На пожаре погибло четверо детей

Ребят погубила печь, монтаж которой был проведен с нарушением технологии

В ночь на 9 марта в районе двенадцати часов ангарчанин Станислав Козырев ехал к родителям, которые жили в садоводстве «Прибрежное». По дороге он заметил в небе оранжевое зарево, а вскоре увидел, что в пригородном садоводстве «Тополек-2» полыхал дом. Станислав тут же вызвал пожарных и подъехал к горящему дому. Он обратил внимание на то, что крыша жилища начала обваливаться. Около горящего дома толпились люди, какой-то парень плечом пытался вынести дверь, но, когда на нем начал тлеть свитер, он отступил. Другие люди выбивали стекла. Они прибежали раздетыми, в домашних тапочках, были ранены и обожжены. Кто-то (кто именно, Станислав не помнит) кричал, что в доме остались дети.

В своем родном небольшом поселке Касьяновка, расположенном в Черемховском районе, Гульнара Высоких работы найти не смогла. После развода с мужем женщине необходимо было поднимать на ноги четверых детей, и ей пришлось искать работу. Место продавщицы в киоске ей посоветовали знакомые, правда ларек находился в другом районе — Ангарском, но у Гульнары не было выбора. Старший сын Высоких учился в ангарском в ПТУ № 8, остальные дети — семнадцатилетняя Оксана, девятилетний Илья и семилетняя Арина — жили с мамой и бабушкой в Касьяновке. Накануне мартовских праздников Гульнара взяла детей с собой. Помимо своей основной работы в магазине женщина сторожила небольшой дачный домик, расположенный около места работы. День 8 марта ребята провели у мамы в киоске, а ночевать они отправились в домик. Гульнара осталась дорабатывать смену.

Дальнейшие события сейчас пытаются восстановить сотрудники Государственного пожарного надзора по Ангарскому району. Судя по всему, когда ребята ложились спать, печь топилась. Очаг возгорания возник в том месте, где железная труба соприкасалась с деревянным перекрытием. Очевидно, в этот момент все ребята крепко спали. Пожарные предполагают, что, скорее всего, дети задохнулись от дыма.

Когда на место прибыли три пожарных расчета, кровля уже обрушилась, огнеборцы долго пытались вырвать на окнах решетки. На тот момент детей было уже не спасти. Когда огонь потушили, на пепелище были найдены их скелетированные останки. Горе матери невозможно описать словами. Когда женщина давала показания, она не могла сосредоточиться на вопросах.

— Сначала мы думали, что все погибшие — это ее четверо детей, — говорит Игорь Баснин, начальник отдела Государственного пожарного надзора по Ангарскому району. — Но позже выяснилось, что старший сын Гульнары был в тот день в Ангарске, с семьей остался его друг, он-то и погиб при пожаре. То, что причиной пожара стала неправильная эксплуатация печи, специалисты почти не сомневаются. Печь, погубившая детей, была сооружена на скорую руку, без соблюдения технологии. У печи не было так называемой разделки. Эта деталь изолирует дымоход от деревянного потолка. Вообще этот тонкостенный шлакоблочный домик, в котором остались дети, не был приспособлен для зимнего проживания. Он быстро выстывал, и в печь приходилось постоянно подкидывать дрова. Видимо, труба раскалилась до такой степени, что от нее занялся потолок.

В отношении же убитой горем матери следственный отдел Ангарска Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Иркутской области счел нужным возбудить уголовное дело по статье 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности двум и более лицам»).

Метки:
baikalpress_id:  10 976