Отец борется за детей, изувеченных мачехой

А мамаша из Тайтурки, на неделю забывшая о сыне, озабочена поиском денег на спиртное

В течение двух минувших недель по количеству громких преступлении против детей в незавидные лидеры вырвался Усольский район. На рабочих столах инспекторов отдела по делам несовершеннолетних районного ОВД высокие стопки дел. «Зиму мы жили спокойно, — говорят милиционеры, — а сейчас родители как с цепи сорвались». Спокойную зиму тревожная весна сменяет ежегодно. В этот период традиционно много работы у психиатров и участковых, а теперь и у инспекторов ПДН. С разницей в несколько дней поступают печальные вести. В прошлом номере мы писали о Никите Чемезове, за жизнь которого борются врачи областной детской больницы. И вот буквально на днях в Усольском районе было зарегистрировано еще два случая — на вокзале в Тайтурке бродил забытый всеми малыш, а из Мальты в больницу с ожогами от утюга поступили погодки Юля и Денис Первухины. Корреспондент «СМ Номер один» выехал в Усольский район, чтобы поговорить с представителями компетентных органов, родственниками пострадавших и узнать о дальнейшей судьбе детей.

Гномик Марк-Вова замерзал на станции

Во многих поселках Усольского района развешаны объявления, призывающие граждан не взирать равнодушно, как страдает ребенок от рук опекунов или родителей, а немедленно сообщать о фактах жестокого обращения в милицию.

— Преступления против детей стоят у нас на особом контроле, — говорит Елена Райкова, инспектор ОДН ОВД по Усольскому району. — На каждой комиссии по делам несовершеннолетних поднимается этот вопрос, плюс ко всему мы плотно сотрудничаем со школами и медицинскими учреждениями, призываем их обращать более пристальное внимание на неблагополучных ребятишек.

Небезразличие жительницы Тайтурки к страдающему малышу, возможно, предотвратило весьма серьезные последствия. 11 апреля в районе десяти часов вечера Наталья, выйдя из электрички, заметила на станции совсем крошечного мальчонку — на вид лет трех от роду. Малыш напоминал гномика. На нем была большая шапка, сползавшая на глаза, а также безразмерная куртка и резиновые сапоги. Мальчик ежился от холода и тихонько плакал. Женщина привезла замерзшего найденыша к себе домой, напоила его чаем и позвонила в милицию. Где живут его родители, кроха пояснить не мог, а на вопрос «Как тебя зовут?» твердил одно: «Марк-Вова». После звонка Натальи за Марком-Вовой приехали милиционеры.

— Было заметно, что мальчик за день намучился, намерзся, — рассказывает инспектор Наталья Андрусенко. — В машине заснул мертвым сном. Мы его еле добудились, когда в социально-реабилитационный центр привезли. В свои три года мальчик совсем плохо говорит, да и, видимо, еще испугался незнакомых людей. На все наши вопросы отвечал: «Не сказю».

Милиционеры надеялись, что на следующий день мальчика кто-нибудь хватится. Однако Марка-Вову никто не хватился ни на следующий, ни в последующие дни. Фельдшер из Тайтурки предположил, что мальчик, скорее всего, сын матери-одиночки Светланы Сомовой. Полгода назад ребенок уже уходил из дома. Так прояснилась загадка двойного имени, которым величал себя малыш. Марк — это было настоящее имя, а Вова на языке ребенка означало фамилию Сомов.

Инспекторы направились в дом Светланы Сомовой, но на двери ее дома висел замок. На следующий день, в понедельник, участковый в холодном, нетопленном доме наконец застал нетрезвую бабушку Марка, Елену. На вопрос «Где Светлана?» женщина отмахнулась: «Не знаю, где она шляется, отстаньте от меня!» Участковый рассказал, что Марк определен в детское специальное учреждение и его мать должна явиться в райотдел для дачи показаний. На следующий день Светлана Сомова в милицию не пришла.

— Семья Сомовых попала в наше поле зрения полгода назад, — продолжает Наталья Андрусенко. — В октябре Марк заигрался на улице и не мог попасть домой. Мы тогда выехали на место, осмотрели их дом. В нем царила идеальная чистота, стояла новая мебель, домашняя техника. Абсолютно трезвая Светлана клялась и божилась, что сына больше без присмотра не оставит.

«Забирайте, мы еще родим»

Пагубную страсть к спиртному Светлана унаследовала от своей матери. Мать и дочь Сомовы алкоголем злоупотребляли на пару. Окончательно скатиться на дно жизни им не позволяли родственники. Родители Елены Сомовой купили ей в Тайтурке дом и перевезли их с внучкой и правнуком из Большого Голоустного. Родные надеялись, что на новом месте у Елены и Светланы начнется новая жизнь. Однако в Тайтурке мама с дочкой быстро обросли новыми знакомыми, склонными к маргинальному образу жизни. Когда-то Светлана работала в Усолье на рынке, но долго там не продержалась. Вместе с матерью они нигде не работают, однако деньги на выпивку у них есть всегда.

Светлана соизволила прийти в милицию только через неделю после исчезновения сына. Молодая женщина появилась с фиолетовыми кругами под глазами и распухшим от удара носом. Застенчиво прикрывая физиономию рукой, Светлана пояснила, что не смогла прийти раньше из-за высокой температуры. В тот день, 11 апреля, в доме Сомовых была привычная гулянка. Марка мама покормила только один раз за день, в 11 часов утра. Потом мальчик пошел на улицу — кататься на велосипеде. Малыш играл с соседскими ребятами, а когда начало темнеть, хотел вернуться домой, но на двери висел замок. Как оказалось, Светлана, ничуть не заботясь о том, где ее сын, закрыла свою пьяную маму дома и отправилась за спиртным. Проснувшаяся Елена выбралась в окно и тоже пошла догуливать. А в это время маленький Марк бродил по улицам поселка, а потом пошел смотреть на поезда.

Узнав о том, что сына забрали милиционеры, Светлана не поспешила в райотдел. Вместе с приятелем она вызвала такси и поехала в Усолье, чтобы взять денег у старшего брата на продолжение банкета. Брату Сомовой пришлось отдать 400 рублей за такси, но денег на алкоголь сестре и ее собутыльнику он не дал. В понедельник мы навестили семью Сомовых. Несмотря на будний день и утреннее время, на столе стоят опорожненные рюмки, состояние присутствующих указывает на то, что еще мгновение назад на столе стояла и бутылка, которую предусмотрительно спрятали под стол. За столом сидит Елена, бабушка Марка, компанию ей составляют двое мужчин — не сказать, что бичи, но, видимо, большие любители выпить. Узнав, что в гости к ним пришли журналисты, компания оживилась и предложила выпить за знакомство. Елена Сомова, эмоционально жестикулируя, рассказала, как они с дочерью просмотрели Марка.

— Света с мальчишкой познакомилась. Она же мать-одиночка. Ну, посидели... Я потом думала, что Марик с ней, а она — что он со мной.

— Ни вы, ни ваша дочь нигде не работают. На что вы живете?

— Я замужем. У меня муж в Норильске на шахте работает. Деньги мне присылает — сколько попрошу, столько и пришлет. Плюс Светкин бывший муж помогает, родители мои. Сын мой в Усолье работает, тоже нам всегда поможет. Вы не думайте, что мы какие-нибудь... У Марика все было — вон мотоцикл ему за 7 тысяч купили даже, — Светлана красноречиво взглянула на собутыльников.

— Да-да, мы можем подтвердить, — дружно закивали головам двое мужчин.

— А в милиции мне рассказали, что вы заявили им: «Ну и забирайте Марка, еще родим. Я сама еще молодая. Рожу, если что...»

— Так это я разозлилась на них. Знаете, как я рыдала, когда они его забрали! Скажи, Миш, — снова обратилась Елена к приятелю. — Вот он меня утешал, а Светка повеситься хотела, я у нее веревки отбирала.

— Я слышала, что она вместо милиции к брату за деньгами отправилась. Выпить сильно хотелось.

— Да вы что, это она за помощью поехала. Они сейчас много на нас наговорят. И что у Марика ранки на ногах — так это его двухвостки покусали. И что он матерится в приюте — так это его там, наверное, кто-то научил.

Дом Сомовых действительно обставлен новой мебелью и техникой, на окнах стеклопакеты, только под слоем грязи интерьер потерял вид. Когда мы попросили, чтобы Елена показала нам спальное место, женщина смутилась. Оказалось, что кровать Марка завалена грязными вещами.

— Ну, Марика же сейчас нет... Мы все обязательно уберем.

— Нам все равно надо сфотографировать.

— Ой, не позорьте нас, я сейчас все уберу.

Елена принялась разбирать кровать. Полетели какие-то щепки, пыль, грязь... Женщина заправила кровать нечистым покрывалом.

— Ну все, теперь можете снимать.

Марк Сомов сейчас находится в социально-реабилитационном центре поселка Железнодорожник. Работники центра говорят, что никак не могут накормить малыша, он все время хочет есть. А еще Марк постоянно хочет спать. Ребенок словно бы спит и ест про запас или пытается восполнить то, чего ему катастрофически не хватало, когда он жил с мамой и бабушкой. Сейчас по делу Марка Сомова собирается материал. В отношении его мамы Светланы, скорее всего, будет возбуждено уголовное дело по статье «Оставление в опасности». Какая судьба ждет Марка, пока неизвестно. Инспекторы надеются, что его возьмет под опеку кто-то из многочисленных родственников. Родная же мама мальчика пока не сделала ничего, чтобы его вернуть.

«Уводите ее отсюда, иначе я ее убью»

14 апреля учитель школы поселка Мальта обратила внимание, что ее ученик — второклассник Денис Первухин — ходит прихрамывая и во время урока все время кладет голову на парту. Школьный врач осмотрел мальчика и обнаружил на его теле полосы, а на плече и ногах — инфицированные ожоги. По своей форме раны напоминали подошву утюга. В кабинет медика вызвали и сестру Дениса — первоклассницу Юлю. На теле девочки были обнаружены аналогичные полосы, а ягодицы были просто черными — одна сплошная гематома. На все расспросы дети отвечали, что травмы нанесли себе сами. Юля утверждала, что неудачно спрыгнула с поленницы, а Денис говорил, что упал с велосипеда.

Руководство школы вызвало милиционеров. Врач, осмотревший ребят, констатировал, что такие увечья сами себе Юля и Денис нанести не смогли бы. Когда детей допросили инспекторы по делам несовершеннолетних, они признались, что избила их мачеха. Накануне, когда Юля и Денис пришли из школы, сожительница их отца, 25-летняя Светлана Попова, была в дурном расположении духа. Вдобавок ко всему она узнала, что Денис сжег учебник, а Юля испачкала школьную одежду.

Светлана приказала детям раздеться и лечь на пол, потом схватила шнур и высекла им детей. Этого женщине показалось мало. Она нагрела утюг и несколько раз опустила их на спину и ноги Дениса. Мальчик изворачивался, но рассвирепевшая Светлана держала его крепко.

Юрий, отец Юли и Дениса, трудится раскрыжовщиком на пилораме. Он работает вахтовым методом недалеко от дома — в поселке Тельма Усольского района. У Юрия 10 рабочих дней и три выходных. Как раз на следующий день, после того как Светлана издевалась над детьми, отец вернулся домой на выходные. Утром ребятишки, ничего не сказав папе, отправились в школу. Они промолчали, потому что их запугала мачеха. Когда в дом Первухиных пришли оперативники и Юрий узнал, что Светлана сотворила с его детьми, на лице мужчины заиграли желваки. Он сказал милиционерам: «Уведите ее отсюда, иначе я ее убью».

«Стыдно рассказывать»

Когда Светлану привезли в отдел, она отказалась дать устные показания. «Мне стыдно рассказывать, — потупившись, произнесла молодая женщина. — Дайте мне бумагу, я лучше обо всем напишу». В протоколе Светлана написала, что хотела дать ремня детям, но нигде его не нашла, поэтому схватила электрический провод. Утюгом она никого жечь не хотела, собиралась припугнуть ребят, но не рассчитала, что утюг так накалится. Каждый раз, когда она опускала утюг на тело Дениски, ей казалось, что мальчику не больно, он притворятся.

В прошлом Светлана принимал наркотики и получила условный срок за кражу. После зверств над детьми ее арестовали. В отношении Поповой возбуждено уголовное дело по статье «Истязание».

Юля и Денис пока находятся в больнице. У мальчика ожог спины плеча и бедра третьей степени, ему еще нужно подлечиться, а вот Юлю уже можно выписывать. Но врачи пока не торопятся отправлять их в родной поселок. До сих пор не решен вопрос, можно ли детям отправляться домой. Мы решили съездить в Мальту, чтобы поговорить с отцом Юли и Дениса. Юрий встретил нас с малышом на руках. Полуторагодовалый Рома — его совместный со Светланой ребенок. Мальчик с испугом смотрит на гостей.

— Ромка же все видел, — говорит Юрий. — Напугался сильно. С тех пор он только к мужчинам охотно идет, а женщин боится панически.

По словам Юрия, женщину, которую боятся все его дети, он теперь и на порог не пустит. Первая жена многодетного отца страдала психическим заболеванием и имела слабость к спиртному. Когда Юрий с ней развелся, Юля осталась с ним, а Денис жил с матерью, которая превратила свой дом в настоящий притон. Юрий лишил жену прав на детей. Начав жить со Светланой, он наделся построить крепкую семью. И до поры до времени нормальная семья была. Светлана оказалась хорошей хозяйкой. Разногласия возникали только из-за разных взглядов на воспитание двоих старших детей. Но руку на Юлю и Дениса Светлана не поднимала.

— 10 марта у Светы умерла мать, — рассказывает Юрий. — с тех пор и пошло что-то неладное: она часто уходила из дома, стала очень агрессивной. Навещать детей Юрий ездит каждый день, но в день нашего визита он не поехал в больницу. Юрий ждал прихода представителей соцзащиты и органов опеки, чтобы решился вопрос, можно ли ему оставить детей. Юрий планирует уволиться в Тельме и искать работу в Мальте, хоть и найти здесь хорошо оплачиваемое место будет непросто. Сестра Юрия, которая живет в Половинке, а работает в Мальте, собирается переехать в дом брата, чтобы помогать ему воспитывать детей. Отец троих детей, не в пример матери из Тайтурки, готов сделать все от себя зависящее, чтобы детей оставили с ним. Как нам сказали в инспекции по делам несовершеннолетних, в скором времени вопрос должен решиться в его пользу.

Метки:
baikalpress_id:  22 822
Загрузка...