Памятник архитектуры загорался трижды

Четыре иркутские семьи остались без крова

С субботы на воскресенье сильно пострадал от пожара жилой двухэтажный дом в районе автовокзала в Иркутске. Деревянное строение вспыхнуло как спичка. Без жилья остались четыре семьи. Теперь они вынуждены скитаться по родственникам и друзьям.

Как возник пожар

38-летняя иркутянка Ксения Евмещенко — одна из пострадавших жильцов дома. Она проживала в квартире на первом этаже с двумя дочерями, семи и тринадцати лет. Теперь дочери ночуют у подруг, мама — у родственников и знакомых. Дом на Октябрьской Революции загорелся в три часа ночи.

— Я проснулась от того, что наша соседка сверху, старенькая бабушка, стучала в пол. Она задыхалась от дыма, а мы ничего не чувствовали, — рассказывает Ксения. — Я вышла в прихожую, там все было в дыму.

Ксения разбудила детей, собрала документы и деньги. Выбираться на улицу пришлось уже через форточку, поскольку путь к двери был отрезан дымом и огнем.

Прибывшие пожарные сделали вывод, что дом загорелся с входных дверей. Именно там был источник возгорания. Первым пожарным расчетам воды хватило минут на 10. За это время полыхающий деревянный дом потушить было невозможно. Пришлось ждать новых пожарных машин. Дом перестал гореть только на следующий день, примерно в два-три часа дня. На половине строения выгорела крыша. На потолке теперь зияют дыры, весь пол в саже и воде. В шесть вечера на доме вновь вспыхнула крыша.

— Пришлось снова вызывать пожарных, — рассказывает мама Ксении, Любовь Лицманова. — А в понедельник, когда нас не было дома, он загорелся еще раз.

Соседи вызывали пожарных уже в третий раз. Квартира Любови Лицмановой расположена на втором этаже, с противоположной стороны от источника возгорания. Сначала она пострадала меньше всего, и Ксения с детьми хотела перебраться к матери. Второй и третий пожары заставил семью отказаться от этих планов.

— Я всю жизнь работала на эту квартиру, — рассказывает Любовь Леонидовна. — Изначально она была коммуналкой, а когда соседи собрались продать свою комнату, я работала днями и ночами, чтобы ее выкупить. Мне это удалось, я сделала ремонт и всячески ее поддерживала, знала, что другого жилья не будет. Ксения выросла в этой квартире. Потом, когда была брошено помещение на втором этаже, она заняла его с дочками, сделала хороший ремонт, оборудовала детскую площадку на улице. В прихожей поставила биотуалет. Пользоваться тем, что располагается на улице, было невозможно. Туда справлять нужду ходили и продолжают ходить все кому не лень — приезжие гости и ожидающие приезда гостей иркутяне, а неблагополучные горожане распивают на площадке возле дома алкогольные напитки.

Жилья погорельцам не предоставлено

Погорельцы теперь объединились для решения проблем. Они собираются в назначенное время в квартире, которую им предоставила соседка из дома напротив. Вместе они ходили в администрацию Правобережного округа, узнавали, как им быть и где жить.

— Нам сразу сказали, что свободного жилья нет, — говорит Ксения. — Позже возник вариант заселения в бывшее здание поликлиники в Жилкино по улице Полярной. Наша соседка туда съездила и была в ужасе.

В такое состояние женщину привели один туалет на весь коридор, комнаты на 9 и 12 квадратов, грязь, отсутствие элементарных условий для жизни. Плюс соседство с лицами без определенного места жительства, постоянно распивающими спиртные напитки.

Жить в таких условиях, естественно, не хочется. Ксения с мамой не знают, как поступить: согласиться на такое жилье — значит, остаться в нем навсегда, отказаться — и вовсе оказаться без угла.

Кто виноват?

Жители в недоумении, откуда мог возникнуть пожар. Во всем доме недавно меняли проводку. Все жильцы благополучные, никто не пьет и не курит, регулярно делают в квартирах ремонт, понимают, что нового жилья у них в ближайшее время не будет, поэтому поддерживают квартиры в порядке. Никто из них не думал никогда, что их настигнет такая участь.

Анализируя произошедшее, жильцы не исключают варианта с поджогом. Пока пожарные тушили горящий дом, на месте пожара суетился молодой мужчина. Его практически сразу заметили погорельцы. Когда пострадавшие жители немного пришли в себя, они подошли к неизвестному с расспросами: мол, кто такой и что здесь делает. Мужчина отвечал невнятно, уклончиво, говорил, что проходил мимо.

— Когда я, можно сказать, приперла его к стенке и начала задавать конкретные вопросы, он убежал, — говорит Ксения Евмещенко.

Жители склонны думать, что этот незнакомец все же сыграл определенную роль в возникновении пожара. А в это время огнеборцы выдвигают две версии пожара. По одной из них, жильцы оставили на ночь в коридоре работающий обогреватель, другая версия не исключает поджога. Областная испытательная пожарная лаборатория в начале апреля сможет установить причину произошедшего.

Будет ли восстановлен дом?

Дом по Октябрьской Революции, 20б, — памятник архитектуры. Он является частью историко-мемориального комплекса «Декабристы в Иркутске» и находится под охраной государства. Сейчас оценивается, сколько предметов охраны в этом памятнике пострадало и в каком объеме.

Как нам рассказала заместитель руководителя областной службы по охране объектов культурного наследия Татьяна Соколова, даже руины считаются памятниками и охраняются. Что касается этого объекта, то только после того, как все материалы будут собраны и сделают вывод об объеме предметов охраны, пострадавших от огня, можно будет говорить о судьбе памятника.

Справка «СМ Номер один»

По словам старшего инспектора ОГПН г. Иркутска Татьяны Лазаревой, с начала года в Иркутске зарегистрирован 201 пожар. Из них на 24 марта в жилом секторе — 133 случая. В результате пожаров с начала года в Иркутске погибли 19 человек, 16 получили травмы. Ущерб оценивается в 7,376 тыс. рублей. Основной причиной возникновения пожаров остается неосторожное обращение с огнем (96 случаев). На втором месте электротехническая причина — 48 случаев. Из-за печного отопления случилось 19 пожаров из 201, по причине поджога — 3, в 35 случаях причина устанавливается.

Метки:
baikalpress_id:  11 048