Иркутскую синагогу отстроили на средства олигархов

Главными жертвователями на восстановление синагоги стали Роман Абрамович и Виктор Вексельберг

Здание Иркутской синагоги восстановлено без копейки бюджетных денег. Несмотря на то что экономический кризис в самом разгаре, синагога была отстроена, реконструирована и отреставрирована. На это ушло более 70 миллионов рублей.

Синагога против яиц Фаберже

— Если приходят люди и говорят: «Я не верю в чудеса», то я говорю, что я верю. А вы если не верите, то можете прийти в синагогу и увидеть чудо собственными глазами, — улыбается иркутский раввин Аарон Вагнер.

Действительно, чудом можно назвать то, что в такой вроде бы неподходящий экономический момент практически закончена полномасштабная реконструкция старинного здания синагоги. Раввин Аарон Вагнер среди главных жертвователей называет Романа Абрамовича и Виктора Вексельберга.

— Если в России говорят об олигархах, то обычно вспоминая футбольную команду или яйца Фаберже. Это популизм. А благотворительные дела, конечно, не так пикантны. К тому же Роман Абрамович, например, не любит, когда говорят о его благотворительных делах. Но в данном случае мы получили добро и можем назвать тех, кто нам помог. Это разрешение обнародовать имена благотворителей мы расцениваем как признание результата наших усилий. Хорошо оценена наша синагога.

Среди крупных жертвователей — председатель Иркутской еврейской общины, предприниматель, владелец компании АМИК Игорь Мельцер и Фонд семьи Рор из Майами, который щедро жертвует в России на благотворительный цели. Фонд семьи Рор — одна из двух крупных организаций, чья деятельность посвящена возрождению еврейской жизни в странах СНГ. Семья Рор финансирует строительство и восстановление синагог и вкладывает средства в возведение общинных центров и микв (ритуальных бассейнов), выплачивает зарплаты раввинам. Аарон Вагнер рассказывает, что фонд поддерживал иркутских евреев в трудные времена: когда община вынуждена была арендовать здание, они покрывали расходы по аренде. Кроме того, была масса других жертвователей, среди которых известные в Иркутске люди.

Жизнь при Советах

Первая синагога в Иркутске была достроена в год великого пожара. Работать она так и не начала — в июне 1879 года ее спалил огонь, уничтоживший половину Иркутска. Через семь лет здание снова отстроили.

Еврейского населения в Иркутске было предостаточно. В 1913 году здесь проживало 84 купца-еврея, а это больше половины всех иркутских купцов. Еврейскому населению принадлежало 14 процентов городской недвижимости и почти четверть промышленного оборота. Исследователь еврейской сибирской старины Владимир Рабинович утверждает, что образовалась даже новая общность — сибирские евреи. Это произошло благодаря тому, что в Иркутске и вообще в Сибири еврейское население не чувствовало такой стесненности, как в центральной части России — ни в моральном, ни в имущественном плане.

Советская власть национализировала здание синагоги. А в 1920 году по договору община приняла здание в пользование. Но советские организации требовали прикрыть учреждение культа. И 1931 году община была вынуждена согласиться и принять другое здание — по 1-й Красноармейской, 20. Еще через год властями было принято решение о ликвидации синагоги — и здание перестало существовать как святилище. Еще через некоторое время евреев выгнали и из здания по улице Красноармейской. Синагога вернулась к законным владельцам только в конце войны. Но условия пребывания евреев в синагоге уже были не те, что прежде.

На первом этаже поселили медиков

Людмила Бендер, иркутская поэтесса, занималась историей Иркутской еврейской общины и беседовала с многими стариками, которые своими глазами видели, что происходило с еврейской общиной и синагогой в те непростые времена.

— Старики вспоминают, что в 20-х годах в Иркутске насчитывалось около 20 тысяч евреев. Рассказывают, что в Иркутске тогда было три синагоги: на ул. Карла Либкнехта, Партизанской и 1-й Красноармейской. И была богадельня на углу Ямской и Декабрьских Событий. Евреи жили кучно, заселили район современной площади Декабристов и улицы Энгельса. Синагога на улице Карла Либкнехта была центром не только религиозной жизни, но и общения. Люди собирались простые, многодетные. Раввины не только вели службы, но и учили, лечили.

В 30-е годы синагогу перестроили. По воспоминаниям стариков, до революции в здании не было пола между этажами. Это был высокий храм с написанным красками голубым небом — то же самое сделали и сейчас, при реставрации. По бокам располагались балконы. Женщины (в еврейской религиозной культуре женщины и мужчины в молельном доме — порознь) размещались на них. Места в синагоге покупались. Кстати, бывали случаи покупки мест навечно. Владимир Рабинович, который изучал жизнь купцов и предпринимателей, упоминает о том, что барон Гинзбург, фактический владелец Лензолота, выкупил места в синагоге именно так.

В 30-х годах сделали этажное перекрытие, на первом этаже синагоги разместили общежитие медиков. Постепенно люди перестали ходить молиться — за это преследовали. Мацу, которую делают обычно в храме, готовили дома. Синагогу евреям вернули в 1944 году. В послевоенные годы раввина не было, миквы (обязательного ритуального бассейна) не было, отсутствовала кошерная пища. Но обряды проводили. Мальчикам на восьмой день делали обрезание. В пятидесятых годах, по воспоминаниям пожилых людей, за посещение синагоги выгоняли из института и с работы.

После 1953 года синагога совсем пришла в упадок. Практически не было денег — государство не давало, а богатых людей советский режим извел. Помещение очень плохо отапливалось.

Евгений Соломон, этнограф, исследователь жизни евреев в Сибири, автор книг об истории семей и родов иркутского еврейства, говорит, что синагога, которая, по идее, является национальным центром, в советские времена работала, но все-таки обычаи сохранялись больше в семьях.

— Я из тех, кто вырос при атеизме. Тогда некоторые люди ходили и молились. В основном тогда в синагоге праздновали Песах — праздник освобождения народа из рабства, а также проводили обряды захоронения по еврейскому обычаю. Были семьи, которые соблюдали все обычаи, сохраняли их внутри семьи. То же, кстати, было у бурят. Да и у русских, думаю, так же.

Осталось восстановить ритуальный бассейн

В 2004 году синагога, а также еврейский культурный центр, который находился в здании синагоги, сгорели. Пожару была присвоена высшая категория сложности. Огонь возник на первом этаже и быстро распространился по всему зданию. Этому способствовали деревянные перекрытия с внутренними пустотами. Причиной пожара назвали дряхлую проводку. Но говорили, будто виной всему был пьяный сторож.

— Но здание нуждалось в реконструкции и до пожара, оно к тому моменту находилось в аварийном состоянии, — говорит раввин.

Реконструкция была проведена в полном объеме. При разборке мусора обнаружились старинные колонны, замурованные в бетон, на них — следы арматуры. Сейчас колонны, очищенные от бетона, снова украшают дом собраний, поддерживая купол высокого зала. На потолке, как и когда-то прежде, голубое небо и облака.

— Эти старинные колонны говорят о преемственности поколений. Это исторические следы, которые свидетельствуют о жизни предков. Это история. Кстати, восстановлены не только колонны, но и арочные окна, арочные двери — в советское время их переделали в квадратные. Также восстановлена лепнина. Евгений Соломон считает, что реставрация получилась, в здание вернулась хорошая акустика, что немаловажно.

Сейчас, говорит раввин Аарон Вагнер, идет работа и по восстановлению миквы. То, что она еще не готова, говорят в синагоге, — это сезонный вопрос. Для того чтобы обеспечить необходимый сток воды, нужно выполнить земляные работы, но сначала почва должна оттаять. Миква — это водный резервуар для ритуального очищения. Остатки старинной миквы нашли, очищая синагогу от мусора. Все это время без миквы обходились, но было достаточно трудно, говорит раввин. Для ритуального очищения приходилось то в Ангару нырять, то в Москву летать.

— Но очень важно понять, что построить здание, восстановить дом — это не главное. Главное, чтобы он действовал и были деньги на его содержание, а также на проекты. Мы знаем, что есть сложности. Но, слава Богу, есть также люди, бизнесмены, которых можно убедить, что кризис в головах, а не в карманах. И они готовы помочь.

Метки:
baikalpress_id:  22 774