Главный приз вручен!

На девятом десятке пенсионерка из Александровска даже вступила в партию, чтобы не отставать от жизни

Полугодовой суперприз газеты «СМ Номер один» в 30 тысяч рублей на этот раз привел нас в деревню Александровск Аларского района. Деньги достались пенсионерке Ираиде Степановне Дуле, безоговорочно уважаемой в деревне бывшей учительнице, общественной активистке. Ираида Степановна, на девятом десятке вступив в партию, подает односельчанам пример жизнелюбия и ответственного отношения ко всему, что происходит вокруг.

«Я сама себе нравлюсь»

Ираида Степановна, несмотря на свои восемьдесят, бодра, как молодая, весела и открыта. У нее прямой и строгий учительский взгляд — еще по привычке, она ведь только два года назад, в 78 лет, закончила работать с детьми. Ее подруги, которые существенно младше, смотрят на нее почтительно, величают по имени-отчеству и считают палочкой-выручалочкой на все случаи жизни.

И как же ей не быть палочкой-выручалочкой, если всю жизнь проработала она завучем в школе, преподавала детишкам русский язык и литературу, образованный человек. Ответственность перед обществом у нее в крови. Все в деревне это знают и отдают должное. Если, например, выборы на носу, сразу к Ираиде Степановне — надо бы поагитировать.

— Когда в школе отмечали мой юбилей, 75 лет, я перед всеми сказала речь. Это, может, было не очень скромно, но я вот что сказала: «Я сама себе нравлюсь». Нравлюсь, потому что я абсолютно ответственный человек. Я никогда никуда не опоздала. И даже в декретных отпусках почти не была.

Тяжелое детство научило ответственности

Эту свою черту бывшая учительница объясняет просто и жизненно:

— Сами судите: пережила коллективизацию, индустриализацию, войну, приватизацию. К тому же я дочь репрессированных родителей, с детства жизнь меня учила быть ответственной и обязательной. Хотя как такового детства у меня и не было. Папа мой был оратор великий, окончил университет марксизма-ленинизма. Его в среднеазиатские республики отправили агитировать за колхозы. А при Сталине решили, что таких активных, как мои мама и папа, стране не надо. И репрессировали. Нас с братом мама успела к деду отвезти — в гости. И гостили мы у него десять лет.

Брата Ираиды Степановны поместили потом в детский дом. И когда мать освободилась и забрала детей, они смотрели друг на друга как волчата, совершенно отвыкнув за это время. Отца расстреляли в 1946 году как врага народа.

Когда Ираида Степановна вспоминает следующие годы, слезы наворачиваются у нее на глаза: дети из-за угла, по-чужому глядели на советскую жизнь, боялись раскрыть рот. Маму нигде не брали на работу — кому нужен враждебный элемент? Семья голодала, ела лебеду.

— Но однажды мама увидела на лозунге неправильно написанное слово «большевистский» и сказала об этом директору школы Федору Ивановичу. Он ее сразу на работу и взял.

Жизненные интересы Ираиды Степановны определились еще в детстве.

— Математика у меня плохо шла. Математичка Сара Самуиловна все говорила: «Ира, курица ты! Иди туда, где русский язык».

Ира последовала совету и поступила в Саратовский педагогический институт.

До 78 лет работала в школе

Но оседлая жизнь ее закончилась, когда она встретила мужа. Мотались по районам: он как советский работник, она как жена советского работника. Ираида Степановна шутит: женой декабриста следовала за мужем. В Александровске осели только в 1982 году.

Ираида Степановна начинает вспоминать славное прошлое деревни Александровск: совхоз-миллионер, большую птицефабрику, школу с интернатом, профилакторий, куда возили лечебную воду «Нукутской Мацесты» и где отдыхали и свои, и городские.

Сегодня все, конечно, не так. По-прежнему Александровск остается многонациональным: соседствуют здесь белорусы, буряты, поляки, татары, русские. В последние годы активно заселяют деревню армяне. Председателем СПКХ когда-то выбрали армянина. И если теперь освобождается в деревне какой дом, его заселяют вновь прибывающие армяне. Старожилов почти и не осталось, в основном приезжие. Работы больше в Александровске нет никакой, молодежь стоит на учете в центре занятости или ездит на работу в райцентр Кутулик. Профилакторий, которым раньше александровцы очень гордились, теперь частная собственность. Новый хозяин взял полуразрушенное, заброшенное здание и возрождает лечебное учреждение.

— Сделал уже две сауны и сказал, что будет, как и раньше, из Нукутов воду возить. Газопровод или нефтепровод здесь недалеко пройдет, вот и будут рабочие отдыхать.

Ираида Степановна в те годы работала не меньше мужа. Переезжая с места на место, она на каждом новом месте выполняла обязанности завуча. С особенной теплотой вспоминает работу в поселке Ангарстрой того же Аларского района и в Нукутской школе — в 60—70-е годы.

— Я вам скажу: это были годы самого плодотворного труда. Тогда дети стремились к учебе, был настоящий культ образования. Здесь, в Александровской школе, раньше 200 человек училось, а сейчас всего 70 осталось.

Когда Ираида Степановна закончила работу в школе и вышла на пенсию, она устроилась в Александровский пришкольный интернат. И это, говорит, была не работа — песня: тетрадки-то проверять не надо.

Партийная старушка

В 78 лет, когда попросили ее собственные дети оставить наконец работу, пошла Ираида Степановна на такую уступку. Кстати, 80-летняя учительница знаменита на всю деревню еще и тем, что единственная живет с невесткой.

— Это значит, что я все еще востребована. И мне это очень нравится. Молодежь обычно сразу уходит от родителей, но мой сын с семьей поселились со мной. Сейчас он работает на Ковыкте. Жена его на учебе в Иркутске, а я за внуками присматриваю.

Однако только семейными хлопотами активная женщина не удовлетворилась. Гражданское бездействие не по ней. Общественные дела, обязанности и заботы давно стали необходимой частью ее жизни. Недавно заслуженный учитель, отличник народного образования вступила в партию «Единая Россия».

— На девятом десятке вступила, взносы плачу. Во время выборов агитировала. И не за деньги — за идею, — с гордостью говорит Ираида Степановна. Это ее первая партия — в коммунистической она никогда не состояла.

Только мы начинаем удивляться тяжести общественной нагрузки, как Ираида Степановна говорит:

— Да что вы, общественной деятельности я почти не веду. Теперь на отдыхе. Надо уже отдохнуть. Пожить хочется, посмотреть, как внуки семьями обзаведутся.

Загрузка...