Жертвы перестройки

Памятник архитектуры стал местом бытовых баталий

Судебные дрязги, бытовые склоки, визиты судебных приставов — все эти не слишком приятные атрибуты нашей действительности стали привычным делом для жителей дома № 19б по улице Желябова в Иркутске. На сегодняшний день результат многолетнего триллера следующий: молодая семья осталась без квартиры, проигравшая сторона готовит новый судебный иск, а в самом доме грязь и полная антисанитария.

Жизнь в анклаве

Вообще-то дом по Желябова, 19б, — это памятник архитектуры, бывший доходный дом в усадьбе Лаврентьевой. За все время своего существования он сменил великое множество жильцов, и многие из них старались приспособить дореволюционную постройку под свои текущие нужды. В итоге дом претерпел столько перестроек и перепланировок, что сказать, как он выглядел изначально, не сможет, наверное, никто из ныне живущих.

Еще одна особенность злополучного дома — располагаясь в центре Иркутска, он находится на балансе администрации Иркутского района. То есть, по сути, это кусочек Иркутского района в самом сердце областного центра. В географии такое явление называется красивым словом «анклав». В конкретных реалиях это означает только то, что весь тот беспорядок, который до недавнего времени имел, к сожалению, место в работе администрации Иркутского района, в полной мере представлен и здесь. Документы на дом, мягко говоря, вызывают вопросы, и именно их несоответствие текущему моменту плюс многочисленные перестройки дома стали причинами конфликта между жильцами.

А кухня-то где?

В доме несколько хозяев. Между двумя развернулась непримиримая борьба. Если попытаться разобраться во всех юридических тонкостях этой истории — года не хватит.

В упрощенном виде дело видится так. Пять лет назад Елена Гладкова купила квартиру № 9 в доме № 19б для своего сына. У нее на руках ордер на жилье общей площадью 15 кв. м и план БТИ 1972 года, который подтверждает наличие квартиры № 9 как таковой. Людмила Власова, бывшая работница ЖКХ, проживает в соседней квартире — № 4. У нее ордер на жилье площадью 26 кв. м и план БТИ 1934 года.

При сопоставлении двух ордеров — Гладковой и Власовой — выясняется, что такого количества жилых площадей в спорной части дома просто нет. Общая площадь жилых помещений чуть более 30 метров. Гладкова утверждает, и у нее есть на это подтверждающие документы, что в свое время ордер Власовой был исправлен: площадь выросла с 17 до 26 метров. Соответственно, ее кухня стала жилой комнатой, и она решила обустроить себе кухню в соседней квартире. В свою очередь Власова свою правоту подтверждает тем, что печь, которая издревле являлась непременным атрибутом кухни, повернута к ее квартире задом. Иными словами, отверстие для закладки дров, или, как говорят специалисты, устье печи, в ее части дома отсутствует. Значит, говорит она, ее кухня должна быть у соседей.

Однако устья нет и в другой части дома. Печь вообще стоит без устья. Техническая экспертиза установила, что злополучное устье когда-то находилось у Власовой, но потом по каким-то причинам было заложено. А вообще-то, сказали эксперты, эту печь — и с устьем, и без устья — эксплуатировать нельзя, потому как дом загореться может.

Политика невмешательства

Суд решил спор двух соседок следующим образом: не чинить препятствий Людмиле Власовой в посещении кухни, которая вообще-то является частью квартиры Гладковой. Приставы открыли старую, еще купеческую дверь, отделяющую одно помещение от другого, и Власова стала хозяйкой спорного помещения. Сын Гладковой остался без жилплощади, поскольку жить в помещении, где по решению суда кашеварит твой сосед, не очень комфортно. В ходе всей этой истории администрация Иркутского района заняла позицию стороннего наблюдателя. В беседе с корреспондентом «СМ Номер один» представители районного КУМИ назвали ситуацию на вверенной им территории обычным бытовым конфликтом.

Вмешиваться в него администрация не считает нужным. Какое бы решение она в данной ситуации ни приняла, считают в КУМИ, оно будет вне правового поля, поскольку, по их мнению, правовое поле определяют в подобных ситуациях судебные органы.

Тем не менее Елена Гладкова намерена добиться участия администрации Иркутского района в этом конфликте. Она хочет получить ответ на вопрос: при каких обстоятельствах и за счет чего была увеличена жилплощадь Людмилы Власовой? А пока суд да дело, сын Елены Гладковой и члены его семьи смотрят на купленную для них квартирку со стороны.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments