Свиньи визжали, лошади грызли забор

Жители Мишелевки спасали живность, стоя по грудь в ледяной воде

Аномальная температура принесла в этом году жителям нашей области немало бед. Из-за лютых февральских морозов в районе иркутского поселка Боково до дна промерзла Ангара. Когда резко потеплело и лед вскрылся, из-за шугования переката речка вышла из берегов и подтопила дома. Непривычные погодные условия сыграли свою роль и при разливе реки Тягончихи в Култуке — маленькая речушка едва не снесла мост на федеральной дороге и затопила близлежащие усадьбы. Топит дома в Хомутово и Черемхово. Сообщение о новых жертвах затопления пришло в понедельник из Мишелевки, поселка Усольского района. Маленькая речка Булайка вышла из берегов и отрезала от Большой земли 300 человек. На место происшествия отправился корреспондент «СМ Номер один».

Беременную женщину переплавляли на лодке

— Булайка у нас совсем маленькая, в некоторых местах кура вброд перейдет, — описывают свою реку мишелевцы.

Однако на прошлой неделе на безобидной Булайке начало твориться что-то невероятное. Из тихой речушки она превратилась в пенистый бурлящий поток, с ревом вырывающийся из водоотводных труб.

Территория вокруг реки выглядит как поле битвы: развороченный асфальт, осыпающаяся земля, весь берег в белых черепках. Это отожженная белая глина, наследство Хайтинского фарфорового завода, ее использовали для строительства моста через Булайку. Теперь вода вымыла черепки и раскидала их по всей прибрежной территории.

— Когда тает снег, вода течет в Булайку со всего соседнего Черемховского района, — говорит Виктор Громов, заместитель мэра Мишелевского МО. — Случалось, что река выходила по весне из берегов, но ЧП такого масштаба у нас впервые. Говорят, в Черемхово на прошлой неделе еще и дождь прошел, который подмыл снег со склонов. Так что большое количество талой воды пошло прямиком в Булайку, а ведь она еще ото льда не успела очиститься. Под мостом через реку четыре водоотводные трубы, каждая два метра диаметром. Трубы все время забивались льдом, через две из них была протянута проволока, которую мы накаливали с помощью электросварочного аппарата.

— Трубы мы пробиваем, а они опять льдом заполняются, — продолжает Виктор Громов. — В ночь на 3 апреля, не найдя себе дороги, вода вышла на лед и начала топить прибрежную территорию — приусадебные участки, мост, дорогу. Серьезно пострадало пять домов. Люди были отрезаны от внешнего мира, но не оставлены без помощи, день и ночь на берегу дежурили спасатели. В санаторий «Таежный», с которым было прервано транспортное сообщение, продукты доставлялись через Черемховский район. Когда у беременной женщины, которая отдыхала в санатории, начались схватки, мы на лодке доставили ее на другой берег, где ждала скорая помощь. Женщина благополучно родила в больнице.

Эмчеэсовец вынимал из воды фиолетовых свиней

Только ко вторнику этой недели, когда горячей водой прочистили водоотводные трубы, река отступила от моста и ушла из огородов. Ушла-то ушла, а последствия оставила весьма печальные: размытый мост, погибшие домашние птицы и животные, загубленные запасы продовольствия, страшная сырость в домах. Сейчас подъезд к мосту подсыпали, по нему можно пройти пешком и проехать на легковом автомобиле. Полное же восстановление моста потребует не одну сотню тысяч рублей.

— Мишелевская дорога местного значения, которую затопила речка, попадает в перечень «прочих», ремонт которых очень скудно финансируется областью, — говорит специалист дорожной службы Михаил Авдеенко. — Начиная с марта этого года мы пропиливали траншеи, чтобы отвести воду, но, как видите, эта мера мало помогла. Для полного комплекса мероприятий были необходимы средства, которыми мы не располагали.

Несвоевременное выполнение дорожных работ привело к серьезным последствиям. Ночь на 3 апреля жители прибрежной зоны реки Булайки запомнят на всю жизнь. Семья Элиды Лобановой в ту ночь в страшной спешке и панике спасала большое крестьянское хозяйство — семь коров, двух лошадей с жеребенком, семь овечек и 54 курицы-несушки.

— Теперь куриц у нас 34, 20 утонуло, — вздыхает Элида Петровна. — Где-то в половине девятого вечера 2 апреля мы обратили внимание, что Булайка вышла из берегов. Поохали, что вода недалеко от дома, но что мы могли сделать? Где-то в первом часу ночи нам с мужем не спалось, какое-то предчувствие нехорошее было. Вдруг слышим — коровы истошно замычали. Мы в стайку прибежали, видим — вода им уже по живот.

По словам Элиды Петровны, вода пришла внезапно и прибывала стремительно. Большое хозяйство нужно было спасать. Пока Элида Лобанова и ее муж отвязывали от цепи коров, уводили перепуганных брыкающихся животных в огород, ледяная вода уже доходила до груди.

— Что творилось, страшно вспомнить, — рассказывает Элида Петровна. — Коровы мычали как обезумевшие, лошади рвались с привязи, с перепугу грызли забор, свиньи визжали, захлебывались, курицы подняли переполох, падали в воду с насеста. Дочь с мужем приехали, мы позвонили в МЧС, прибыл спасатель Сергей Комаров. Передайте, пожалуйста, ему благодарность через вашу газету, очень он нас выручил.

Сергей Комаров спас всех семерых свиней от смерти. Перевязав испуганных животных веревкой, он вытягивал девяностокилограммовых хрюшек из воды.

— Свиньи аж фиолетовые были от холода, да и сам Сережа хоть и был в водонепроницаемом костюме, но весь посинел, — продолжает Элида Петровна. — Мы отправляли его домой греться, а он не ушел, пока скот не спасли.

Людмила Пустынская, соседка Элиды Петровны, хозяйства не держит, но вода нашла чем поживиться и в ее дворе. В летней кухне намокли все мешки с крупой. Вода унесла сруб и две поленницы дров.

— Вот мои бревна. А это мои дровишки, — печально констатирует Людмила Григорьевна, прогуливаясь по Мишелевке. — Наводнение мое добро по всему поселку разбросало.

Вода погубила весь урожай и пчелиные улья

В подполье Валентины Кондратьевой, живущей на правом берегу Булайки, вода пришла еще 25 февраля. Теперь под полом Кондратьевых ледяное царство — картошка, коренья георгинов обросли кристалликами, на дне подполья плещется вода. Стихия загубила 60 кулей картофеля и другие съестные запасы.

— У нас вода прямо в доме стояла, — рассказывает Валентина Кондратьева, — но мы никуда не уходили, боялись мародеров, так и жили в резиновых сапогах. Опасались дом оставлять. Когда все началось, мы мотоцикл вытащили за ограду. Так его весь ободрали. В стайках у нас до сих пор стоит вода, живность расселили — свиньи у одних соседей, корова у других.

Руки у Валентины Кондратьевой все в синяках, на подбородке гематома.

— Корова сильно бодалась, когда мы вели ее по ледяной воде, — объясняет Валентина Дмитриевна. — Буренка родить должна вот-вот, но не рожает. Ветеринар говорит — стрессовое состояние у нее; если не отелится, придется колоть. Кот мой любимый то ли сбежал от ужаса, то ли утонул. Вода через наш двор шла потоком, собачку Жульку даже за ворота унесло. Мужики шли мимо, подумали: «Что за зверек плывет?» И спасли нашу собачку.

Спасая животных, муж Валентины Кондратьевой получил сильное переохлаждение.

— Слег с температурой под сорок, — вздыхает женщина.

Большой урон нанесло наводнение мишелевцу Юрию Сластному. Оправдывая свою фамилию, Сластной почти 40 лет занимается производством меда.

Юрий Сластной угощает нас чаем, разумеется с собственным медом, и мы совершенно искренне признаем, что такого нежного и душистого меда не пробовали ни разу в жизни. А пасечник рассказывает, что в следующем году такого меда, скорее всего, не будет, потому что всех его пчел погубила вода.

— Улья я спускаю зимовать в подполье, — говорит Юрий Сластной, — там для них идеальные условия, не холодно и не жарко. Открываю как-то подполье в феврале, а там вода, два улья сильно намокли. Пришлось хранить их в летней кухне, а в ней слишком тепло, пчелы беспокоились.

Когда началась апрельская оттепель, пасечник выставил улья в огород.

— Смотрел на них — душа радовалась, — говорит Юрий. — Думал: «Ну слава Богу, зиму пережили».

Улья пережили зиму, но не пережили нашествия реки. В ночь на 3 апреля их накрыло водой.

— Я перенес их на сеновал, — рассказывает пасечник, — но пчел уже было не спасти. Недавно вскрыл один улей — там только плесень.

Всего у Юрия Сластного погибло 11 пчелиных семей. Две семьи обычно давали больше фляги первоклассного меда. Друзья пасечника пообещали помочь ему восстановить улья, но это очень долгий и кропотливый труд.

Сейчас мишелевцы составляют перечень имущества, пострадавшего при наводнении, планируют с этими списками все вместе пойти к главе поселка. Он обещал оказать помощь, но уже сейчас можно прогнозировать, что выплаченной компенсации не хватит, чтобы полностью покрыть ущерб.

Загрузка...