Древняя китайская пирамида недалеко от Иркутска

Легенда о тангутских воинах получила неожиданное продолжение

Древняя нукутская земля и по сей день хранит множество тайн и загадок. Чему тут удивляться: с одной стороны, в Новонукутском районе множество реально существующих исторических достопримечательностей, с другой — как в любой бурятской местности, здесь ходит множество сказаний и легенд, которые имеют под собой вполне реальную основу. Во всяком случае, так утверждают местные жители. Одна из таких нераскрытых тайн Нукутского района — это то, что местные называют просто китайской пирамидой. Это одновременно и реальная достопримечательность, и объект, овеянный легендами и мистикой.

От китайских воинов в Нукутах осталось три артефакта

В полутора-двух десятках километров от районного центра есть небольшая, внешне ничем не примечательная деревня Тангуты. Про любую старую бурятскую деревню (современные большие деревни сформировались на месте нескольких старых улусов) говорят, что ее образовали конкретные бурятские роды, называли их по фамилиям. Часто бывало так, что в уже образовавшуюся большую, богатую деревню приходили представители других бурятских родов из далеких земель и хотели поселиться по соседству. Старейшины выделяли им землю, и новый улус начинал жить и прирастать к новому месту. Про Тангуты рассказывают все то же самое. За одним исключением.

Никто не знает, какие роды образовали эту деревню, потому что, согласно легенде, это были не бурятские роды, да и пришли они не из других бурятских земель, а с территории Китая во времена войн Чингисхана. Эту легенду озвучил местный краевед, нукутский шаман Валерий Жербаков. Он рассказал, что, когда Чингисхан полностью уничтожил Тангутское царство, небольшая честь китайского войска ушла далеко на север. Утверждается, что это были именно конные воины, ибо на бурятские земли пришли исключительно мужчины.

— Воины встретились с нашими предками на реке Куде. По-бурятски «худа» — это «сват», то есть наши народы посватались и стали жить вместе, — рассказал Валерий Константинович.

Наша газета уже писала («СМ Номер один», № 5 от 12 февраля, статья под заголовком «Хашхай: кто хозяин священной горы?»), что одним из доказательств того, что наследники Тангутского царства жили в Унгинской долине, некоторые местные краеведы считают надписи на священной горе Хашхай — там выбиты на камне странные писаницы. Сторонники данной легенды утверждают, что надписи обозначают «мы вернемся» или «мы возродимся» — якобы тангуты мечтали вернуться на родину и возродить свое государство.

В бурятских легендах плохо одно: рассказывая о событиях, они совершенно не оперируют временной шкалой. Поэтому неизвестно, когда пришли тангуты, сколько они прожили на новом месте и когда они исчезли. Заканчивается легенда тем, что тангуты выполнили свое обещание вернуться на родину. Однажды они быстро собрались, снялись с места и исчезли навсегда в неизвестном направлении.

Осталось только добавить, что Тангутское царство пало под копытами конницы Чингисхана в 1227 году. Поэтому если верить легенде и учитывать время, которое китайские воины шли до Унгинской долины, то со дня на день село Тангуты должно праздновать 780-летний юбилей со дня образования. Другим доказательством, говорящим само за себя, здесь считается само название села — Тангуты. И, наконец, третьим артефактом, доказывающим древнюю легенду, в Нукутах считают объект, который все называют не иначе, как китайская пирамида.

Тайну Унгинской долины хранит местечко Илтын

Илтын — это пустынное место, участок ровной степи, падь, тянущаяся от берега Унги до подножия Хашхайской гряды, которая, как говорят местные жители, простирается до самих Саян. Пожалуй единственное, чем Илтынская падь известна среди местных жителей, — в том месте, где гора Хашхай и села Тангут и Семеновское образуют треугольник, стоит странное образование: пирамида высотой до тридцати и длиной в основании до ста метров. При взгляде с высоты Хашхая она поражает своими геометрически правильными пропорциями, которые и приводят в доказательство ее рукотворности. Отчетливо просматриваются две острые грани. Еще одна, северо-восточная, сглажена степными ветрами и дождями.

Один из неформальных экспертов и исследователей этого природного феномена в Нукутске — это врач-терапевт Новонукутской ЦРБ, краевед-любитель Василий Степанов. Он вспоминал, что интерес к пирамиде у него с детства. Его мама, Розалия Платоновна, рассказывала ему, что еще в ее детстве старики говорили: неподалеку от их улуса есть пирамида, построенная древними китайцами.

— Как это ни странно, но мама рассказывала, что все были уверены: китайцы, перед тем как уйти, зарыли в землю свое золото — изделия, принесенные с родины, и в этом месте построили пирамиду. Хотя кто и откуда об этом мог бы знать наверняка? — размышлял Василий Степанович. — Но я потом интересовался, читал литературу и нашел информацию: действительно, еще пять тысяч лет назад подобные земляные пирамиды в Китае строили так называемые сыны Неба.

Видения старой шаманки

Осенью 2007 года на китайской пирамиде побывала шаманка из Усть-Орды Тамара Шантанова. Василий Степанов рассказывал, что она землячка заведующей профилакторием «Нукутская Мацеста», часто приезжает в гости и подлечиться на местных лечебных грязях и минеральных водах.

— Я вел прием в профилактории, она пришла ко мне на рефлексотерапию, — говорит краевед. — Мы разговорились, и я ей рассказал про пирамиду. Она сначала промолчала, а через несколько дней пришла ко мне и попросила свозить ее в Илтын. Объяснила, что хотела бы испытать энергетику этого места. Василий Степанович утверждает, что видения у старой шаманки начались еще на подступах к пирамиде, как только машина въехала в Илтын. Она бормотала: «Нас встречают духи». Женщина говорила, что это место жестоких боев монгольских племен с Чингисханом.

— Вообще-то странно это. Вот из истории известно, что дольше других Чингисхану противостояло монгольское племя найманов. А у нас есть деревня Наймодай. Может, она в чем-то и права, — пожимает плечами Василий Степанович. — Но место это и правда мистическое. Отец мне рассказывал, что всего в полукилометре от пирамиды есть шаманский онгон Хара-Хушун. Это было место захоронения шаманов. Оно сохранялось еще до войны, а сейчас уже все ушло под землю.

Чуть позже, когда женщина с несколькими привалами упрямо взобралась на вершину, она развела небольшой костер, провела обряд подношения духам местности и впала в долгий транс.

— Когда она пришла в себя, то рассказала, что ей были видения из прошлого, — вспоминает Василий Степанов, — что это было святым местом, местом поклонения духам долины. Здесь осуществляли приношения духам. Последний раз обряд там проходил четыреста лет назад, и она даже видела, что в жертву приносили пегого коня. Про тангутов, правда, она ничего не говорила.

Эксперт

Пирамида, может, и рукотворная, но вряд ли китайская

За комментарием мы обратились к известному иркутскому археологу, доктору исторических наук, профессору, заведующему кафедрой археологии, этнологии и истории древнего мира ИГУ Герману Медведеву. Вывезти уважаемого ученого к нукутской достопримечательности не было возможности, поэтому мы представили ему те самые снимки, что сейчас публикуются в газете.

Герман Иванович сказал следующее:

— По снимкам ничего сказать нельзя — нужно ехать на место. Откровенно говоря, на панорамном снимке, где видно окружающий пейзаж, просматривается то, что очень похоже на конус выноса, размытый слева и справа. Конус выноса — это образование под склонами горы, чисто геологического происхождения.

— Очевидцы утверждают, что если смотреть на пирамиду со склона рядом расположенной горы, то она имеет четкие геометрические формы. Может это свидетельствовать о ее рукотворности?

— Я в таких случаях, когда очевидцы что-то утверждают, глядя со стороны, обычно рекомендую: «Закусывать надо лучше!» Могут быть признаки, которые на фотографии никак не увидишь, и только на местности они могут свидетельствовать об искусственном или естественном происхождении.

По словам Германа Ивановича, на одном из снимков видна геологическая траншея, похожая на те, которые оставляла после себя Сосновская экспедиция, искавшая уран по всей территории Иркутской области.

— Что вы можете сказать о таком народе, как тангуты?

— В этом отношении я могу сказать, что идеи приверженности бурят к различным азиатическим государственным образованиям — это их давняя-давняя мечта. Например, постоянно рассказывается о том, что они организовывали караульные службы Чингисхану... Много всяких почти бредовых идей, за каждой из которых есть какая-то маленькая правда. Единственное, что мне известно, — на Южном Байкале, в районе Посольского Сора, была найдена китайская монета IV века. Судя по китайским летописям, к Белому морю, как китайцы называли Байкал, производилась ссылка нехороших министров и финансистов.

Вот какой общий вывод сделал маститый археолог:

— Рукотворное это произведение или естественное — китайцы такую хреновину делать бы не стали. Это точно. Кстати, подобные объекты есть в долине Картагона. Есть такая заболоченная низина между реками Белая и Китой. Там очень много подобных очень любопытных образований, которые точно так же называют курганами и пирамидами. Но никто их не копал и не исследовал, так же как и эту штуку. Поэтому говорить о рукотворности слишком преждевременно.

Загрузка...