Иркутский СИЗО: взгляд изнутри

Корреспондент «СМ Номер один» поработал в следственном изоляторе

Иркутский следственный изолятор — это первое место, где подозреваемые могут почувствовать на себе все «прелести» будущей тюремной жизни: камера, конвой, строгий распорядок дня. Обитатели СИЗО усваивают азы тюремного жаргона, их жизнь круглые сутки проходит под надзором сотрудников уголовно-исполнительной системы, поскольку все помещения оснащены камерами видеонаблюдения и тревожными кнопками. Поработать сотрудником УИС, ознакомиться с бытом задержанных и узнать о том, как им живется в местах временного содержания, смогла корреспондент «СМ Номер один».

Больничный блок

В Иркутском СИЗО свои правила и распорядок дня. Здесь сидят не осужденные, а пока только подозреваемые. Не исключено, что кто-то из них по решению суда будет оправдан и отправится не на зону, а домой. Однако пока для всех правила одинаковы.

Постороннему человеку попасть на территорию следственного изолятора невозможно, только с разрешения руководства. Дежурный интересуется у меня, для каких целей я прибыла, забирает паспорт и сотовый телефон. После знакомства с будущим начальством мне выдают военную форму, на которой по стечению обстоятельств оказываются погоны майора, и вместе с остальными сотрудниками я бегу на построение.

Рабочий день сотрудников УИС начинается с развода. Выстроившись в шеренгу, они выслушивают отчет дежурного, получают рабочие инструкции, сведения об обвиняемых, склонных к побегу, суициду, нападению, для того чтобы этим лицам уделили особое внимание. Во время развода проводится смотр формы, нарушителям высказывают замечания. После всех указаний сотрудники приступают к своим прямым обязанностям.

Отдельный корпусный блок № 3, куда меня направляют, является больничным. Здесь отдельно содержатся больные туберкулезом, которых попросту называют тубиками, а также больные с психическими отклонениями, дерматологические (из всех заболеваний данной категории чаще всего встречается чесотка). Там же отделения терапии и хирургии.

Несмотря на подавляющее большинство мужчин, среди обитателей есть женщины и несовершеннолетние. Последних здесь называют малышами, однако столь мягкое прозвище никак не соответствует статьям, по которым они оказались в следственном изоляторе: разбой, изнасилование, убийство.

Все обитатели внешне абсолютно спокойные люди. Некоторые при виде сотрудников улыбаются, стараются при возможности пошутить, однако инспекторы не понаслышке знают, чего можно от них ожидать. Нередко в камерах находили палки, веревки и главное оружие подозреваемых — заточки. Сейчас, по словам сотрудников, таких случаев нет, поскольку проверки камер проводятся два раза в день и все подозрительные вещи сразу оказываются в руках у сотрудников УИС. Во избежание каких-либо неприятных ситуаций мне разрешено только наблюдать со стороны за действиями сотрудников и постоянно находиться возле них.

Дубинка для решеток

Обвиняемые знают свой распорядок дня от и до, поэтому заранее готовятся к осмотру и процедурам. Подъем обитателей СИЗО ежедневно в 6 часов утра, после чего они завтракают и готовят камеры к осмотру. У сотрудников это называется количественным просчетом с проведением технического осмотра. Дежурная смена сдает отчет о численном составе находящихся в камерах, количестве пришедших или уходящих.

На каждого подследственного здесь заведена специальная карточка. В ней указываются основные данные: ФИО, год и место рождения, статья, по которой он сидит, число судимостей и т. д. Если кто-то склонен к побегу, суициду, нападению, это отмечается в личных данных красной линией.

Для процедуры осмотра камер собирается большая делегация, состоящая из врачей и сотрудников УИС. Первые осматривают внешнее состояние пациентов, последние проверяют их временное жилище. К тому времени, когда инспектор открывает дверь камеры, по другую ее сторону обители выстраиваются в колонну на просчет. Первый докладывает о количестве находящихся в ней людей, после чего они по одному выходят с заложенными за спину руками. Все еще одеты в пижамы.

У контролирующих всегда имеется при себе деревянная дубинка — для окон. С ее помощью проверяют решетки: нет ли там надпилов. В камере находится только все самое необходимое: кровати, тумбочки, стол, стулья, полка для посуды и средств личной гигиены.

Обвиняемые любят почитать

Количество подследственных в каждой камере разное, в зависимости от ее размеров. Есть двуместные, шестиместные и т. д. Если в СИЗО поступает банда, то ее члены распределяются по разным камерам. Такая мера необходима для того, чтобы исключить переговоры.

В одной из камер — детская кроватка с пеленками, манеж с игрушками, холодильник. До недавнего времени в ней находилась женщина с младенцем, сейчас здесь осталась только беременная женщина. Ребенка забрала сестра подозреваемой, после чего последнюю перевели в обычную камеру.

В другой камере сидит пожилая женщина, на днях ей исполнилось 60 лет. Свой юбилей она отметила в стенах СИЗО. На соседней кровати — молодая женщина, убившая двух своих детей. Сокамерницы бодро выходят из своей камеры и ждут окончания проверки. На следующей двери вижу надпись: «Карантин». Здесь находятся больные ветрянкой. Между собой сотрудники называют их зелеными.

Практически в каждой камере имеются гостинцы от близких и родственников: печенье, конфеты, чай, сгущенное молоко и другое. На стене находится стенд с указанием прав и обязанностей подозреваемых и обвиняемых. Немало у подследственных книг и журналов. У одного нашлась книжка о вредных профессиях. Как рассказывают сотрудники, каждую неделю подозреваемых посещает библиотекарь, приносит им литературу. На полках наряду с книгами лежат семейные фотографии и иконка.

— В камере можно иметь только одну иконку. Она есть практически во всех камерах. Подозреваемые верят в Бога, молятся и надеются, что он им поможет, — говорит инспектор.

В одной из камер сотрудники находят скрученную ложку, похожую на штопор. Ее изымают. Оставаться в камере во время осмотра можно только тем, кто не может ходить из-за плохого состояния здоровья. Таких набралось трое.

Привилегии у женщин и несовершеннолетних

Проверка длится примерно час. Если у кого-то найдено что-то подозрительное, его сразу вызывают на допрос. Во всех камерах стоит неприятный запах. Сотрудники поясняют: многие не могут позволить себе сигареты, поэтому курят то, что попадется.

После досмотра камер начинаются медпроцедуры: УЗИ, уколы, принятие лекарств. Обвиняемые посещают медкабинеты только в сопровождении конвоя. По словам сотрудников, лечат здесь основательно, увильнуть не удается никому. Все больные по очереди со своими кружками проходят в кабинет, где на глазах у врачей выпивают все прописанные таблетки. И только затем возвращаются в камеры.

Часть подследственных за это время успевает сходить на прогулку, при этом учитывается два фактора: в камере не должен оставаться один человек и на прогулку также не может выйти один. Такие меры приняты для того, чтобы избежать случаев суицида. Сейчас обитатели в основном «побалуют» себя только тем, что проглатывают ложку или зашивают рот. На прогулку подследственные принаряжаются. Собираются довольно быстро, поскольку, только проведя сутки на новом месте, начинают ценить каждую минуту на свежем воздухе.

Привилегии в больничном блоке есть у женщин и несовершеннолетних: вместо обычной часовой прогулки они могут находиться на свежем воздухе 2 часа, а по утрам им дают свежее молоко.

Дверь о трех запорах

Если утром СИЗО кипит как муравейник, то после обеда в блоке наступает тишина. Все сидят по своим камерам: играют в шахматы и нарды, разгадывают кроссворды, читают книги, пишут домой письма. Однако дежурные должны постоянно быть начеку, следить, что происходит в камерах, контролировать каждое движение подопечных. На дверях есть глазок для осмотра камеры.

Как отмечают сотрудники, больше всего проблем возникает с женщинами, которые непрестанно пытаются где-то схитрить, что-то придумать. Практически все находящиеся в блоке — наркоманы. Это заметно и невооруженным глазом по опухшим красным рукам. У каждого есть кличка, например Мандарин Мандаринович, Монгол и др. Первый пытается пошутить.

— Почему я Мандарин? Называйте меня лучше Апельсин, — просит он.

На всех этажах есть тревожные кнопки и телефоны, для того чтобы в случае тревоги можно было сразу вызвать наряд. Двери камер закрываются на три запора: щеколда, замок и цепь. Еду камерникам подают через окошко, заранее оповещая меню. Кормят три раза в день. Среди блюд — суп с перловкой, ячневая каша, чай, компот, котлеты. Бывает и выпечка.

Несмотря на то что обвиняемые ведут себя спокойно, атмосфера в СИЗО тяжелая. Как говорят бывалые сотрудники, к этому нужно привыкнуть. Все познается на практике. Каждый день здесь похож на предыдущий. Единственное, что меняется, — подследственные.

— Ко всему привыкаешь быстро. Работа тяжелая, весь день на ногах, но ничего. Сначала всем непривычно, особенно кто в первый раз попадает в уголовно-исполнительную систему, а затем уже как по накатанной, — говорит один из сотрудников СИЗО.

Как признаются сотрудники, после работы у многих единственное желание — поспать. Нет сил даже на разговоры с домашними. Тем не менее на следующее дежурство они прибывают точно в срок.

Загрузка...