Полуторамесячный младенец умер от истощения?

Крошечный Саша отказался от грудного молока, горького из-за алкоголя, а его мамашу это даже не обеспокоило

На прошлой неделе из поселка Наратай Куйтунского района поступила информация о смерти Саши Панова, маленького человека, едва начавшего жить. Когда тельце мальчика, которому было полтора месяца от роду, взвесили, оказалось, что он весил в два раза меньше, чем при рождении. За свою короткую жизнь младенец потерял 1300 граммов веса.

От районного центра Куйтуна их поселок отделяет 150 километров. Наратай — это самая северная точка Куйтунского района, проживает там 450 человек. Дорожное сообщение с Большой землей оставляет желать лучшего, поэтому местные жители стараются закупать продукты с запасом. В этом году весенняя распутица вовсе отрезала наратайцев от внешнего мира. Последние полтора месяца дорога до поселка находится в ужасном состоянии. У Куйтунской дорожной службы нет средств на ее ремонт. Обособленность жизни поселка — одна из причин, приведших к чудовищной трагедии. Однако винить в смерти ребенка одну лишь оторванность Наратая от райцентра было бы не совсем правильно. Ведь у Саши были родители, а медицинские работники должны были навещать младенца и контролировать состояние его здоровья. Раз малыш голодал — значит, в его семье явно было не все благополучно. Почему же никто не обращал на это внимание? С этим вопросом мы обратились к Николаю Ботесову, заместителю мэра Куйтунского района.

— В Наратае есть фельдшерско-акушерский пункт, но там работает только медсестра. Врача нет, никто не хочет ехать работать в медвежий угол, — говорит Николай Николаевич. — Делом о смерти Саши Панова занимается прокуратура. Сейчас выясняется, почему медсестра не заметила, что ребенок стремительно терял в весе, и навещала ли она семью Пановых вообще.

После случившегося в Наратай приехали не только сотрудники милиции и прокуратуры, но и врачи, представители администрации и органов опеки.

— Мы осмотрели дом Пановых, в нем царила идеальная чистота, были все необходимые продукты, — продолжает Николай Ботесов. — В том же Наратае есть куда более неблагополучные семьи. Семья Пановых состояла на учете в ПДН, потом была снята с него. Ксения, мать семейства, любила выпить, но серьезных форм это не принимало. Муж Ксении трудился в филиале Братского леспромхоза. Семья жила в достатке. Помимо Саши у Ксении было еще трое детей. Все одеты, обуты, в школу ходили.

Как поясняет сама мать, в какой-то момент Саша отказался брать грудь. У Ксении в то время был срыв, она пила практически каждый день. Ребенок таял на глазах, но матери не было никакого дела. Вместе с мужем они пили горькую. Не все равно было только старшему сыну Ксении — девятилетнему Мише. С такими родителями мальчик рано повзрослел. Потом он рассказал милиционерам историю жизни.

— В тот день, когда умер Саша, я пожарил нам всем картошки и сварил суп, чтобы утром перед школой было что поесть. Саше я согрел молока, но он не хотел пить, плакал все время.

От чего умер Саша, пока не совсем ясно. Предварительная версия — от истощения. Но в Куйтунской больнице сломались весы, и тело ребенка взвешивали на безмене. Возможно, ручные весы тоже были не совсем исправны. Окончательное заключение о том, что явилось причиной смерти ребенка, дадут иркутские судебные врачи.

Все материалы по семье Пановых переданы в межрайонный следственный комитет. Сейчас решается вопрос, по какой статье будет возбуждено уголовное дело. Едва стало известно о смерти Саши Панова, в Куйтунской администрации состоялось совещание с главами всех сельских поселений. Был поднят вопрос о семьях, попадающих в группу риска, о том, что за ними осуществляется недостаточный контроль. Если бы о Саше узнали вовремя, для его спасения плохая дорога не стала бы помехой, уверены в администрации Куйтунского района.

Метки:
baikalpress_id:  41 700