Никас Сафронов придумал манную кашу для взрослых

Картины живописца можно будет увидеть до 25 мая

Выставка Никаса Сафронова открылась 24 апреля в Иркутском областном художественном музее имени В.П. Сукачева. Никас Сафронов писал портреты 26 президентов, в том числе Дмитрия Медведева, Владимира Путина, Михаила Горбачева, Буша-старшего, Буша-младшего и других, благодаря чему и вошел в Книгу рекордов Гиннесса. В его творческой копилке портреты многих знаменитостей — Аллы Пугачевой, Хулио Иглесиаса, Стинга, Элтона Джона, Майка Тайсона, Роберта де Ниро, Элизабет Тейлор, Стивена Спилберга, Мадонны, Леонардо ди Каприо и других. К Никасу Сафронову все относятся по-разному: для одних он продажный, коммерческий, раскрученный художник, для других редкостный талант... На прошлой неделе Никас побеседовал с представителями иркутской прессы.

Иркутяне увидят новинки

Никас Сафронов создал более тысячи картин. Около семисот из них находится у западных коллекционеров. Среди них Софи Лорен, Жерар Депардье, а также известные россияне: Михаил Горбачев, Никита Михалков и др. Теперь и у иркутян появилась возможность приобрести творения известного художника. Правда, не все экспонаты выставки можно купить. С некоторыми работами Никас Сафронов не хочет пока расставаться. Но и то, что можно приобрести, не каждому по карману: 7 тысяч рублей за копию и от 5 до 25 тысяч долларов за оригинал.

7 апреля вышел в свет новый каталог работ Никаса Сафронов — Fly and Dream. Примечательно, что первая его презентация состоялась в Москве, а вторая в Иркутске. Новый альбом вобрал в себя прекрасные картины художника — легкие, воздушные, романтичные.

— В Иркутск прибыло 48 работ, — рассказывает Никас Сафронов. — Первоначально я хотел привезти около семидесяти. Но внезапно появился человек, который захотел оптом купить около двадцати картин. Этот коллекционер пристально следит за моим творчеством и регулярно приобретает понравившиеся работы.

Некоторые привезенные картины Никаса Сафронова связаны с Сибирью. Художник надеется, что кто-то будет узнавать знакомые пейзажи. Некоторые работы он выполнил специально для иркутской выставки.

— Я взял картины, которые у меня были в мастерской. Не стал забирать работы, которые находятся на выставке в Ульяновске. Вполне возможно, что в будущем в Иркутске будет еще одна моя выставка. Надеюсь, что в следующий раз будет привезено намного больше картин.

После Иркутска Никас Сафронов планирует выставить свои работы в Кемерово.

С утра — манная каша с коньяком

— Поведайте нам ваш знаменитый рецепт манной каши с коньяком.

— Когда я просыпаюсь утром после тяжелой ночной работы, люблю поесть манную кашу. И вот одним таким тяжелым утром ко мне пришел приятель, который хотел опохмелиться после активно проведенной ночи. Я стал наливать ему коньяк, а он пронес руку со стопкой над моей тарелкой и пролил коньяк. Но я спешил, мне некогда было варить кашу снова, поэтому я стал есть то, что было. И мне это блюдо очень понравилось. С утра очень бодрит. Впоследствии приготовленное я назвал манной кашей для взрослых.

— Вы за революцию в искусстве или за традицию?

— Всегда должна быть какая-то революция. В искусстве изображение все-таки должно быть реалистичным, классическим. Даже в самой нереалистичной картине должно быть видно мастерство. Абстракции я принимаю только в том случае, если художник до этого что-то делал. Если он умело владеет кистью, если он профессионал, то и абстракцию его можно рассматривать. За сорок лет до Казимира Малевича были написаны квадраты: и красный, и черный, и белый. В 1882 году Пол Билход нарисовал полностью черную картину, и называлась она «Ночная драка негров в подвале». Черный квадрат Казимира Малевича появился только в 1926 году. Так что его знаменитая картина — это плагиат. Конечно, и у меня что-то взято из творчества других живописцев. Но есть плагиат, а есть история и цитаты — это когда ты под впечатлением от другой картины рисуешь что-то свое.

Сейчас странные вещи происходят в искусстве. Некоторые галереи ведут со мной настоящую войну. Кто-то настойчиво избегает моих работ, зато выставляет эпатажные картины с гробами или сексуальными сценами. И такое странное искусство принимают и такие люди, которые, казалось бы, должны бороться за чистоту, эстетику искусства. Например, недавно Третьяковская галерея выкупила картину, на которой изображены два целующихся милиционера. За 150 тысяч евро! Вот во что превратилось современное искусство! Дело в том, что порой в этой сфере появляются люди, которые к искусству относятся предвзято. Некоторым критикующим меня художникам я бы и двойки не поставил за рисование.

— Вы не считаете фотографов своими конкурентами?

— Нет, это совершенно разные вещи. Хотя в наш дом пришло кино, но театр все равно остался. Мне порой показывают картины, нарисованные на компьютере, и говорят: «Это я делал три месяца». Я лишь пожимаю плечами — такую работу я смог бы сделать и за месяц. Мне тогда отвечают: такую картину можно напечатать неограниченное количество раз. Но ведь и с картин можно делать копии. Но тем не менее — что такое копия в сравнении с оригиналом, к которому прикоснулась кисть художника?

Никас Сафронов написал бы и бен Ладена

— Как вы сами оцениваете свое творчество?

— Я не считаю, что всем без исключения должны нравиться мои картины. Даже у Леонардо да Винчи не все полотна можно назвать удачными. Что касается особенностей воздействия моих картин, то оно благотворное. Ведь среди предков по отцовской линии у меня двенадцать священников — это только те, о ком я знаю, а со стороны матери потомственные врачи и лекари.

— Кто-то называет вас коммерческим художником. Как вы к этому относитесь?

— Всегда есть те, кто что-то отрицает, не любит, ненавидит, завидует. Как правило, таким людям без разницы, что отрицать. Кто-то считает, что если у него корова плохая, то обязательно должна быть такая и у соседа. Чем ты выше, тем больше у тебя завистников. В России тысячи художников. Когда я учился в училище, завидовал своему коллеге. Думал: «Вот бы мне так рисовать!» Но потом преодолел это чувство. Потом, через несколько лет, я встретил своего идола. Он подметал улицы, к живописи имел очень непрямое отношение. Выжить в искусстве, состояться — это очень сложно. Особенно в живописи.

— Кого бы вы не нарисовали в любом случае?

— Живопись — это моя работа. Нелегко писать президентов. У этих людей немного свободного времени, потому они позируют всего час-полтора, приходится выполнять дальнейшую работу по памяти. Но чтобы портрет получился по-настоящему хорошим — нужно все-таки долго позировать. Я никому не отказываю. Ведь если человек обратился ко мне, то это уже должно расположить меня к нему. Меня однажды спросили, буду ли я рисовать портрет бен Ладена. Я ответил положительно. Ведь нарисовать можно по-разному. Можно сделать так, что будет видно мое отношение к этому человеку.

Метки:
baikalpress_id:  11 205