Дом по дешевке

Аукцион на госзаказ: клоунада или метод экономии?

Последний аукцион в рамках госзаказа на выполнение строительно-монтажных работ произвел в Иркутске настоящий фурор. Со дня торгов минул месяц, а его итоги все так же широко обсуждаются в сфере строительных услуг. Причина — немыслимое падение цены по нескольким из лотов. Шутка ли — заказ на строительство жилого дома со сметой расходов почти в 79 млн рублей ушел с торгов за 54,8 млн, а снос 23-й школы за 12 млн рублей был отдан за 2,3 млн. Кто-то называет аукцион шокирующим, кто-то именует клоунадой. Ряд экспертов уверены: палку колбасы по цене половины не купишь, а значит, столь значительное снижение стоимости может напрямую отразиться и на качестве строительных работ.

Что такое госзаказ?

Госзаказ — это поручение на выполнение определенного вида работ, будь то строительство детского сада, ремонт школы или приобретение лекарств для пенсионеров и ветеранов. Конечный потребитель госзаказа — конкретное госучреждение или орган власти, например министерство или департамент. Исполнителем госзаказа могут выступать как государственные предприятия, так и частные компании. Торги на размещение госзаказов проводятся в форме конкурсов или аукционов. Конкурс предполагает соревнование претендентов на основе заранее поданных заявок.

Главный критерий выбора — наиболее выгодное соотношение предъявленных условий. Прежде всего это цена, качество, сроки выполнения. Что касается аукционов, то здесь главным критерием выбора является стоимость выполняемых работ. Кто меньше всех предложит, тот и победит. С одной стороны, аукцион — это более прозрачная форма торгов. С другой — она таит в себе опасность слепой экономии.

Жаркая борьба

Итак, последний аукцион на выполнение строительно-монтажных работ отличился значительным падением цены по двум из пяти лотов. Это строительство жилого дома по улице Трудовой и снос здания школы № 23 по улице Советской. В первом случае цена в ходе торгов упала на 30%, во втором — снизилась на все 80%.

Всего в аукционе принимали участие 42 строительные компании. Многие не успели взмахнуть рукой — так, по крайней мере, утверждают очевидцы. Причина столь жаркой борьбы понятна — финансовый кризис обернулся для строителей едва ли не коллапсом. Падение спроса на жилье, внушительные долги, острая нехватка оборотных средств. Заключение контракта на выполнение госзаказа стало, как никогда, лакомым кусочком. По мнению ряда экспертов, снижение цены на 20% еще можно списать на альтруизм и готовность к самопожертвованию; если же речь идет о 30% или 80% — тут остается лишь удивляться...

— Государство стремится сэкономить — это понятно, тем более в условиях финансового кризиса, — считает начальник отдела подготовки и сопровождения проектов финансово-строительной компании «Новый город» Людмила Харюткина. — Однако везде должен присутствовать здравый смысл. 60—70% сметы — это стоимость материалов. На что компании рассчитывают — сказать не берусь.

Изначальная цена контрактов на выполнение строительно-монтажных работ исходит из проектно-сметной документации, которая проходит тщательную процедуру экспертизы. Словом, все учтено и просчитано. Именно поэтому столь значительное снижение цены неминуемо вызывает сомнение в качестве.

— Привлечение дешевой рабочей силы и применение низкокачественных материалов недопустимо. Тем более при строительстве социально значимых объектов, — считает начальник тендерного отдела строительной компании «Востсибстрой» Юлия Зубкова. — Когда цена падает свыше 50% от изначально выставленной стоимости устроителей конкурсов, я думаю, это должно насторожить.

— В ходе экспертизы в отделе цен сметные расчеты и без того урезают до невозможности. Последующее снижение на торгах свыше 15—20% — это просто абсурд, — считает Игорь Носик, исполнительный директор ООО «Сибрегионстрой». — Никто не может выполнить заявленный объем строительных работ, если стоимость упала в два раза. По-хорошему, аукцион надо тут же прерывать, а не радоваться экономии денежных средств, ставя под угрозу безопасность последующей эксплуатации объектов.

Все под контролем

Однако городские власти заверяют: контроль за качеством работ ведется жесткий.

— В управлении капитального строительства (МУП УКС г. Иркутска. — Прим.авт.) сформирована специальная служба, которая проверяет состоятельность участников аукциона, — рассказывает Евгений Харитонов, председатель комитета по градостроительной политике администрации города Иркутска. — Если в аукционе попытается участвовать ЧП «Рога и копыта», у которого нет ничего, кроме желания поучаствовать, оно вряд ли пройдет предварительный отбор, в основе которого заложены совершенно четкие критерии.

Кроме того, в договоре подряда, который заключается с победителем конкурса, описаны определенные условия выполнения работ. Заказчик в лице УКС осуществляет контроль за выполнением работ.

Более того, заказчик и подрядчик в течение 25 лет несут ответственность за выполненные работы. Проблемы никому не нужны, а в УКС сформирована лучшая надзорная структура заказчика — есть технологии и специалисты, которые проверяют качество. Если победители конкурса перестанут исполнять свои обязательства, описанные в договоре, заказчик с ними расстанется и они окажутся в убытке. Ведь в практике муниципальных контрактов оплата работ производится по факту выполнения.

Снижение цены — крик отчаяния

И все же главный вопрос остается открытым — за счет чего смету расходов можно безболезненно сократить в несколько раз? С этим вопросом мы напрямую обратились к счастливым обладателям контрактов госзаказа. Правда, ни одна из двух компаний — победителей нашумевших лотов — особой радости по поводу успеха на аукционе не испытывает.

t Последний аукцион был сплошной клоунадой. Снижение цены — это крик отчаяния, ни больше ни меньше, — рассказывает Михаил Слепнев, финансовый директор ООО «ТСГ Першерон» — компании, взявшей лот на снос 23-й школы. Солидарен с мнением и Олег Владимиров, генеральный директор ЗАО «Сибстройтехмонтаж» — компании, приступающей к строительству жилого дома по улице Трудовой.

Тяжко вздыхаем, изучаем сметы... А что делать? На снижение цены мы пошли с одной лишь целью — обеспечить людей работой. На прибыль рассчитывать не приходится. Главное — не уйти в минус. Сложно, конечно, будет, но обязательства свои мы выполним.

Выкраивать, высчитывать...

Что касается сметы расходов, то здесь у каждой из компаний свои статьи экономии.

— Наличие техники, собственные цеха по изготовлению металлоконструкций и арматурных каркасов позволят нам существенно сэкономить расходы. Плюс снижение цен на ГСМ и стройматериалы, — объясняет ситуацию Олег Владимиров. — На качестве и охране труда мы экономить не собираемся. Качество используемых материалов мы подтверждаем заключением строительной лаборатории. Со стороны заказчика в лице УКС идет непрерывный контроль.

— Экономия на технике безопасности чревата ответственностью, в том числе и уголовной. Не удастся сэкономить и на объеме работ — никто нам этого не позволит, — рассказывает о работе по демонтажу 23-й школы Михаил Слепнев. — В остальном все достаточно грустно — зарплата у рабочих будет ниже той, что рекомендована, а учитывая отсутствие прибыли — о налоговых поступлениях говорить не приходится.

Значительную часть средств компания планирует сэкономить и за счет строительного мусора. За тонну на городской свалке берут сегодня порядка 30 рублей. По оценке финансового директора, в общей сложности на вывоз мусора потребуется не меньше 500 рейсов 30-тонных машин. Учитывая ГСМ и рабочую силу, компания сэкономит на этом не меньше полумиллиона.

— Строительный мусор мы складируем у себя — как потеплеет, будем продавать.

— Неминуемо возникает вопрос: если сэкономить порядка 80% реально, то, может быть, стоимость контракта изначально завышена?

— Нет, 12 миллионов рублей — вполне оправданная цена. С учетом прибыли, амортизации техники, достойной оплаты труда и всего прочего. А здесь остается лишь затянуть пояса и выкраивать, высчитывать, выкручиваться...

«Уйду из профессии»

Вот и получается, что, с одной стороны, ввиду финансового кризиса компании вынуждены безбожно снижать цены, дабы заполучить госзаказ, с другой — сама система аукциона поощряет столь рискованные ценовые падения. В чем же решение ситуации? По мнению одних, процедура аукциона все же требует установления предельной планки падения, по мнению других — серьезное снижение требует веской аргументации. В личной беседе руководитель одной из иркутских строительных компаний грустно заметил:

— Если мне по каждому из пунктов внятно объяснят, как без снижения качества можно построить объект в два раза дешевле заявленной сметы, я уйду из профессии. Мне в строительстве делать нечего.

Метки:
baikalpress_id:  22 738