Многодетная семья — это аморально?

В регионе не работают программы по поддержке молодых семей

Иркутские многодетные семьи не могут рассчитывать на жилье или улучшение жилищных условий. К такому выводу пришли молодые семьи, в которых воспитываются трое и четверо детей. Люди прошли все городские инстанции, куда можно было обратиться. Прямая линия с губернатором и прием у мэра также не дали никаких результатов. С горечью признаются многодетные родители, что, несмотря на то что по всей стране ведется активная демографическая политика, помощи и поддержки они практически не получают. Ответ на их вопросы чаще всего один: «Сами виноваты. Зачем столько рожали?»

На каждого члена семьи по одному квадратному метру

У Любови Волковой, молодой многодетной мамы, трое детей. Самому маленькому всего 7 месяцев, за ним в свободное от учебы время присматривают старшие брат и сестра — 10-летняя Алина и 9-летний Алеша. Кроме того, они успевают помогать маме. Многодетная семья проживает в деревянном доме — кроме детей и их мамы в нем живут еще другие родственники.

— Я сирота, до 18 лет моим опекуном была бабушка, я у нее и живу до сих пор с ее сыном и женой. В отделе опеки мне предложили встать в очередь на жилье как сироте, оставшейся без попечения родителей, — говорит многодетная мама. К тому времени у женщины уже была дочь, затем родился второй ребенок. Очередь так и не сдвинулась. Домик, в котором сейчас живет большая семья, всего 23,5 кв. метра, из них маме с детьми принадлежит 4,3 кв. метра.

— С родственниками у меня уже пять лет идет война, они хотят меня выселить. Выпивают, устраивают дебоши, выгоняют. Пока я с детьми живу в комнате бабушки, она побольше, а в нашей комнатке можно лишь поставить одну двухъярусную кровать — и все. Больше ничего не войдет, — рассказывает многодетная мама.

С мужем Любовь развелась как раз на этой почве. Жить было невозможно, а снимать — не по средствам.

— Я постоянно пишу в мэрию, ответ один и тот же: нет денег. Я уже числюсь и как сирота, и как мать-одиночка. Когда открылась приемная Путина, я туда обратилась, попала на прием к мэру, он мне сказал, что сейчас свободного жилья нет. Нужно прийти через месяц. Прошло уже полгода, а я до сих пор не могу попасть на прием, — говорит женщина. — Единственное, чем мне помогли, — это соцзащита в прошлом году выделила семь тысяч рублей на приобретение одежды детям в школу.

Чиновники посоветовали отдать детей в интернат

Шкафы родственники Любови держат на замке, поэтому все вещи лежат в пакетах на стульях. Мыться можно в небольшой ванночке на кухне. В день приходится носить 2—3 фляги воды. Дом отапливается дровами.

— После августовского землетрясения он стал крошиться, в холода промерзает. Постоянно приходится топить, дети простывают, — рассказывает Любовь Волкова. — Мне посоветовали обратиться в различные партии, но там мне сказали только, что, мол, не может такого быть, чтобы не было финансирования. Особенно возмутил молодую маму ответ из министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области. Там ей предложили временно поместить детей в интернат, а самого маленького отдать в дом малютки.

— Я была в шоке, когда мне предложили отказаться от детей. Они у меня всегда под присмотром, под моим крылышком, — возмущается женщина. — Один раз родственники вызвали инспектора по делам несовершеннолетних, хотели, чтобы он меня лишил родительских прав. Когда инспектор пришел, все дети как раз были дома. Посмотрел, что они все ухоженные, чистые, опрятные, каждый день посещают школу — и только покачал головой. Удивился, как мы живем в таких условиях и с такой родней.

«Четверо детей — это как преступление»

Совсем другая история у другой многодетной семьи, однако проблема та же самая — жилищная. Юрий и Екатерина Игнатенко вместе воспитывают четверых детей. Старшему сыну 9 лет, двое мальчиков погодки — 3 и 2 годика, младшей дочери всего 7 месяцев. У молодой семьи есть своя двухкомнатная квартира, правда по площади небольшая — обычная хрущевка. Когда-то семье обещали помочь с улучшением жилищных условий, однако дело не сдвинулось с мертвой точки.

— Нам кажется, что это вообще нереально — получить какую-либо помощь. Особенно, по-видимому, нам, — горько замечает Екатерина.

Дело в том, что Юрий работает в достаточно солидной компании, имеет неплохой заработок, и в местном отделении соцзащиты, подсчитав доход семьи, выяснили, что прожиточный минимум на одного человека в ней даже немного превышает норму. Из-за этого семью даже не признали многодетной, а льготы они не получают тем более.

— Наша беда, видимо, в том, что муж старается, работает, хочет обеспечить семью, и все решили, что этого достаточно. Мы виноваты в том, что мой муж достойно зарабатывает, — говорит Екатерина.

Молодая мама призналась, что все дети у них желанные, запланированные. Особенно все ждали дочку. Правда, из-за состояния здоровья она не может находиться дома с родителями и братьями, поэтому живет у бабушки. Маленькой Иринке необходимы тишина и покой, никакой инфекции. Екатерине приходится разрываться между двумя домами: пока муж на работе, она проводит время с мальчиками; когда он возвращается, женщина мчится к малышке.

— Мы раньше считали, что дети — это хорошо, а сейчас столкнулись с тем, что нас никто не понимает и не поддерживает. Иногда кажется, что нас презирают. Когда мы говорим, что у нас четверо детей, некоторые начинают в испуге восклицать, что мы нищету плодим. Сознание у людей очень сильно поменялось. Иметь четырех детей — это уже преступление. Быть многодетной матерью у нас считается аморальным, — подытожила Екатерина.

Малообеспеченные или благополучные?

Екатерина обращалась даже на прямую линию к Александру Тишанину в бытность его губернатором с вопросом, есть ли у нас программы по оказанию помощи многодетным семьям в улучшении жилищных условий, на что так и не получила никакого ответа.

— Под программу «Молодым семьям — доступное жилье» мы не подпадаем, по возрасту не проходим. Мужу когда-то обещали помочь как молодому специалисту, а сейчас отмахиваются. Кризис. В банке нам тоже никто ипотеку не даст — один работающий, четверо детей и я, иждивенец. Вот так и получается, что для банка мы малообеспеченные, а для местных органов мы живем благополучно. И куда ни обращались, ответ один: для многодетных никаких программ не предусмотрено, — говорит Екатерина. — Послушаешь, так в других городах для многодетных семей что-то делают. В одном из российских городов был даже такой проект — «Белоснежную улыбку — многодетным мамам». А у нас совсем ничего нет.

Как нам сообщили в городской администрации и министерстве по социальному развитию, опеке и попечительству Иркутской области, в регионе программ по улучшению жилищных условий или приобретения жилья для многодетных семей действительно не существует. Появятся ли они вообще, также остается неизвестным. А пока многодетным семьям остается стоять в общих очередях и надеяться на то, что какая-нибудь программа в конечном итоге все же будет принята.

Метки:
baikalpress_id:  22 737
Загрузка...