Губернатор посетил район Крайнего Севера

У Катанги есть все шансы перейти из разряда самого проблемного района в разряд процветающих

От поселка Ербогачен, самого северного райцентра нашей области, Иркутск отделяют два с половиной часа полета на самолете Ан-24. Трудно сказать, сколько времени займет этот путь по земле: говорят, дорога до Ербогачена измеряется не в километрах, а в сутках, потому что половина этого пути — непредсказуемый зимник. Катанга — единственная территория Иркутской области, не приравненная, а относящаяся к районам Крайнего Севера, и потому ее гости стараются одеться потеплее. В прошлую среду катангскую землю посетили высокопоставленные лица — глава Приангарья Игорь Есиповский, его заместитель Сергей Сокол, начальник ГУВД Иркутской области Алексей Антонов, представители областного парламента, крупных компаний-недропользователей, а также руководители иркутских подразделений федеральных ведомств.

Стремительная пересадка

Еще до отлета мы узнали, что лютые морозы покидают Ербогачен: как по заказу, там началась оттепель. В тот день в поселке было минус 11 — для Катанги, где среднесуточная зимняя температура минус сорок пять, — настоящая весна. Два с половиной часа пути пролетели незаметно, день выдался ясный, и сквозь иллюминатор можно было легко разглядеть бескрайние таежные просторы. Приближение к Катангскому району ознаменовало появление широкой извилистой ленты реки Тунгуски. В Иркутске мы взлетали с очищенной от снега бетонки, в Ербогачене приземлялись на заснеженную полосу. На столбики разметки были прикреплены трогательные еловые лапки.

Не успели последние пассажиры спуститься по трапу, как губернатор в окружении чиновников уже садился в вертолет Ми-8. Вертолет взял курс на Верхнечонское нефтегазокондесантное месторождение — одно из самых крупных в Восточной Сибири, которые подходят для освоения в масштабах, оправдывающих создание экспортной трубопроводной структуры. Месторождение было открыто в 1978 году, но добыча нефти началась только в позапрошлом году. В октябре 2008 года черное золото начали сдавать в нефтепровод «Восточная Сибирь».

— Впечатление от поездки на Верхнечонское нефтегазовое месторождение, честно могу сказать, самое благоприятное, — признался губернатор по возвращении. — ВЧНГ можно назвать образцово-показательным проектом. Правительство региона будет стараться делать все возможное, чтобы снять ограничения для развития нефтегазовой добывающей отрасли, но в ответ от бизнеса мы ждем выполнение социальных и экономических обязательств, соблюдения экологических норм.

Здоровье поправили, но конфет не хватает

— Заметили, какой у нас ослепительный снег? — спрашивают местные жители, предусмотрительно надевшие солнцезащитные очки.

Снег в поселке начинает постепенно сходить, но не чернеет даже на проталинах. Щурясь от сверкающего снега, мы понимаем, что вместо теплых шарфов нужно было захватить очки с темными стеклами, ибо здесь это привычный зимний атрибут. Ербогаченцы топят печи дровами, котельные работают на нефти, уголь здесь вообще не используют, а значит, сажа не оседает на снег.

Пока чиновники осматривали установку подготовки нефти — УПН-1, журналисты вместе с заместителем губернатора Александром Моисеевым посетили социальные учреждения поселка. Первый пункт осмотра — коррекционная школа. Чиновники интересуются количеством персонала, заработной платой, долгами учреждения.

— У нас трудится 48 человек, средняя зарплата у персонала 14 тысяч рублей, задержек нет, — отрапортовала директор Людмила Волкова. — Треть наших ребят эвенки, на ночь они уходят домой, другие ребятишки живут постоянно. Директор не забыла упомянуть и о лечебных силах своего родного края: «Воспитанники к нам прибывают из Шелехова, Усолья. Как вы знаете, экология там не очень хорошая, дети приезжают вялые, хиленькие, а у нас все поправились, хотя, казалось бы, живем в условиях Крайнего Севера. Я думаю, здоровая природа, здоровый воздух сыграли свою роль».

В школе учится много детей-эвенков, поэтому с выбором основного направления для уроков труда и внеклассных занятий вопросов не возникает. Ребятишки овладевают традиционным искусством коренных жителей Катанги — вышивкой бисером. За вышивкой и застал Александр Моисеев девочку Аню.

— Как вас здесь кормят? — спросил чиновник ребенка.

— Хорошо, — ответила девочка, скромно опустив глаза.

— Фрукты когда последний раз давали?

— Давно.

— А конфеты?

— Тоже давно, — ответила окончательно смущенная Аня, но Александр Моисеев, по его словам, услышал то, что хотел услышать.

За разъяснениями заместитель губернатора обратился к директору Людмиле Волковой.

— У нас хорошее питание, пятиразовое, — ответила Людмила Анатольевна, несколько оторопевшая от откровений своей воспитанницы. — По калорийности мы, быть может, недобираем, но это потому, что мало молочных продуктов. К примеру, пакет молока «Байкальское» стоит 65 рублей, но и его еще надо привезти. В самом Ербогачене, где живут 2206 человек, 35 коров всего. Помимо коррекционной губернаторский десант посетил обычную среднюю школу и местную больницу.

— Состоянием объектов социальной сферы я удовлетворен, — говорит Александр Моисеев. — Конечно, есть вопросы, но общая оценка удовлетворительная. Например, мы снимаем с повестки вопрос, который возникает каждый год, — о закрытии коррекционной школы-интерната. Я убедился, что учреждение отвечает всем требованиям безопасности; кроме того, если мы эту школу закроем, 40 человек останутся без работы, а те ребята, у кого есть родственники в Катангском районе, с переездом в другое учреждение области могут потерять связь с близкими.

Кумуланчик для губернатора

Работники ербогаченского клуба, где высокие гости побывали два раза за один день, похвастались зрительным залом с 200 новенькими креслами. Скоро здесь начнут показывать фильмы, а пока труженицы культурного фронта с гордостью и сожалением осматривают новую мебель, опасаются, что с приходом зрителей надписей типа «Здесь был Вася» не избежать.

Как оказалось, визит заместителя губернатора был только генеральной репетицией. После возвращения с ВЧНГ Игорь Есиповский тоже изъявил желание посетить культурное учреждение. Для него сотрудницы Дома культуры провели экскурсию в ускоренном режиме с эксклюзивной вставкой: вручением кумуланчика — коврика из соболя, который сделала своими руками девочка-эвенкийка.

Приветствием на эвенкийском языке встречала гостей Земфира Сафьянникова, директор районного литературно-краеведческого музея имени Владислава Шишкова, автора «Угрюм-реки». Что примечательно, в Ербогачене нет памятника Ленину, хоть главная улица названа в честь вождя пролетариата, зато есть бюст писателя Шишкова, который, создавая героев своего романа, использовал типажи людей, живших на катангской земле. Даже оставил их родные имена — это сосланный кавказец Ибрагим-оглы, проводник Константин Фарков из деревни Оськино, Татьяна Карелина.

Самый-самый

Во время недолгих проездов от пункта до пункта беседуем о жизни в районе с главой Катангского МО Михаилом Кузаковым.

— Проблем у нас предостаточно, — говорит мэр, — связь с Большой землей оставляет желать лучшего. Самолет в Иркутск летает раз в неделю, билет туда-обратно стоит 15 тысяч рублей. Да и между самим Ербогаченом и пятью эвенкийскими поселками сообщение никудышное. Прокладываем зимники, но их то снегом занесет, то талой водой затопит. 85% процентов населения нашего района заняты в бюджетной сфере, остальные рыболовством, охотой промышляют. Но этим много не заработаешь. Наша беда — в отсутствии хорошей цены на соболя. Во время последних торгов на санкт-петербургской бирже давали по 1650 рублей за шкурку. Это очень низкая цена — чтобы начать зарабатывать, необходимо за сезон добыть 500 соболей, а наши промысловики не более 200 добывают. Сегодня важно оказать поддержку эвенкам, они забывают традиции, спиваются.

Что и говорить, проблем у Катанги хватает. Но есть и свет в конце тоннеля.

— По моему представлению, Катангский район начинает просыпаться, первые шаги — это освоение углеводородов, следующий шаг — активизация работы Невского месторождения калийных солей, — сказал на открытии выездного рабочего совещания губернатор Игорь Есиповский. — Это уникальный во всех отношения район, он самый северный, самый труднодоступный, самый слабозаселенный.

— И самый нищий, — прошелестело в задних рядах.

— Самый перспективный, — подхватил инициативу кто-то из чиновников. — Район перспективен не теоретически, а практически, — продолжил Игорь Эдуардович. — Сегодня, в период кризиса, ни по одному месторождению не приостановлены инвестиционные проекты. Необходимо выстраивать взаимовыгодные отношения между бизнес-структурами, районом и областной властью. Времена развитого лихого капитализма уходят в прошлое. Я не настаиваю, чтобы компании, которые работают на катангской земле, меняли свои схемы по налогообложению, но обязательно нужно сесть за стол переговоров с мэром и составить перечень работ и услуг, которыми можно было бы компенсировать району те деньги, которые он недополучил по налогам.

Метки:
baikalpress_id:  11 079