Водитель, насмерть сбивший подростков, свою вину не признал

Родители погибших детей намерены подать в суд на милиционеров, заволокитивших уголовное дело

Почти четыре года длилось расследование дорожно-транспортного происшествия, унесшего летом 2005 года жизни двух усть-илимских подростков. Тогда двоих приятелей, катавшихся на мотоцикле, сбил пьяный водитель КамАЗа. 16-летний Анатолий Горохин скончался на месте аварии, его одноклассник Степан Распопов умер по дороге в больницу.

Опохмелился — и сбил двоих

В тот день водитель Николай Сисигин пребывал в глубоком похмелье после дня рождения племянника. Опохмелившись пивом, он сел за руль арендованного грузовика и сделал несколько рейсов от угольного разреза до местной ТЭЦ. Потом поехал ремонтировать грузовик. На повороте он не уступил дорогу ехавшему навстречу мотоциклу «Иж-Юпитер». Беспечность водителя обернулась лобовым столкновением транспортных средств и человеческими жертвами.

Как показывает практика, около 50 процентов всех виновников ДТП со смертельным исходом остаются по большому счету безнаказанными: в основном привлекаются лишь к административной ответственности, в лучшем случае отбывают наказание условно. Вот и в ситуации с Сисигиным до суда дело дошло лишь благодаря колоссальным усилиям потерпевшей стороны. Несколько раз уголовное дело прекращалось за отсутствием состава преступления, возвращалось для производства дополнительного следствия, решались вопросы о перепредъявлении обвинения, в УВД города проводились служебные расследования в отношении экспертов-криминалистов и сотрудников ГАИ по поводу ненадлежащего составления первичных документов при осмотре места происшествия и т. п.

Обвиняемый был уверен в безнаказанности

С первых дней виновник аварии был уверен, что выйдет сухим из воды. Дело дошло до суда лишь спустя два года после случившегося. Сисигин уже и думать забыл об этом. Ему даже удалось уйти от административного наказания за управление автомобилем в нетрезвом состоянии — пока писал жалобы на решение мирового судьи, истек срок давности. Повестку в судебное заседание в качестве обвиняемого Сисигин проигнорировал. Пришлось возбуждать на него розыскное дело. При задержании от дачи показаний он отказался и вины не признал. Таким же образом вел себя и на суде — может, потому что этому человеку и ранее улыбались обстоятельства, способствовавшие избежанию уголовной ответственности и создавшие внутреннее убеждение в собственной непогрешимости? В 1998 году Сисигин уже находился на скамье подсудимых за соучастие в убийстве, но в связи с амнистией был освобожден от тюремного заключения. Есть в его биографии еще одна уголовная статья: злостное уклонение от уплаты алиментов.

На этот раз теорию уклонения от ответственности, которой по жизни следовал подсудимый, опроверг Усть-Илимский городской суд в лице федерального судьи Константина Фрейдмана.

За совершенное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 264 УК РФ, Сисигин Н.И., 1957 года рождения, приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортным средством на срок три года. Также суд взыскал с осужденного компенсацию морального вреда в пользу потерпевших (по 150 000 рублей).

Осужденный обжаловал данное решение в областной кассационной инстанции. В жалобе указал, что приговор считает незаконным и несправедливым, мотивируя следующим: «Суд не учел, что я имею 33-летний водительский стаж и виноват лишь в том, что стоял на дороге и парни сами в меня врезались. Я не боюсь тюрьмы или поселения. Да и годы не те, чтобы бояться. Но я хочу, чтобы знали родители погибших ребят и мои близкие, что я не убийца. Помогите снять с меня это клеймо!» Данная жалоба осталась без удовлетворения, и приговор вступил в законную силу.

Судья

«Ситуацию хотели спустить на тормозах»

Константин Фрейдман, федеральный судья:

— Рассмотрение уголовного дела не составляло особых сложностей. Единственное — его сильно заволокитили на предварительном следствии. Следствие почему-то приходило к выводу, что дело может быть закончено реабилитирующим результатом в пользу подозреваемого. Здесь надо отдать должное потерпевшим. Если бы они не поддерживали настойчивую позицию по защите своих интересов, дело, может быть, было давно прекращено и находилось бы где-нибудь в архиве милиции. Родители погибших ребят посещали все судебные заседания, в том числе и областные. Сами разыскивали свидетелей и обеспечивали их явку.

— Как видно из материалов, за время расследования из органов МВД уволились сотрудники милиции, которые занимались данным уголовным делом. Наверное, не случайно в двухтомном деле появился такой факт?

— Да, следователей за четыре года сменилось немало. Явно ситуацию хотели спустить на тормозах. Органы милиции не очень-то горели желанием разыскивать свидетелей, показания которых имели бы решающее значение. Также непрофессионально велось расследование на первоначальной стадии. По всей вероятности, это и послужило причиной увольнения неопытных следователей.

Адвокат

Родителям поначалу отказали в возбуждении дела

Интересы потерпевшей стороны в суде представляла адвокат Лариса Медведева. Она считает, что дело было очень трудным.

— По материалам, представленным в прокуратуру после первого выезда на место происшествия, было отказано в возбуждении уголовного дела, что вызвало откровенное недоумение. Родители погибших мальчиков с таким решением не согласились и обратились за помощью ко мне. Мы написали жалобу на постановление об отказе. Затем дело раз шесть прекращалось и возобновлялось, проводилась комплексная автотехническая судебная экспертиза. Ситуация стояла на контроле в области. Но ввиду того что экспертами изначально не был произведен общий снимок места происшествия, не были описаны и приобщены фотографии повреждений транспортных средств, при фотосъемке не применялась масштабная линейка, установить истину по уголовному делу не представлялось возможным. Оставался один выход — настаивать на передаче дела в суд. Несмотря на отсутствие дополнительных доказательств, суд учел все имеющиеся обстоятельства и вынес справедливое решение.

Надо сказать, что категоричное непризнание своей вины осужденного сыграло против него самого. Возможно, наказание было бы лояльнее, если бы Сисигин предпринял попытку найти общий язык с потерпевшими, покаяться, постараться как-то загладить свою вину.

P. S. Казалось бы, в этом деле можно поставить точку. Но для семей, потерявших своих сыновей, которые через неделю должны были получить аттестат зрелости, судебная история не закончилась. В настоящее время Горохины и Распоповы намерены предъявить иск к правоохранительным органам, по вине которых так долго длилось следствие.

Метки:
baikalpress_id:  22 806