Убить хеликобактера

Иркутяне получили три патента на новый метод лечения гастрита и язвы

Причина возникновения язвы и гастрита была открыта еще в 1983 году, но страдающим от этих заболеваний открытие помогло только психологически. Если раньше они думали, что мучаются от стрессов и неправильного питания, то теперь во всех бедах винят злобную и уникальную бактерию — хеликобактер пилори. Предложенные способы лечения были слишком токсичны и часто давали временный эффект. Хочется верить, что все революционно изменится, когда в широкую практику войдут запатентованные двумя иркутянами новые методы лечения. Патенты, полученные учеными — врачом-гастроэнтерологом и химиком, — позволяют лечить самые тяжелые болезни желудочно-кишечного тракта одновременно безболезненно и безопасно.

Прелести отравления

На вопрос, насколько проблема лечения гастритов и язвенных болезней актуальна здесь и сейчас, врач-гастроэнтеролог Иркутского диагностического центра, доцент кафедры семейной медицины Института усовершенствования врачей Александр Суханов отвечает статистически выверено:

 — За всю Россию я сказать не могу, но полученные нами результаты достаточно близки к общей ситуации по России. Нами уже обработаны данные более чем по 40 000 пациентов Иркутского диагностического центра, и можно утверждать, что инфицированность по Иркутской области сегодня составляет более 70%.

До открытия хеликобактера больных лечили от последствий его присутствия — гастрита, язвы и рака желудка. Собственно существование в желудке каких-либо бактерий даже не рассматривалось — в желудочном соке содержится 4-процентный раствор соляной кислоты, который должен убивать все живое. Считалось, что язвы и гастриты возникают от самых бытовых причин — плохого питания, стрессов, нарушения кровообращения в желудке. Поэтому больного подальше от стрессов и неправильного питания клали в тихую палату на специальную диету.

Открыв хеликобактер, медики изменили метод лечения. На первый план вышли антибиотики, убивающие бактерию. Курс лечения стал включать в себя два антибиотика и один антисекреторный препарат, снижающий кислотность. Курс лечения длится до двух недель. Все это время человека травят двумя антибиотиками в максимально допустимой дозировке.

Парадокс ситуации состоит в том, что для того, чтобы полечить маленький пятачок на стенке желудка, травится весь организм полностью. Попадая в больное место — желудок, таблетка никак его не лечит, а просто растворяется и, проделав полный круг через все органы тела, приходит обратно к желудку вместе с кровью. По сути — в последнюю очередь и в очень незначительном количестве, не более 2—3% от того, что было в таблетке изначально.

Случайный разговор привел к открытию

В 2000 году иркутский химик, кандидат наук Игорь Пикерский заболел, в железнодорожной больнице он провел без малого три месяца. Среди многочисленных друзей самым частым посетителем был его друг — врач Александр Суханов, в то время он только начал заниматься гастроэнтерологией. О чем могут говорить двое ученых, как не о насущных проблемах на работе?

— Меня тогда удручало то, что я должен травить весь организм пациента ради того, чтобы лекарство подействовало на очень маленький кусочек желудочной поверхности. И Игорь мне сказал: «А в чем проблемы-то? Лекарство можно задержать, есть же разные химические методы адсорбции веществ на поверхности носителей, в том числе и на скользких поверхностях», — рассказывает Александр. — И тогда я вспомнил, что подобные вещества уже давно и успешно применяются в медицине — их ведь знают даже дети, у которых время от времени болит животик, и мамы на ложечке им дают гидроокись магния и алюминия. Она всем известна под названием альмагель. Начальная идея подкупала своей простотой — если особым образом химически смешать антибиотик и гидроокись, то при употреблении происходит принудительная задержка антибиотика именно там, где живет хеликобактер. Идею опробовали исключительно на своих друзьях и знакомых, иногда даже на коллегах.

Два патента, три компонента

В результате применения геля, идея которого была изложена в первом патенте, дозировка антибиотиков уменьшалась в пять раз за счет того, что препарат держался в желудке до часа-двух — в зависимости от активности перистальтики (волнообразных сокращений) желудка. Однако, задумавшись об индивидуальных особенностях перистальтики, химик и врач разработали и осуществили идею, воплощенную во втором патенте, который они получили на прошлой неделе. Если увеличить время, которое лечебная смесь будет находиться в желудке, то можно еще уменьшить концентрацию антибиотика за счет увеличения времени его действия непосредственно на стенку желудка. Для этого ученые добавили третий компонент: препарат, замедляющий сокращения желудка.

Из девяти человек, прошедших лечение, ни у одного не отмечено никаких побочных эффектов — восемь болели гастритом, один страдал от рецидивирующей (залеченной раньше, но вновь открывшейся) язвы двенадцатиперстной кишки. У восьми из них при повторном обследовании никаких следов хеликобактера в желудке обнаружено не было.

— Один старый знакомый Игоря каждую весну и осень страдал от обострений язвенной болезни. В одно из обострений мы его пролечили, и он здоров вот уже два года, — рассказывает Александр Суханов. — Что это значит? Язву можно залечить лекарствами, она зарубцуется, но если остался недобитый антибиотиками хеликобактер — язва может открыться снова. Разработанный нами способ заметно облегчает процесс уничтожения хеликобактера.

Метки:
Загрузка...