Сагу заставили поменять имя

Известным иркутским музыкантом заинтересовались серьезные продюсеры

Иркутский гитарист-виртуоз Александр Сага вынужден сменить фамилию. К этому его обязала продюсерская фирма, которая хочет продвигать музыканта на музыкальный рынок на Западе. Дело в том, что бренд «Сага» уже зарегистрирован в единой базе авторов. 27 марта состоится концерт, который закрепит за нашим музыкантом новое имя.

Американцы опередили

Александру Саге пришло письмо от продюсерского агентства New star production. Российское отделение агентства (точнее, его руководитель Лауренс Сильвер) предложило иркутскому гитаристу сотрудничество. Он объяснил, что агентство занимается поиском, раскруткой неизвестных музыкантов, заключает контракты на выпуск и продвижение музыкальных альбомов, на участие в фестивалях и концертных турах. Особенно перспективными им кажутся еще пока не освоенные продюсерами просторы российской провинции, поскольку провинциальные музыканты не отягощены договорными отношениями.

— Летом я работаю перед иностранцами всего мира. Диски мои есть на Западе. С этими дисками и познакомился продюсер. И вышел на меня. Для того чтобы начать кампанию по раскрутке, нужно зарегистрировать бренд. Однако с регистрацией бренда «Сага» у Александра возникла проблема. Еще в 1977 году в США был зарегистрирован коллектив Saga, который работает до сих пор.

Поскольку Россия в январе 2008 года присоединилась к конвенции по авторским правам, Александру Саге невозможно больше использовать имя Сага не только за пределами России, но и в ее пределах. Продюсер попросил гитариста поторопиться с новым именем, так как на музыкальном фронте ожидается новая русская волна и хорошие имена в скором времени могут оказаться заняты.

— Действительно, есть такая группа — Saga. Она играет прогрессивный рок, который я очень люблю. Сложность этой музыки сопоставима с симфонической. Но я не думал, что она все еще действует. Пришлось придумывать что-то новое. Было страшно сначала, доходили до абсурда. Мы сами и все наши знакомые ломали голову. В одной из иркутских компаний, которая поддерживает мое творчество, планерка начиналась с вопроса, какой псевдоним взять Саге, — рассказывает Александр Сага.

Из множества вариантов Александр выбрал довольно простенький. Отклонив предложение продюсера о псевдониме «Саганова» (по аналогии с «Казанова»), он остановился на звучащем вполне по-русски псевдониме СагаНов.

— Поклонники поймут, что это новое имя Саги. Для этого буква «н» заглавная.

— Но ведь и «Сага» псевдоним.

— Да. Сагой меня назвали в Иркутске, куда я приехал из Челябинска. Сначала это была кличка. Звался я тогда просто Сашей, и ездили мы на гастроли. Едем, а Саш в автобусе двое. Это создает некоторые затруднения. И решили товарищи дать мне другое имя, чтобы нас как-то различать. Импровизировали, импровизировали — и получился Сага. И на другой день я проснулся Сагой. Об этом скоро знало полгорода.

— Новое имя обеспечит вам контракт?

— Контракт иметь хочется. Это, как правило, хорошо оплачивается. Наши музыканты вынуждены зарабатывать на жизнь игрой в ресторанах. Больших сольных концертов больше двух раз в год устраивать нельзя. Никто не пойдет, если слушатель пресытиться.

Александр Сага с гордостью говорит, что он нигде больше не работает. Это значит, что он, в отличие от многих других музыкантов, может позволить себе зарабатывать только музыкой. Было время, когда он служил: работал в филармонии. Но сам Александр вспоминает эту страницу своей биографии скептически.

— Бюрократическая система, по которой работали и продолжают работать подобные учреждения культуры, давит весь творческий потенциал. Восемнадцать лет назад я расстался с филармонией и об этом не жалею.

В Иркутске раскрутиться невозможно

В России в целом и в Иркутске в частности, считает музыкант, 95% музыкантов играют классику. На Западе популярны другие вещи: там классику играет всего процентов сорок музыкантов.

— И в наших условиях засилье классики не позволяет музыкантам развиваться. Я ведь в консерватории учился, знаю: импровизировать нельзя. В Москве есть Гнесинка, где творчество, импровизация поощряются. Больше нет таких учебных заведений в России. А вообще джазовый и роковый миры не зациклены на образовании.

— Продюсерское агентство, которое предложило вам сотрудничество, работает в Москве. У вас никогда не было желания уехать в Москву?

— В Иркутске раскрутиться невозможно. В Москве ты никому не нужен, пока не раскрутился. Дидюле повезло — ему попался муж Валерии, добряк. В Испании можно раскрутиться гитаристу, а у нас никак. Сейчас я не хочу пять лет тратить на то, чтобы ехать и кому-то что-то доказывать. Я ведь знаю, как в Москве живут музыканты. Но в Москве еще ничего, живут. А вот в Питере и в других городах... Я за вечер в ресторане получал до кризиса 3,5 тысячи, питерцы — по полторы, а в Калуге люди вообще по 500 рублей.

— Насколько сильно зависит от пиара профессиональный музыкант? Ведь это все-таки не попсовая дутая звезда, а профессионал, мастер.

— Гитарист Виктор Зинчук как следует пропиарил себя, даже пустил слух, что застраховал пальцы на огромную сумму. Но какая ему реальная цена? Он один никогда в жизни ничего хорошего не сыграет. Зато все его знают.

А еще есть у нас в России второй Эл Ди Меола — Роман Мирошниченко. Эл Ди Меола звонит ему: «Я в Москве, Роман, давай вместе поиграем». Играют. А Мирошниченко никто не знает в России, а знают Зинчука. Просто Мирошниченко не играет попсу. Но он играет на джазовых фестивалях. Но ни на одном джазовом фестивале вы не увидите Зинчука — ему там делать нечего.

— Какие шансы у российских музыкантов на Западе?

— На Западе очень много музыкантов. Больше, чем в России. Были у нас примеры, когда иркутские музыканты удачно выходили на западный музыкальный рынок. Участники дуэта «Белый острог» Якушенко и Матвеев раскрутились в Америке. Жили там первое время на доллар в день. Продюсер сделал им концерт с Брейкерами, легендарными саксофонистами. А потом контракт закончился. Сейчас они распались.

— Несколько лет назад вы должны были ехать в Калифорнию на гастроли, которые не состоялись...

— Да, не состоялись. В башню тогда врезались самолеты. А потом продюсер передумал, так как в меня нужно вкладывать деньги. Но мне говорили, что моя новая история начнется с 2008 года. И действительно, в прошлом году мне помогли купить новую гитару — очень дорогой инструмент стоимостью 8 тысяч долларов. Настоящая музыка играется на дорогих инструментах. Теперь вот я меняю творческий псевдоним. Начинается новая жизнь.

Метки:
Загрузка...