«Мы называем себя белыми цыганами»

Мстислав Запашный рассказал о цирковой жизни

С 20 марта в Иркутском государственном цирке вниманию зрителей представлена программа народного артиста России Мстислава Запашного «Триумф XXI века». После первого благотворительного спектакля дрессировщик охотно пообщался с журналистами. Мстислав Запашный очень удивился, что у нас можно пить воду прямо из-под крана, — настолько она чистая. Почти по всей России это непозволительная роскошь. Запашный собирался порыбачить на Байкале и очень удивился, узнав о том, что озеро сейчас сковано льдом. Знаменитый дрессировщик сказал, что подледный лов ему не по нраву и он ограничится Ангарой.

Дрессировщик тигров и тараканов

— Вы собираетесь показывать свою программу за рубежом?

— Я не хвастаюсь, но с уверенностью скажу: такой работы нет нигде, ни у кого. Да, есть те, у кого тигр или лев ходит по шару. Но этот шар движется самостоятельно. Мои же тигры сами катят свой шар. Это две большие разницы. Я в 2001 году вместе с отцом, Мстиславом Михайловичем, выпустил этот аттракцион. У меня сейчас очень много предложений, контрактов. Америка приглашает сразу на 10 лет. Сказали так: «Будешь жить там, где хочешь: в горах, на море. Только приезжай к нам». Но я дал отрицательный ответ. Я не повезу свой спектакль за границу, пока не объеду все российские цирки. Я свое обещание держу уже восемь лет.

— Вы работаете только с тиграми?

— Сейчас — да. Но за свою жизнь я дрессировал лошадей, медведей, собак, слонов. Смогу обучить, наверное, даже таракана. Я, когда их нахожу в гостиницах, пытаюсь дрессировать. (Смеется.)

— В первой части программы вы неотрывно смотрели на зрителей, следили за порядком, переговаривались по рации...

— Я всегда нахожусь в зале в первую часть выступлений. Мой отец точно так же за всем смотрел. Ведь я не только артист и директор коллектива, но еще и художественный руководитель. Я сам ставил этот спектакль, продумывал свет, музыку. Поэтому слежу, нет ли накладок — в звуке, освещении...

— Вы директор Сочинского цирка. Какая сейчас там ситуация? В конце 2008 года у вас были серьезные проблемы.

— Да, наш цирк обложили большими налогами. Мне кажется, что дело вот в чем: Сочи — олимпийский город, и наверняка кто-то имеет виды на нашу землю. И выжить нас оттуда можно, лишь только повысив налоги. К концу 2007 года я оплатил все долги, какие только были, а это немаленькая сумма. И цирк уже начал приносить прибыль. И тут мне задним числом начислили еще налоги: спрашивали шесть миллионов, а потом сразу девять. Естественно, выкарабкаться из этой ситуации практически невозможно. За счет помощи Министерства культуры мне выделили необходимую сумму, и долги эти я погасил. Но и сейчас вопрос остается открытым. Душить начали не только цирк в Сочи. Есть и другие подобные примеры в стране.

— Сложно ли существовать цирку без помощи государства?

— Если посмотреть эволюцию развития цирка, то можно увидеть, что существование его невозможно без государственной поддержки. Частные цирки Никулина и на проспекте Вернадского ничего не значат. Несложно жить цирку в центральных городах, где миллионы жителей и тысячи приезжих, — зрители всегда найдутся. А как развить цирк не в столичном городе? В Туле? Твери? Иркутске? Эти люди отняли у государства два лучших цирка, переманили к себе артистов, и сейчас кичатся тем, что они лучшие. Эти частные цирки несколько лет не платили налогов вообще — им дали возможность развиваться. А нас, наоборот, душат налогами...

— Как вам Иркутский цирк?

— Я не люблю Москву и не люблю Санкт-Петербург. Сами города достойны уважения — там есть удивительные памятники истории. Но жители там — одни снобы. Настоящие люди живут в небольших городах, ближе к земле, ближе к жизни. Оттого-то они и добрее. Точно такой же цирк, как у вас, стоит в городе Ярославле. Только он убитый напрочь. А здесь царит порядок. Я повидал много цирков и могу сказать с уверенностью: у вас очень хороший цирк!

Поменять 44 школы

— Где ваш дом?

— В песне поется: «Наш адрес не дом и не улица, наш адрес Советский Союз». Я постоянно езжу из одного города в другой. Мы себя даже в шутку называем белыми цыганами. А вообще мой дом в Сочи. Очень красивое место: горы, вид на море, свежий воздух. Так как я директор Сочинского цирка, то мне необходимо появляться в том городе. Поэтому я неделю-две работаю, а потом сажусь на самолет и улетаю в Сочи. Живу там два-три дня и отправляюсь назад. Так что за месяц я несколько раз бываю дома. Нравится ли мне такая кочевая жизнь? Просто я родился у таких родителей и, очевидно, впитал это с молоком матери. На месте стоять не могу. Даже когда мне полагается взять небольшой отпуск, я начинаю скучать, метаться, что-то делать. Лежать и плевать в потолок — это не мое.

— Как выглядит ваш день?

— Часто мы просыпаемся в пять утра. Это о многом говорит. А обычно просыпаюсь в шесть. Когда нет выступлений, нам немного легче. Встаем в шесть, начинаем подготовку. Потом репетиции — медведи, лошади, собаки... Все по очереди. В шесть вечера опять репетируем. Если все прошло без осложнений, то часов в восемь мы свободны. Если что-то не получается, то приходится работать дольше.

— Как при таком ритме жизни вы находите время для общения с семьей?

— Моя семья всегда со мной. Я в клетке, они за клеткой, — смеется дрессировщик. — Взрослые дети работают, помогают. А маленькие сидят за клеткой, играют — так же, как я это делал в детстве. Я очень люблю детей. У меня моих пятеро и двое от жен. В общем — семь, и всех я считаю своими. Я очень рад, что их так много. Но я считаю себя строгим отцом — я и к себе отношусь строго, и к детям. Но не все ребятишки ездят со мной. Средняя дочка, Валерия, учится в Казани, в институте. Еще одной дочери, Анастасии, шесть лет, сейчас она в Сочи, учится в подготовительном классе, скоро пойдет в школу. Анастасия занимается гимнастикой. Я бы, конечно, хотел, чтобы все мои дети связали свои судьбы с цирком. Но я не настаиваю. Они сами должны принять решение. Вот Валерия решила отойти от этого. А кто-то, наоборот, с радостью продолжает цирковые традиции. Самая старшая, Екатерина, — балетмейстер моей программы, танцовщица. Цирковым детям, конечно, приходится нелегко. Я, например, поменял сорок четыре школы.

— Ваша вторая жена, Ирина Запашная, — ведущая цирковой программы. Расскажите, как вы с ней познакомились.

— Она не из цирковой семьи. Ирина раньше была моделью, потом работала ведущей на телевидении в Рязани. А я как-то раз прибыл туда на гастроли. Она приехала снимать сюжет о моем цирке. Так мы с ней и познакомились. Шесть лет уже вместе.

— Вы из знаменитой цирковой семьи. Когда вы первый раз вышли на манеж? — Судя по фотографиям, меня где-то в три года возили на лошади. Но мой самый младший сын, Мстислав, переплюнул всю нашу семью. Я начал выступать в три года, отец в пять, а мой сынишка вышел на манеж в 10 месяцев! И до сих пор не пропустил ни одного спектакля!

Ничто человеческое циркачам не чуждо

— Как вы относитесь к такому шоу, как «Цирк со звездами»?

— Положительно. То, что о цирке стали говорить, — это уже хорошо.

— В конце выступления вы всех присутствующих удивили еще одним талантом — прекрасно спели.

— Я не только пою, но еще и танцую... А в детстве и крестиком вышивал. (Смеется.)

— Каким цирковым традициям вы следуете?

— В цирке много традиций. Мы, например, перед представлением и после него собираемся все вместе, выпиваем по полбокала шампанского. Отрываем коробку конфет, произносим торжественные речи.

— Какие у вас есть увлечения?

— Я люблю рыбалку. Не то, чтобы мне нравилось ловить рыбу... Я люблю именно так отдыхать. У нас есть своя команда — с лодками, спиннингами. Мы уезжаем на машинах далеко. Ставим палатки и дня два живем на природе. Выключаем телефоны и отвлекаемся от всей этой суеты. И наше обязательное условие — минимум продуктов. Что поймаем, то и съедим. Поэтому питаемся в эти дни в основном рыбой. Еще люблю баню. Настоящую, русскую, с жаркой парилкой и вениками. Люблю после бани побегать по снегу или кинуться в прорубь.

— Какая у вас мечта?

— У многих из нашей цирковой династии Запашных свои программы, аттракционы. Хотелось бы как-нибудь собрать всю семью Запашных вместе и дать шикарное представление... Но пока это невозможно. Во многих цирках мы все просто не уместимся. Но все равно я как-нибудь такое сделаю.

— Расскажите какой-нибудь смешной случай.

— В 1995 году мы возвращались из Австралии и везли животных на самолете — тигров, лошадей, бегемотов, слонов. И нам сказали, что в целях безопасности слонов надо усыпить. Но это делать вредно — у животных повреждаются клетки головного мозга. И мы решили напоить их алкоголем. Смешали водку с вином. Слонам эта смесь отчего-то понравилась. Они выпили. Слоны были, что называется, пьяные в хлам. Оказывается, они напиваются как люди: глаза в кучу, просто «дрова»! Они даже не могли взять морковку! А потом, через час, животные выглядели как люди после жуткого похмелья. Слоны будто бы говорили: «Вчера было хорошо. А вот сегодня плохо...»

— Ваши дальнейшие планы?

— После Иркутска мы отправимся во Владивосток, а потом в Красноярск. Далее намереваемся приехать в Новосибирск. Правда, если там не закроют цирк — у них сложная ситуация.

Раньше в Иркутске была цирковая студия — мастерству выступлений учились маленькие детишки. Теперь такого в столице Восточной Сибири нет. Но Мстислав Запашный пообещал помочь вновь открыть в Иркутске цирковую студию.

Загрузка...