Губернатора окурили дымом и обрядили почетным бурятом

На праздновании Сагаалгана Игорь Есиповский поставил Усть-Орде задачу: за шесть лет увеличить поголовье скота вдвое

Белый месяц Сагаалган идет по бурятской земле. Буддисты Прибайкалья празднуют Новый год по лунному календарю. Последний из бесконечной череды новогодних праздников (католическое и православное Рождество, Новый, старый Новый и «китайский» Новый год по восточному лунному календарю), Сагаалган в этом году начался 23 февраля и будет продолжаться для населения Усть-Ордынского округа в течение всего марта. А в минувшую субботу, в последний день зимы, в рамках празднования Белого месяца поселок Усть-Ордынский посетили губернатор Иркутской области Игорь Есиповский и спикер ЗС региона Людмила Берлина. Первых лиц области принимали с соблюдением всех традиционных обрядов древней бурятской земли — и шаманистских, и буддистских.

На борисане появилась ленточка Игоря Есиповского

Визит губернатора Иркутской области Игоря Есиповского на территорию Усть-Ордынского Бурятского округа был посвящен наступлению буддистского Нового года по лунному календарю, которому соответствует бурятский национальный праздник Сагаалган. Визит начался по языческому обычаю, в последнее время ставшему начальной частью официального регламента. Все высокие гости, следующие в Усть-Орду, останавливаются на Качугском тракте в святом месте — там, где установлен борисан. Здесь духам этой земли приносят мелкие жертвоприношения, на деревья предков каждый проезжающий должен повязать памятную ленточку.

Официальных гостей здесь обычно встречает заместитель губернатора Иркутской области, руководитель администрации УОБО Анатолий Дьячков. Он показывает гостям, как правильно по бурятским обычаям капнуть водкой, гости повязывают свою ленточку. Губернатора и председателя ЗС в этот раз Анатолий Михайлович встречал с заместителем председателя правительства области Александром Моисеевым.

Приветствовали высоких гостей девушки в национальных русских и бурятских костюмах хлебом-солью и белой пищей. Анатолий Михайлович специально для нашей газеты объяснил смысл происходящего:

— Здесь, на святом месте, встречаются почетные гости. Кстати, многие называют его «бурхан», но это не верно. Это место называется бориса (в некоторых других бурятских деревнях такие места называются борисан. — Прим. авт.). На этом месте живут онгоны — духи предков, духи-хранители этих мест, которые дают дорогу проезжающим. Кто знает это место — обязан остановиться и отдать дань духам. Если кто-то не знает — они его просто пропускают и провожают. Но если тот, кто знает об этом, не остановится, духи ему не пожелают счастливой дороги, и обязательно что-то случится недоброе. Так было...

— Даже у вас? Случалось в спешке проехать мимо с неблагоприятными последствиями?

— Да, в 1992 году. Я в 1988—1995-х командовал авиатехническим полком, по Иркутской области было разбросано шестнадцать моих подразделений, и одна рота стояла в Мондах. И когда я в первый раз поехал, меня предупредили, что нужно остановиться в святом месте, брызнуть или сигарету положить. И я проскочил — надо было срочно ехать. А буквально через двадцать километров у меня машина сломалась. Новая, между прочим. Мы ее, конечно, сделали, но на обратной дороге я остановился, положил сигарету — и никаких происшествий больше не случалось, дорога была обеспечена!

— В июле прошлого года вы по бурятским обычаям встречали здесь Сергея Сокола, который ехал на Сур-Харбан. Сегодня — губернатора, который едет на Сагаалган. Скажите, а много высоких гостей здесь побывало?

— Много. Только представителей Центральной избирательной комиссии мы встречали три раза. На этом месте мы встречали Квашнина, Суркова, да всех уже и не вспомнишь...

— И каждый повязывал на дерево ленточку?

— Да, каждый из них. Суркову и Квашнину надевали халат — в бурятский национальный костюм облачают самых почетных гостей. Сегодня будем надевать халат на губернатора.

— Дмитрий Медведев во время недавнего визита в округ так и не заглянул...

— Думаю, ему было бы не безынтересно увидеть округ. А вообще, мы собираемся через годик на въезде в Усть-Орду построить юрточный бурятский городок. Губернатор говорит о развитии туризма, а это ведь один из основных туристических маршрутов — через округ, на Малое море. Так что здесь все будет красиво. Великолепно будет.

Костер перед «Эрдемом» объединил все религии

Отдав положенную дань духам предков и хранителям территории, губернатор, его свита и принимающая сторона посетили новую экспозицию окружного государственного краеведческого музея. Специально к Сагаалгану сюда привезли выставку буддистских божеств и предметов культа. Надо отметить, что все празднование Белого месяца проходило в этом году под знаком Будды. Во втором зале музея выставлялись представители соседствующей религии, которая обычно считается главенствующей у прибайкальских бурят, — там были выставлены потрясающей красоты гобелены из конского волоса на темы шаманизма.

О соседстве двух религий, бесконфликтно уживающихся на этой земле, рассказал усть-ордынский шаман Анатолий Таршинаев, готовившийся проводить обряд очищения губернатора. Перед ККЦ «Эрдем», прямо на площади у входа, был разведен маленький обрядовый костер.

— Огонь во всех религиях символ очищения, — объяснял шаман Анатолий. — У ламаистов Сагаалган начинается с обряда дугджуба, очищения огнем. У нас тоже есть подобный обряд — буряты берут кусочек теста, размачивают его в воде и проводят им по всему телу, как бы протирая себя, очищая от налипшей за год грязи. Потом тесто сжигают в огне.

— Губернатора не будете тестом протирать?

— Нет, что ты! — шаман расхохотался. — Мы просто пропустим его через огонь.

— Неужели заставите прыгать через огонь самого губернатора?

— Да нет, у нас принято руками загребать дым на себя, в нем будут гореть благовония, очищающая трава. И, заметь себе, в любой религии есть огонь. В церкви есть свечи. Буддисты и шаманисты жгут жертвенные костры. И всегда в состав благовоний у любых конфессий входит богородская трава, чабрец. Я всегда говорю, что атрибутика может быть разная — у шамана есть бубен, в церкви есть колокол, у лам свои духовые инструменты. А суть во всех религиях абсолютно одинаковая.

— Но ведь буряты в Прибайкалье традиционно следуют шаманизму...

— У нас сейчас сочетание шаманизма с ламаизмом. Исторически сложилось, что западные буряты больше тяготели к буддизму, мы, восточные, — к шаманизму. А в Бурятии издавна мирно уживаются и шаманы, и ламы.

— Получается, что в Усть-Орде сейчас одновременно две «государственные религии». Они никак не конфликтуют между собой?

— Нет! У нас уже и русские вместе с бурятами ходят и к шаманам, и к ламе. Они просто не пересекаются: буддизм не столько религия, сколько учение, а шаманизм — это язычество, природа.

— На празднике будет присутствовать и мулла...

— Да, конечно, мы всем рады. Саян-лама будет читать буддистские молитвы. Я — читать традиционные бурятские приветствия. Я не знаю, почему не приехал православный священник, отец Федор. Но мы его приглашали, и он собирался приехать. Мы хотели, чтобы праздник Сагаалган объединил всех людей, живущих на этой земле, представителей всех религий. В округе всегда все вместе отмечают праздники всех религий — бурятский Сур-Харбан, мусульманский Сабантуй, есть белорусские праздники. В национальной бурятской борьбе нет ограничений по национальности, все могут участвовать. Или вот конкурс красоты «Дангина» — обязательно проводится на русском, бурятском и английском языках, участницы должны поприветствовать на этих языках всех гостей.

Губернатор заговорил по-бурятски

Торжественная встреча жителей округа с губернатором началась с уже традиционного ритуала. По древнему бурятскому обычаю в знак особого почтения к уважаемому гостю, с пожеланиями добра и счастья, как и далекие предки, жители округа дарят ему бурятский национальный костюм. Право одеть губернатора в правильного бурята было доверено заместителю губернатора Иркутской области, руководителю администрации Усть-Ордынского Бурятского округа Анатолию Дьячкову. На Игоря Есиповского надели халат, повязали кушак. Ведущий комментировал:

— В древние времена считалось, что чем длиннее кушак, тем богаче человек. Богатства Игорю Эдуардовичу отмерили — два раза опоясаться. На водружение на голову высокого гостя мохнатой шапки, как объявили — «из меха ценных пород пушных зверей», зал отреагировал смехом и овацией. Также губернатору подарили необходимые, как сейчас модно говорить, аксессуары — кисет и трубку за пазуху халата, и кинжал в кушак.

Полностью обряженный в национальный бурятский костюм, губернатор подошел к кафедре и поприветствовал собравшихся длинной фразой на чистейшем бурятском языке. Поздравив представителей всех национальностей и религий, Игорь Эдуардович подчеркнул:

— Объединение округа и области было поддержано практически всем населением. Жители обоих субъектов, а это почти миллион триста тысяч человек, сделали свой выбор в пользу нового субъекта РФ. И сегодня мы вместе отмечаем наступление Белого месяца.

Для представителей областной администрации, глав районов округа, старейшин и жителей Усть-Ордынского был устроен концерт без преувеличения культового бурятского коллектива, государственного ансамбля песни и пляски «Степные напевы». Все выступление тематически посвящено Сагаалгану, было выдержано в эстетике национального символизма. Сначала на сцене появились четыре девушки в одеждах цветов времен года. Новый год, он же Белый месяц, он же, в некоторых трактовках, Байкал — старик в бело-синих одеждах монгольского кроя и пышной ватной бородой Санта-Клауса — приветствовал юношу в костюме, символизирующем год Быка.

Музыкальная часть выступления была выдержана в том же духе многонационального и многоконфессионального празднования Сагаалгана этого года — в танцах и костюмах прослеживались не только бурято-монгольские традиции, но и индокитайские тенденции. Гвоздем программы было уникальное горловое пение, которое зрители слушали как загипнотизированные, — в нем слышались пронизывающие степные ветра и мощная ритмичная поступь конницы Чингисхана.

Чуть позднее, встретившись в узком кругу с «дедушками», как в округе называют старейшин родов, наиболее уважаемых представителей Усть-Орды, Игорь Эдуардович сказал:

— Я очень сильно рассчитываю на вас, на ветеранов. Нам очень сложно сегодня ставить какие-то серьезные задачи перед собой, когда не все слои общества включены в эту работу. Вы знаете, как много сил потратили наши враги, чтобы внести ссору в наш дом, чтобы разделить наше государство, поссорить народы, противопоставить различные конфессии. Одно могу констатировать, и я горжусь этим — что в Иркутской области им этого не удалось. И это основа нашего будущего благополучия.

Губернатор также озвучил свои надежды на возрождение прежнего уровня развития сельского хозяйства. Раньше сельское хозяйство на территории округа было настолько мощно развито, что по некоторым параметрам превосходило южные регионы. Теперь ситуация другая.

— Мы должны с вами ехать по дороге, и везде должны висеть знаки: «Осторожно, животные!». И везде на полях мы должны видеть огромное количество скота. И это все в наших силах. Но без вас, без ветеранов, поверьте, это будет очень сложно. Потому что к вам прислушиваются, вы можете сказать свое веское слово, которое может стать определяющим для поколений. По окончании протокольной части встречи пресс-служба губернатора озвучила более конкретные пожелания жителям округа: Усть-Орда должна за следующих шесть лет удвоить поголовье скота и развить инфраструктуру переработки мяса, молока и шерсти. Заветы, которые очень гармонично вырастают из самой идеи Сагаалгана — праздника белой пищи.

Комментарий

Сагаалган — буддистский Новый год?

Единственным вопросом, который не переставал нас интересовать на бурятском празднике, насыщенном буддистскими обрядами и символами, — как получилось, что общенациональным праздником народа, традиционно исповедующего шаманизм, стал буддистский Новый год. Объяснил это унгинский шаман Валерий Жербаков.

Суть же этого феномена проста — как православие совмещало свои церковные праздники с языческими, так и буддистский Новый год по лунному календарю совместили с языческим праздником белой пищи. Проще говоря, Сагаалган и буддистский Новый год — это два разных праздника.

Изначально у монголо-бурятских племен Новый год не отмечался. Вместо него кочевые племена праздновали Сагаалган, по-монгольски Саган Сар, праздник белой пищи. Причем справляли его в начале осени, в дни осеннего равноденствия. Праздник был связан с особенностями быта и циклом жизни кочевников — это было время, когда стада пригоняли с пастбищ-зимников в загоны на зимовку. В связи с этим было очень много белой пищи — молока, тарасуна. Люди в течение месяца ходили друг к другу в гости, подносили гостям белую пищу, считавшуюся священной для бурят. Так празднуют и современный Сагаалган.

Поздравляя население округа и всей Иркутской области с праздником Сагаалган, губернатор Игорь Есиповский напомнил: «В середине XVIII века императрица Елизавета Петровна издала указ о признании за бурятами права исповедовать учение Будды». Скорее всего, именно в то время буряты-шаманисты и перенесли празднование языческого Сагаалгана на дату наступления уже официально разрешенного буддистского Нового года по лунному календарю — чтобы не конфликтовать с властями.

— На самом деле у шаманов февраль пользуется плохой репутацией — это самый короткий и злой месяц. Показательно, что шаманы не проводят никаких обрядов в феврале, — прокомментировал Валерий Константинович.

Метки:
baikalpress_id:  22 726