Прибайкальские дома погружаются в воду

Жители Култука до сих пор ощущают последствия летнего землетрясения

Землетрясение, произошедшее 27 августа этого года, култукцы запомнят на всю жизнь. Жители этого прибайкальского поселка пострадали больше всех в Иркутской области — именно Култук был расположен ближе всего к эпицентру.

В тот день Байкал вел себя странно. Женщины, торгующие омулем на горе, замерли в ужасе, когда увидели, что по Священному озеру идет гигантская двухметровая волна. Продавцы не сомневались: волна такого размера была способна захлестнуть поселок, но, к счастью, улеглась у берега. Потом начались толчки. После второй — более сильной, продольной — волны многие люди не смогли удержаться на ногах, а на крышах в одно мгновение сложились все трубы, в домах попадали печки, по стенам поползли трещины. Култукская средняя школа словно подверглась бомбежке: из окон вылетели стекла, на стенах появились сквозные трещины и выбоины.

После августовского катаклизма люди взялись за долгое и затратное восстановление домов и печей. Тогда никто и не подозревал, что помимо внешних разрушений произошли необратимые изменения под землей. Землетрясение разбудило подземные ручьи, которые этой зимой принесли култукцам немало бед.

Строительная халтура

Разрушительная природная стихия во многом изменила вид поселка. На некоторых крышах до сих пор видны кирпичные обломки все еще не восстановленных труб. Самое гнетущее впечатление производит школа, вернее то, что от нее осталось. После землетрясения она имела такой вид, что нечего было и думать о том, чтобы запускать туда детей. Руководство школы вынесло однозначный вердикт: здание надо сносить.

Жуткого вида флигелек с торчащей арматурой и обломанной крышей, кирпичные руины — все, что осталось от главного крыла Култукской школы. Часть здания оставили лишь потому, что там находится котельная, которая когда-то отапливала две школы — среднюю и начальную. Средней уже нет, так что все тепло поступает в уцелевшую начальную, куда перевели учиться всех детей.

— Когда здание школы сносили, она рассыпалась практически на кирпичики, — говорит Сергей Снопков, учитель и основатель школьного музея. — При строительстве здания явно схалтурили, использовали некачественный бетон — вот и результат.

Раньше все школьники Култука уже к обеду были свободны. Теперь, когда ученики начальных и средних классов учатся в одном здании, школа работает в две смены. Власти обещают, что начнут финансирование строительства нового здания школы не раньше 2010 года.

Байкал пощадил музей

Как показала жизнь, сломить педагогов не так-то просто. Несмотря на переезд, острую нехватку помещений, култутские учителя умудряются организовывать уникальные краеведческие конференции, знаменитые тем, что за одной трибуной может оказаться как первоклассник, так и именитый профессор. У Сергея Снопкова получается самое главное — заинтересовать ребенка. Вместе со старшим наставником ребята участвуют в раскопках. А потом к их блестящим докладам, написанным на основе найденного материала, прислушиваются ученые.

Дело в том, что земля Култука представляет собой богатейший материал для историков и краеведов — именно здесь проходил Великий чайный путь, происходило противостояние красных и белочехов.

Музей, существующий при школе Култука, давно стал местом паломничества пассажиров байкальского экспресса. В нем собран богатейший геологический, археологический, палеонтологический и минералогический материал. О своих экспонатах Сергей Снопков может рассказывать часами, все вещи здесь самобытны, у каждой своя занятная история.

А во время землетрясения случилось совершенно мистическое событие.

— Пожалел Байкал музей, — улыбается Сергей Викторович.

Когда 27 августа Култук тряхнуло, с полок магазинов попадали стеклянные банки, емкости с краской, все содержимое растеклось по полу. Оглядев всю эту картину, Сергей Викторович шел в музей с тяжелым сердцем. Но, как оказалось, с полок обрушились только минералы, которым падения в принципе не страшны, разбилась старинная крынка, раскололся бивень древнего слона динотерия. Все остальные экспонаты даже не сдвинулись со своих мест. Уцелел и раритет, приводящий в полный восторг всех визитеров, — огромная бутыль с самогоном на дне, изготовленном в начале прошлого века. Интерес туристов к этому экспонату столь велик, что даже пришлось отпилить пробку, потому что все посетители музея пытались если не отхлебнуть, то хотя бы понюхать алкоголь столетней выдержки.

Хотя Сергей Снопков и считает, что откупился от землетрясения малой кровью, его планы по расширению музея разрушительная стихия подпортила основательно. Теперь многие экспонаты хранятся в подвальном помещении рядом с реактивами, необходимыми для уроков химии.

Вода едва не снесла федеральный мост

Не только школы лишило Култук землетрясение, многие жители теперь надолго потеряли покой. Виной тому неожиданно пробившиеся ручьи.

— Ручьев у нас всегда хватало, — говорит Владимир Азаров, консультант главы администрации Култукского муниципального образования, — но после землетрясения начало происходить что-то невероятное. Мы почуяли неладное, когда местная скважина, которая наполнялась под давлением, стала быстро это делать сама, без всякого внешнего воздействия. Словом, превратилась в артезианскую скважину. Тогда мы приняли меры, разлива воды удалось избежать. Но, как оказалось, самые главные неприятные сюрпризы были впереди.

Из горы, возвышающейся над Кругобайкальской железной дорогой, неожиданно побежал ручей. Летом и осенью его удалось направить в водоотводную трубу под железнодорожным полотном, а вот зимой дело приняло серьезный оборот. Сейчас лед подступил почти вплотную к рельсам. Сотрудникам железнодорожной станции пришлось взяться за бензопилу. Теперь у дороги появились баррикады из ледяных кубиков, рядом с ними — пропил, по которому усмиренная вода идет в трубу.

Но если железную дорогу отстояли, то дороги и огороды жителей спасать, кроме них самих, некому. Дворы, по которым ручей проложил себе путь, похожи на затейливые ледники. Приезжие, думая, что это особенности местного ландшафта, снимают ледяные водопады на камеры. Местный житель Дмитрий Горбов говорит: сколько дорогу ни отсыпай, вода размывает ее все равно, а весной участок, скорее всего, превратится в болото, здесь скопилось колоссальное количество льда.

— Пока по поводу ручьев к нам люди не обращались, — продолжает Владимир Азаров. — Проблемы, думаю, появятся, когда начнется таяние и вода пойдет в подполья.

А у жителей улицы Панфилова и переулка Безымянного, соседствующих вроде бы с маленькой, безобидной речкой, проблемы начались уже давно. Дело в том, что речушка с мирным названием Медлянка в этом году как взбесилась. Местные жители предполагают, что силы речке придали ручьи, появившееся после землетрясения. Река с двойным названием — народным Медлянка и официальным Тягончиха — разлилась так, что лед начал подпирать мост.

— Он едва не вскрылся, как разводной в Питере, — рассказывают култукцы.

Мост через Тягончиху является частью федеральной трассы в Бурятию. Поэтому, как только появилась угроза для моста, дорожные службы принялись расчищать русло. Хотя расчищать — это громко сказано, с помощью бензопил рабочие пропилили во льду небольшую траншею.

К тому времени Тягончиха-Медлянка успела затопить окрестные дома. Местная администрация выделила горбыль, доски, опилки, мраморную стружку, чтобы с помощью этих материалов люди могли сделать по берегам речки защитные насыпи. И тут начались взаимные упреки: представители сельсовета говорят, что некоторые люди не хотели и пальцем пошевелить, чтобы защитить свои дома, местные жители утверждают, что завоз материла — запоздалая и неэффективная мера.

Одна на ледяном острове

Пожалуй, больше всего стихийное бедствие затронуло Нину Опалову, живущую на самом берегу реки. В течение двух недель, пока дорожники не сделали пропил, к ее дому шла вода. Теперь лед доходит до окон машины, которую в ограде Нины Опаловой оставил ее сын. От собачьей будки вообще видна только крыша. Лед забаррикадировал ворота; чтобы выйти на улицу, Нине Опаловой пришлось пропилить вход в палисаднике. Женщина разговаривает с нами охрипшем голосом, она простужена, ведь по двору, затянутому полутораметровым слоем льда, можно ходить лишь в резиновых сапогах, вся остальная обувь просто промокает.

— Когда вода только пошла, я сразу к главе побежала, — со слезами на глазах рассказывает Нина Опалова. — «Что делать-то?» — спрашиваю. Он отвечает: «Бери ломик и долби». А я ведь одна живу, мне с такой массой льда не справиться.

В итоге Нина Опалова оказалась на ледяном острове. Лед теперь везде — в сараях, будке, стайке. Двор женщины разорен, собака-то ли сбежала, то ли украли, гусей и поросенка пришлось зарубить. Картошку заложница льда спасти не успела.

— Я стою на учете в центре занятости, — продолжает Нина Опалова. — Меня там спрашивают: «Нашли вы работу?» Я отвечаю: «Нашла, только денег мне за нее не платят». Сейчас у меня одна работа — следить за узким пропилом, чтобы не забился и ситуация не усугубилась.

Решением этой проблемы Нина Опалова считает следующее: надо очистить русло реки от льда с помощью трактора. Но в администрации на это отвечают, что трактор тут не пройдет, увязнет.

— Что же это такое? — плачет нечастная женщина. — Помогают же всегда подтопленцам, а мне только кучу опилок привезли к воротам. И что мне с них?..

Метки:
baikalpress_id:  22 742