно. Я в одной рубашке выскочила, себя не помня, кто-то на меня куртку потом накинул. Внука двухлетнего в одной майке и плавочках вынесли, кто-то из соседей одеяло дал, завернули его.

Анна Филиппова и ее семья успели спасти кое-какие документы, через окно вынесли телевизор и компьютер, все остальные вещи погибли. В одной ночной сорочке выскочила на улицу Татьяна Олейникова, она жила одна и, в отличие от Филипповых, спасти ничего не успела. Также в доме проживали бабушка и двое молодых людей-студентов, по счастью никто из них не пострадал.

Поддержать, помочь погорельцам собрались соседи. По словам жителей деревяшек, живут они как на пороховой бочке. В свое время горели практически все — кто из-за поджога, кто из-за неисправной проводки.

— Деревяшки наши старые, рассохшиеся, поэтому чуть что — вспыхивают как щепка, — говорит Светлана Синицина. — Когда пожар начался, мы решили — опять китайцы петарды взрывают. Потом думаем: что-то праздник у них затянулся... В окно глядим — а это в доме напротив шифер от огня взрывается. — Мы уже горели в 1996 году, — говорит Василий Филиппов, — тоже был поджог, но мы тогда сами справились, потушили огонь еще до приезда пожарных. Потом обгоревшие бревна досками обшили, покрасили и дальше жили.

Вечером перед пожаром вокруг дома кружил бич

Подоконники сгоревшего дома находятся на одном уровне с землей. В 2002-м во время затяжных дождей вода затекала прямо в окна. С тех пор полы и стены поедал непобедимый грибок.

— Да это не дом — развалина, но в программу по переселению из ветхого и аварийного жилья мы почему-то не попали, — вздыхают погорельцы. В течение нескольких лет из этого дома людей планомерно выживали. Угрожали, пытались поджечь; в 2007 году неустановленные лица сожгли дровяники и сараи, принадлежавшие жителям злополучного дома. Многие имели виды на дом № 30. Точнее, на землю под ним в самом центре города. Но договориться со всеми жильцами никому из предпринимателей так и не удалось. Ни для кого не секрет, что поджог является методом, который используют предприимчивые граждане, чтобы освободить территорию центральной части города от несговорчивых жильцов. Этот факт и то обстоятельство, что дом начал полыхать сразу с нескольких сторон, не оставляет никаких сомнений: имел место поджог.

Филипповы рассказывают, что непосредственно перед пожаром им никто не предлагал продать дом, но раньше такие предложения поступали неоднократно.

— Как-то раз к нам трое мужчин пришли, русских, все вежливые, за нашу квартиру трехкомнатную благоустроенную обещали дать, — вспоминает Анна Михайловна. — Нас этот вариант абсолютно устроил, но наш сосед заартачился, он только прописан в пятой квартире, появляется здесь редко, не ночует. Так он за каждый квадратный метр своей квартиры по миллиону потребовал. А потом к нам узбеки пришли, наглые такие, предложили крошечную однушку, тут уже мы не согласились.

Предлагали поменять место жительства и Наталье Олейниковой. Когда девушка отказалась из-за невыгодных условий обмена, начали поступать звонки с угрозами и недвусмысленными намеками поджечь ее жилье. Вход во двор сгоревшего дома был свободным. Вечером накануне пожара жители видели, что около него крутится мужчина бичеватой наружности. Он явно что-то высматривал.

— Те, кому было выгодно нас выжить, бича, скорее всего, наняли, он-то нас и поджег, — предполагают погорельцы.

Люди собираются жить в палатках

Даже непрофессиональным взглядом видно: дом не подлежит восстановлению. Как дальше будет решаться судьба людей, оставшихся на улице, неизвестно.

— Нам некуда идти, — говорит Анна Филиппова. — Ближайшие родственники у нас в Свирске живут. Дочка моя сегодня в администрацию ходила, там сказали: «Нам сейчас нужно с другими погорельцами разобраться, с улицы Алмазной, а вам пока ничего предложить не можем, ждите до Нового года». Если нам не дадут хотя бы временного жилья, придется палатки ставить.

Версию жильцов подтвердили сотрудники МЧС: на улице Партизанской, 30, произошел умышленный поджог.

— На месте происшествия были обнаружены остатки легковоспламеняемой жидкости, — говорит Владимир Гордиенок, начальник отдела Государственного пожарного надзора города Иркутска. — После того как будут собраны все материалы по данному делу, мы передадим их в правоохранительные органы.

Метки:
baikalpress_id:  11 236